Author Topic: Фрески хора собора Кёнигсберга  (Read 381 times)

0 Members and 1 Guest are viewing this topic.

Online Georgos Therapon

  • Blogger
  • *
  • Posts: 2264
Когда в начале тридцатых годов 19 века в соборе Кёнигсберга проводились строительные работы, Эрнст Август Хаген заметил (Ernst August Hagen. Beschreibung der Domkirche zu Königsberg. Königsberg. 1833. p. 100) на стенах хора под обнажением известковой побелки средневековые фрески и предположил, что эти фрески опоясывали все три стены хора.
Эти фрески были раскрыты Детлефсеном в ходе реставрационных работ в начале двадцатого века. Он же отметил сходство настенной живописи собора с росписями стен кирхи Арнау .Тогда же раскрытые фрески были зарисованы Августом Ольберсом акварельными красками. Эти акварели сейчас можно видеть в «Архиве визуальной информации Восточной Пруссии» по адресу https://www.bildarchiv-ostpreussen.de

В тридцатом году в Кенигсберге была опубликована работа Вальтера Зейделя, посвящённая изучению фресковой живописи хора (Walter Seydel. Mittelalterliche Wandmalereien im Chor des Domes zu Königsberg Pr. Königsberg 1930). Зейделем было доказано, что фрески хора являются иллюстрациями средневекового богословского сочинения «Зерцало человеческого спасения». Пользуясь раскрытыми Детлефсеном фрагментами разметки фрескового ансамбля, он провёл реконструкцию расположения этих иллюстраций в соборе и идентифицировал сюжеты сохранившихся фресок. В конце работы он приводит чертежи стен собора с обозначением мест расположения фресок и зарисовки самих фресок. Зейдель утверждает, что в соборе первоначально было 154  фрески, предполагая, что 24 фрески были и на западной стене хора, разобранной впоследствии при достройке трёхнефной части собора. Зейдель предполагает, что кодекс-прототип этих фресок содержал 42 главы и был сходен с мюнхенским кодексом Clm 146. Скачать работу Зейделя в формате PDF можно по ссылке https://drive.google.com/file/d/1s-YRrUPZ0mI30Qf16wVwdnxw6zph9wrs/view?usp=sharing

В 2012 году Иоанна Пиотровская опубликовала работу (Joanna Piotrowska. Zakonna redakcja Speculum humanae salvationis w Królewcu - przyczynek do zagadnienia działalności fundatorskiej Lutera z Brunszwiku. Studia Zamkowe. t. IV, Malbork 2012.), в которой она предполагает, что рукопись «Зерцала», послужившая прототипом фресок собора, содержала 34 главы и была составлена в Ордене по инициативе магистра Лютера Брауншвейгского как краткая редакция сорокадвухглавого «Зерцала».В работе также показано, что миниатюры «Зерцала» дармштадтского кодекса HS 2505 сходны с фресками хора собора.

Здесь я попробую вновь описать и уточнить расположение на стене фресок хора собора.

В августе 1944 года армада английских бомбардировщиков совершила преступный налёт на Кёнигсберг, погубив тысячи мирных жителей и разрушив бесценные исторические памятники. В ходе этой бомбардировки сгорел и собор Кёнигсберга. Однако на фотографиях, сделанных сразу после пожара, видно, что своды и штукатурка на стенах сохранились. В 45 году собор подвергся дополнительным разрушениям в ходе штурма Кёнигсберга советскими войсками. Сложно сказать, в каком состоянии оказалась фресковая живопись сразу после этих событий и была ли она уже тогда полностью погублена, но можно предположить, что часть её можно было бы спасти, если сразу после окончания войны произвести необходимые консервационные мероприятия, однако пришедшие в 45 году советские власти были озабочены больше разрушением исторических памятников, чем их консервацией и реставрацией. Поэтому собор простоял долгие годы под открытым небом, попав под власть влаги, мороза и погромщиков, растаскивавших и уничтожавших остатки его убранства. Всё это привело к гибели и фрескового ансамбля хора.

К счастью, в 43 году фюрер распорядился сделать высококачественные цветные фотографии фресок, которые сейчас хранятся в Мюнхене и доступны по адресу https://www.zi.fotothek.org Эти фотографии наряду с упомянутыми выше работой Зейделя и акварелями Ольберса служат основными источниками наших знаний о фресках собора. Многие ценные сведения можно получить, рассматривая довоенные фотографии интерьера собора, фотографии фресок кирхи Арнау и сканы манускриптов «Зерцала».


Планы хора собора, опубликованные в сети, позволяют уточнить размеры фресок и их расположение.

Самый точный и крупномасштабный из них, который удалось найти, составили Хаген и Гебсер как приложение к книге «Beschreibung der Domkirche zu Königsberg». Просмотреть и скачать скан этого плана можно по адресу https://architekturmuseum.ub.tu-berlin.de/index.php?p=79&POS=40  На плане подробно показана конструкция окон хора и приведена масштабная шкала в футах, позволяющая оценить их ширину.
Вот превьюшка этого плана.



Ещё один план можно найти в Билдиндексе (https://www.bildindex.de). На нём показана история перестроек собора, детали внутреннего устройства стен и имеется масштабная линейка, позволяющая оценить размеры хора.



Фрески хора, созданные вскоре после строительства однонефной части собора, были забелены ещё в орденские времена. Когда это случилось, сказать затруднительно, но на фотографиях видно, что обрамление статуй Богородицы и апостолов, написанное на стене, идёт поверх фресок «Зерцала». Следовательно, к моменту, когда в хоре появились эти статуи, фрески уже были забелены. Во времена Реформации в хоре появились многочисленные эпитафии, большинство из которых были сделаны из лёгких материалов и могли быть легко сняты со стен, но при устройстве эпитафий Елизаветы Бранденбург-Кюстринской и герцога Альбрехта в стенах были сделаны ниши. За эпитафией герцога Альбрехта фресок не было, но при устройстве эпитафии Елизаветы Бранденбург-Кюстринской были погублены ряд фресок. Эпитафии Радзивиллов, Валленродта, Доротеи Датской и Брисмана также были прочно прикреплены к стенам, хотя остаётся неясным, по какой технологии и что стало со штукатуркой, оказавшейся за ними.

На фотографиях видно, что фрески были расположены двумя рядами равной высоты. Вверху, между рядами и внизу тянулись три полосы-поля, в которые были вписаны  пояснительные надписи. Судя по характеру разрушения красочного слоя, эти надписи были выполнены «a secco» и сохранились плохо. Если бы фрески были живы, то можно было бы попытаться прочитать их, попробовав разглядеть частички красителя между песчинками штукатурки, но сейчас, после их гибели, на фотографиях заметны лишь не читаемые фрагменты букв. Зейделю всё же удалось прочитать некоторые фрагменты текста и установить, что эти надписи были сделаны на латыни. Можно предполагать, что они были сходны с надписями фресок кирхи Арнау. На фресках видны также многочисленные ленты-филактерии со словами, произносимыми изображёнными персонажами. На фреске «Десять заповедей» сохранились фрагменты этого теста, по которым можно с уверенностью утверждать, что эти надписи также были сделаны на латыни.

Итак, Зейдель пишет, что ряд фресок начинался на северной стене низкого хора в северо-западном углу, продолжаясь на восток. В низком хоре на северной стене были расположены фрески первых десяти глав. Каждую главу, как и в кодексах «Зерцала», иллюстрируют четыре фрески. При этом первая фреска каждой главы всегда оказывается в верхнем ряду, вторая – в нижнем ряду под первой, третья – в верхнем ряду справа от первой, четвёртая же – в нижнем ряду под третьей и справа от второй. Фон первой фрески главы выполнялся азуритом, как можно видеть на фотографиях, где заметно, что часть азурита с течением времени превратилась в малахит, придав фону зеленоватый оттенок. Фон второй и третьей фресок глав был красным, четвёртой же – вновь синим, выполненным азуритом. Таким образом, фрески с синими и красными фонами чередовались в шахматном порядке. Между первой и второй консолями свода, считая с запада на восток, располагались первые 12 фресок. Между второй и третьей консолями –  четырнадцать фресок, которые простирались на саму ширину этих консолей, поэтому ширина каждой из этих фресок оказывается не намного меньшей, чем ширина первых 12 фресок. Между третьей и четвёртой консолями также располагались 14 фресок, но они оказываются несколько уже. Зная, что длина нижнего хора собора, определённая по плану, составляет 20 метров, и что консоли делят это пространство на три равные части, несложно посчитать, что первые 26 фресок имели ширину приблизительно 1.03 м., остальные 14 фресок – 0.95 м.

От фресок этой части хора, вероятно, Детлефсену удалось раскрыть лишь фрагменты их разметки, хотя в альбоме акварелей Ольберса есть зарисовка, очень похожая на фреску «Рождество Христово», которая была расположена на северной стене низкого хора между 3 и 4 консолями.



 

Смущает только то обстоятельство, что фотографии этой фрески отсутствуют в фотоархиве фюрера. В работе Зейделя также отсутствует её описание и зарисовка.

Далее за аркой на северной стене идут фрески высокого хора. Вот фотография из фотоархива фюрера фресок высокого хора, которые были перед эпитафией Доротеи Датской.



Слева на фотографии видно северное крыло арки, разделявшей высокий и низкий хор. Видна статуя апостола, украшавшая первую консоль (см. ниже мой план расположения фресок) высокого хора. Хорошо видно, что обрамление этой статуи записано поверх фресок «Зерцала». Вверху на стене видны крепления портрета великого магистра Фридриха Саксонского, на самой арке – великого магистра Людвига фон Эрлихсхаузена, которые уже сняты и отправлены в эвакуацию. Под окном справа виден край эпитафии Доротеи Датской. В верхнем ряду слева направо идут фрески: «Вход Иисуса в Египет», «Моисей и фараон» и «Крещение Иисуса Христа». В нижнем ряду видна лишь разметка, сами фрески не сохранились.

Перед эпитафией Доротеи Датской в верхнем ряду Зейдель идентифицировал по сохранившейся фигуре Иоанна Крестителя первую фреску 12 главы «Крещение Иисуса Христа», за эпитафией в верхнем ряду по сохранившемуся фрагменту – предпоследнюю фреску 13 главы «Давид убивает Голиафа». Следовательно, стоит ожидать, что эпитафией оказались закрыты четыре фрески 12 и 13 глав, но Зейдель пишет, что по его измерениям за эпитафией имеется место лишь для двух фресок «Зерцала», подробностей же этих измерений не приводит. К счастью, сохранилась фронтальная фотография этой эпитафии, на которой видны и упомянутые идентифицированные фрески, и окно. По этой фотографии, зная ширину окна, можно вновь произвести измерения. Ширина окна в раскрытии, замеренная по чертежу, приведённому Хагеном и Гебсером, оказывается равной 2.6 м. Тогда ширина фресок в предположении, что эпитафия закрывает четыре, а не две фрески, замеренная по фотографии, оказывается равной 0.95 м., высота же – 1.06 м., что неплохо согласуется с габаритами фресок северной стены низкого хора. Ширина полей, на которых были пояснительные надписи фресок, замеренная по фотографии, оказывается равной 9 см. Из этих измерений можно сделать вывод, что за эпитафией было четыре, а не две фрески. Всего в таком случае между 1 и 2 консолями свода высокого хора оказывается 16 фресок. Можно независимо ещё раз замерить ширину этих фресок, пользуясь чертежом Хагена и Гебсера. Она оказывается также равной 0, 95 м, что ещё раз подтверждает сделанный выше вывод.

Вот фотография эпитафии Доротеи Датской с моей реконструкцией расположения фресок.



Фрески:

12a. Крещение Иисуса Христа.
12b. Медное море.
12с. Очищение Неемана.
12d. Ковчег Завета в русле Иордана.
13a. Искушение Христа.
13b. Даниил убивает Вила и дракона.
13с. Давид убивает Голиафа.
13d. Давид убивает льва и медведя.

На фотографии хорошо видно, что за фреской «Давид убивает Голиафа» в верхнем ряду следуют фрески «Тайная вечеря» и «Пасхальный агнец». Вот эта фотография.



Слева в верхнем ряду виден фрагмент фрески «Давид убивает Голиафа». В самом верху на стене видны крепления снятой и отправленной в эвакуацию эпитафии Иоганна Нимица (Ганса Нюмпша). Портрет одного из великих магистров тоже снят и отправлен в эвакуацию. На его месте виден белый участок стены. Справа виден фрагмент эпитафии Елизаветы Бранденбург-Кюстринской. В центре в верхнем ряду слева направо видны фрески «Тайная вечеря» и «Пасхальный агнец». В нижнем ряду слева направо были не сохранившиеся фрески «Моисей м манна небесная» и «Мелхиседек и Авраам».

Зейдель, считая, что прототипом для росписи стен послужил кодекс, похожий на мюнхенский кодекс Clm 146, в котором между миниатюрами, аналогичными названным фрескам, расположены ещё восемь миниатюр, относящиеся к главам о Марии Магдалине и о Пальмовом воскресении, утверждает, что художник пропустил эти миниатюры. Это утверждение сомнительно. Сложно предположить, что в кодексе-прототипе были главы с иллюстрациями, а на стене эти иллюстрации по непонятной причине отсутствовали, ведь «Зерцало задумывалось как книга для публичной проповеди, о чём анонимный его автор говорит в прологе: «Я решил составить книгу для обучения многих, из которой читатели смогут почерпнуть знания и передать их». Несомненно, что священник читал книгу, рассматривая миниатюры, а затем пересказывал её содержание по-немецки и прусски неграмотным прихожанам в соборе, показывая соответствующие фрески на стене. Допустить отсутствие на стене можно, пожалуй, лишь для иллюстраций предисловия, если такие иллюстрации были в прототипе, поскольку оно предназначалось для читателя кодекса, но не для публичной проповеди.

В северо-восточном углу высокого хора была расположена большая эпитафия Елизаветы Бранденбург-Кюстринской. При её строительстве в стене была сделана ниша, занимающая практически всё пространство между 2 и 3 консолями свода (см. мой чертёж). За эпитафией, однако, в северо-восточном углу остался небольшой, около двадцати сантиметров в ширину, участок стены с древней штукатуркой, на котором Детлефсеном были обнаружены остатки разметки фресок. Примерно такой же ширины участок с фрагментами разметки имеется и перед этой эпитафией после фрески «Пасхальный агнец». Возникает вопрос, сколько фресок оказалось в месте расположения эпитафии? Рядом, на восточной стене, находится сохранившаяся фреска «Бичевание Христа». Вот фотография этого участка стены.



Справа на восточной стене виден фрагмент эпитафии Герцога Альбрехта. Слева виден небольшой участок северной стены с фрагментом эпитафии Елизаветы Бранденбург-Кюстринской и разметкой фресок на этой стене между эпитафией и углом. В верхнем ряду слева видна фреска «Бичевание Христа», справа частично закрыта эпитафией герцога Альбрехта фреска «Жёны избивают Ламеха». В нижнем ряду видна разметка не сохранившихся фресок (слева направо): «Рабы Олоферна привязывают Ахиора к дереву» и «Бичевание Иова».

Во всех кодексах, выложенных в сети, между миниатюрой «Пасхальный агнец» и миниатюрой «Бичевание Христа» находятся миниатюры ещё трёх глав и фрески, аналогичные им, вне всякого сомнения были в Средневековье в соборе. Ширину их мы замерить не можем, но разумно считать, что она была примерно такой же, как и ширина фрески «Пасхальный агнец». В таком случае за эпитафией остается ещё свободное пространство, шириной около 2 метров, где вне всякого сомнения был разрыв пояса фресок. На месте этого разрыва мог быть вход, о котором говорится в письме епископа Самбии Иоанна о строительстве собора (Sacra Natalitia Jesu Christi. Regiomonti 1832. p. 11): « … in quo eciam pariete ad introitum chori duo locabuntur ostia, inter quae altare construeretur» (также в этой стене при входе в хор будут расположены два входа, между которыми будет сооружён алтарь). О существовании этого входа пишет и Зейдель, но он не совсем убедительно помещает за эпитафией не 12, а восемь фресок, вход тогда получается шириной около четырёх метров. Второй вход, о котором пишет епископ Иоанн, мог быть, очевидно, на юге, где пояс фресок также терпит разрыв.

Большую часть восточной стены в Средневековье занимал алтарь. По бокам алтаря были по четыре фрески 18 и 19 глав в северо-восточном и северо-западном углах соответственно. Зейдель пишет, что пространство между углами стены и алтарём таково, что фрески этих глав оказались шире фресок высокого хора северной стены на 15 см. Ширина их, таким образом, была 110 см. Когда на месте алтаря в последующие времена была сооружена эпитафия герцога Альбрехта, она со своей разметкой закрыла лишь незначительные поля на краю фресок, примыкавших к ней. Правда, в юго-восточном углу от фресок 19 главы сохранилась лишь разметка.

На южной стене высокого хора размещаются вделанные в стены эпитафии Радзивиллов и Анны Марии Брауншвейгской, но на оставшихся участках стен сохранилась разметка фресок, по которой Зейдель реконструировал их расположение и выяснил, что их ряд имел здесь довольно значительный разрыв, связанный с конструктивными особенностями стены. Измерить ширину фресок в этом месте не удаётся, ибо нет ни одной фотографии, подходящей для этого, и можно лишь предположить, что она была такой же, как ширина фресок северной стены высокого хора. Если в таком случае замерить по чертежу ширину этого разрыва, она оказывается равной 7,4 м. В этом месте мог быть второй вход в собор, о котором я писал выше. Сейчас за эпитафией Радзивиллам в стене видна арочная ниша, под которой до пожара было надгробие магистра Лютера. Ширина разрыва пояса фресок в 7,5 метров слишком велика, чтобы в нём размещался лишь вход. Что ещё было  в Средневековье в этом месте стены, что препятствовало размещению фресок, сказать затруднительно. Вот послевоенная фотография, где видна арочная ниша и остовы эпитафий Радзивиллов и Анны Марии Брауншвейгской.



Фрески южной стены низкого хора известны лучше всего. 23 фрески здесь сохранились в рисунках и фотографиях и могут быть идентифицированы. Из них 20 фресок хорошо видны на фотографиях фотоархива фюрера, ещё три фрески: «Положение во Гроб», «Братья опускают Иосифа в колодезь» и «Антипатр и Юлий Цезарь», - идентифицируются лишь по акварелям Ольберса. Расположение всех фресок до эпитафии Валленродта уверенно определяется по разметке. Между 3 и 4 консолями (см. чертёж) низкого хора было 16 фресок, столько же фресок было и между 2 и 3 консолями. При этом последняя фреска каждой из групп захватывает ширину самих консолей.  Учитывая это, и зная, что консоли делят стену нижнего хора на три равные части, а также то, что длина этой стены равна 20 метрам, нетрудно посчитать, что ширина фресок равна примерно 85 см. Между 1 и 2 консолями  находится большая эпитафия Валленродта, которая затрудняет исследование фресок в этом месте, скрывая большую их часть. Интересна фреска, которая следует за фреской «Умножение елея», находясь в нижнем ряду. Примерно две трети её заслоняет эпитафия, оставшаяся же треть была зарисована Ольберсом.



На его зарисовке виден обнажённый мужчина, который есть не кто иной, как Антипатр, показывающий Юлию Цезарю шрамы от своих ран. В верхнем ряду над этой фреской однозначно была фреска «Христос показывает Отцу Свои раны». В кодексе Clm 146 между миниатюрой, аналогичной этой, и миниатюрой «Умножение елея» вставлены ещё шестнадцать миниатюр, относящиеся к четырём главам о Деве Марии. Таким образом, не может быть никакого сомнения в том, что в хоре порядок следования фресок повторяет порядок следования миниатюр кодексов, содержащих 34 главы «Зерцала», но не порядок следования миниатюр кодекса Clm 146.

На фотографиях видно, что фрески 32 главы, расположенные к западу от второй консоли свода низкого хора (см. мой план расположения фресок) перед эпитафией Валленродта, имеют примерно такую же ширину, как и фрески 31 главы, стоящие восточнее этой консоли. Такую же ширину имеют ещё две фрески, расположенные в самом юго-западном углу за эпитафией. На плане Зейделя эпитафией оказываются полностью или частично скрыты шесть фресок. Зная ширину стены между консолями, нетрудно посчитать, что ширина этих фресок в таком случае оказывается равной 1,3 м., что более чем в полтора раза больше, чем ширина соседних фресок, чего не может быть. Тогда остаются два варианта: либо за эпитафией был разрыв пояса фресок, либо этих фресок было больше, чем шесть. Более вероятным я считаю второй вариант, ибо на планах не видно никаких заложенных проходов или следов перестроек, и предполагаю, что за эпитафией было десять, а не шесть фресок. Тогда их ширина будет примерно такой же, как и у остальных фресок низкого хора. Вот фотография эпитафии Валленродта с моей реконструкцией расположения фресок за ней.



По этой же фотографии можно замерить высоту фресок, которая оказывается равной примерно 96 см.

Поскольку, как это показано выше, эпитафией оказались скрыты фрески, соответствующие миниатюрам 33 главы 34-главых кодексов и порядок следования остальных фресок собора полностью соответствует порядку следования этих миниатюр, логично предположить, что следующие 4 фрески, скрытые эпитафией, принадлежали 34 главе. Тогда в углу остаются ещё неизвестные 4 фрески. Попробуем разобраться, что это были за фрески. В сети выложен интересный кодекс, хранящийся в Копенгагене, в Королевской библиотеке, и обозначенный как GKS 79 folio. Кодекс отсканирован и доступен для чтения по адресу http://www.kb.dk/manus/vmanus/2011/dec/ha/object84961/en/#kbOSD-0=page:35  На 14v – 82r листах он содержит 34 главы «Зерцала», переведённые на немецкий язык. Каждая из глав иллюстрирована четырьмя миниатюрами. При этом порядок следования этих миниатюр полностью совпадает с порядком следования как сохранившихся фресок собора, так и фресок нефа кирхи Арнау. На 82v – 99r листах он содержит ещё восемь глав «Зерцала», которые композиционно оформлены особой заставкой как отдельная часть и записаны на латыни. Эти главы были дописаны к тексту кодекса позднее (см. моё описание фресок алтарной части кирхи Арнау). Логично считать, что оставшиеся 4 фрески были аналогичны миниатюрам 35 главы этой части кодекса, фрески же, аналогичные оставшимся миниатюрам семи глав этой части кодекса, были расположены на разобранной в последующие времена западной стене.

Теперь стоит поговорить о кодексе, послужившем прототипом для росписей хора собора. Очевидно, что порядок следования первых 34 глав в нём совпадал с 34-главыми кодексами «Зерцала». Из таких кодексов сохранились практически в полном составе на латыни кёльнский кодекс Best. 7020 (W (asterisk)) 105 и дармштадтский Hs 2505; во фрагментах – лондонский кодекс Add MS 32245. Последний не опубликован полностью в сети, но выложены лишь его миниатюры. В каталоге он, однако, обозначен как 34-главый. Его миниатюры имеют большое сходство с миниатюрами первых двух кодексов, которые, как я уже писал в этом блоге, в теме «Общее описание фресок кирхи Арнау», происходят из ордена Марианов. Из переводов на новые языки имеются опубликованные в сети 34-главые берлинский кодекс Ms. germ. fol. 245 и  вольфенбюттельский Cod. Guelf. 81.15 Aug. fol. Последний также связан с орденом Марианов, что можно заметить, рассматривая миниатюру «Башня Давида», на которой изображены щиты с гербами этого ордена. При этом стоит отметить ещё один момент. Из расположения фресок на стене видно, что миниатюра «Пасхальный агнец» была третьей в 14 главе кодекса-прототипа, что соответствует порядку следования миниатюр берлинского и вольфенбюттельского кодексов, между тем как в кёльнском и дармштадтском кодексах аналогичная миниатюра сразу следует за миниатюрой «Тайная вечеря», занимая в 14 главе второе место. Можно также заметить, что порядок следования остальных миниатюр берлинского и вольфенбюттельского кодексов в точности соответствует порядку следования фресок кирхи Арнау, тогда как у кёльнского и дармштадтского кодексов имеются аналогичные отличия ещё и в 23 главе.

Ближе всех в отношении порядка следования глав и миниатюр «Зерцала» стоит к фресками собора редчайший копенгагенский кодекс GKS 79 folio, принадлежащий без всякого сомнения к той же существовавшей когда-то группе кодексов, что и прототип этих фресок, хотя композиционно миниатюры кёльнского и дармштадтского кодексов больше похожи на фрески собора. Есть у этого кодекса и ещё одна особенность, сближающая его с кодексом-прототипом фресок Арнау и, возможно, собора. На фреске Арнау «Четыре преисподни» один из персонажей чистилища произносит некую фразу, нечитаемые фрагменты которой сохранились на его филактерии. В копенгагенском кодексе на соответствующей миниатюре один из персонажей лимба также произносит фразу, записанную на филактерии: «Advenisti desiderabilis, quem exspectabamus in tenebris» (пришёл, Долгожданный, Кого мы ожидали во мраке). Вероятно, эта же фраза была записана и на соответствующей фреске собора. Миниатюр из других кодексов с такой особенностью найти не удаётся.

Остаётся неясным вопрос о том, на каком языке был записан кодекс-прототип фресок. Тот факт, что пояснительные надписи фресок и кодекса-прототипа были на латыни, не исключает полностью возможности того, что сам текст глав в кодексе мог быть записан на немецком или даже прусском языке, пример чему даёт копенгагенский кодекс, текст глав которого записан на немецком языке, а пояснительные надписи миниатюр – на латыни. Известно также, что в Ордене писались книги и на новых языках, ибо Николай Ерошин, ссылаясь на Виганда Марбургского, пишет, что Лютер Брауншвейгский написал ряд книг на народном языке (Vulgares libros composuerat.).

Как я уже писал в этом блоге, в теме «Общее описание фресок кирхи Арнау», неф кирхи расписывался во время, когда у художника был кодекс, содержавший лишь 34 главы «Зерцала», алтарная же часть, содержавшая фрески ещё восьми глав, была расписана позднее. В соборе, как видим, разметка фресок сделана изначально с учётом этих последних восьми глав, из чего можно сделать вывод, что фрески нефа кирхи Арнау древнее фресок собора.

Приведу здесь ещё мой план расположения фресок и их панорамы, составленные из фотографий фотоархива фюрера. Основой для плана послужили план хора, опубликованный Хагеном и Гебсером, и план расположения фресок, составленный Зейделем (см. выше). Синим цветом я подсветил фрески, добавленные мною к фрескам плана Зейделя по результатам измерений, красным – добавленные в предположении, что все без исключения фрески, иллюстрирующие главы, были в соборе. Жёлтым цветом обозначены фрески, идентифицируемые по фотографиям и рисункам. Жёлтыми звёздочками обозначены участки сохранившейся средневековой разметки. Расположение фресок за эпитафией Елизаветы Бранденбург-Кюстринской, показанное на плане, является условным, так как точное месторасположение разрыва пояса фресок я не знаю. Размер плана оказался достаточно большим (9 Мб), но если его сжимать, будут теряться важные детали. Картинка увеличивается по клику.





Панорама фресок южной стены низкого хора. Видны фрески 24 – 27 глав. В центре вверху видно подножие статуи, стоявшей под 3 консолью (см. мой чертёж). Ниже видна эпитафия Брисмана. Все остальные эпитафии сняты со стены и направлены в эвакуацию. Видны лишь их крепления, заделанные в стену.

Фрески, видимые на панораме:

24d Скорбящая Ноеминь.
25b Давид хоронит Авенира.
25d Иону бросают в море.
26b Три отрока с ангелом в печи.
26с Даниил в загоне для львов.
26d Страус освобождает птенца.
27a Христос побеждает дьявола.
27b Ванея побеждает льва.
27c Самсон побеждает льва.
27d Аод убивает Еглона. (Фигура Аода скрыта эпитафией Брисмана. Видна лишь фигура Еглона)
28a Мария побеждает дьявола.
28b Иудифь убивает Олоферна.

Эта же панораму в высоком разрешении можно скачать по ссылке https://drive.google.com/file/d/1DcrOChCRPlY3xkXfMkika1Z-CaSEHXYE/view?usp=sharing



Ещё одна панорама фресок южной стены низкого хора. Видна статуя Богородицы, которая была под 2 консолью (см. план расположения фресок) и фрески 31 и 32 глав. На панораме хорошо видно, что обрамление статуи идёт поверх фресок «Зерцала».

Фрески, видимые на панораме:

31a Вознесение Христово.
31b Небесная лестница.
31c Иисус спасает заблудшую овцу.
31d Вознесение пророка Илии.
32a Сошествие Святого Духа.
32b Вавилонское столпотворение.
32c Десять заповедей.
32d Умножение елея.

Эту же панораму в высоком разрешении можно скачать по ссылке:
https://drive.google.com/file/d/1dUNWzo-QzpuqfxPFA4i6Rqp8T5gDicfi/view?usp=sharing

Вероятно, в фотоархиве фюрера были утрачены фотографии фресок «Положение во Гроб» и «Братья опускают Иосифа в колодезь», поэтому стоит привести здесь акварель Ольберса, где изображены эти фрески.



Слева фреска «Положение во Гроб», справа – «Братья опускают Иосифа в колодезь».

Сюжеты фресок собора первых тридцати четырёх глав совпадают с соответствующими сюжетами фресок кирхи Арнау и о них здесь не стоит говорить, чтобы не повторяться. О сюжетах фресок 35 – 42 глав можно получить представление, глядя на миниатюры копенгагенского кодекса GKS 79 folio и читая текст этих глав. Поэтому приведу здесь эти миниатюры вместе с латинским текстом и его переводом.



Миниатюра «Муки грешников в аду».

Надпись внизу: Pene dampnatorum in inferno.

Надпись на филактерии: In inferno nulla est redempcio sed tribulacio continua et afflictio (в преисподней нет прощения, но вечные терзание и мучение)



Миниатюра «Казнь горожан Раввы».

Надпись внизу: Sic puniuit dauid ciues urbis rabath. ij. regum. xij. Cap. et i. paralipo. xix. Cap.
(так наказал Давид горожан города Раввы. 2Цар. 12; 1Пар. 19)

Надпись на филактерии: populus rabath (народ Раввы)



Миниатюра «Гедеон наказывает горожан Соккофа».

Надпись внизу: Gedeon decerpsit derisores suos tribulis et spinis. Judic. viij. Cap. (Гедеон растерзал своих насмешников трибулами и шипами. Суд. 8)

Надпись на филактерии: Viri sothot (мужи Соккофа)



Миниатюра «Фараон с войском тонет в море»

Надпись внизу: pharao cum exercitu suo submergitur in mari rubro. exodi xiiij. cap.
(фараон со своим войском был потоплен в Красном море. Исх. 14)


Надписи на филактериях: pharao et egipti (фараон и египтяне)
Moyses cum filius (corr. filijs) israhel (Моисей с сыновьями Израиля)
fugiamus israhelem dominus enim pro eis pugnat contra nos (бежим же от народа Израиля, ибо Господь сражается за них против нас)

Quote

Capitulum 35 (41)1

In precedenti capitulo audiuimus de extrema examinatione
consequenter audiamus de bonorum et malorum remuneratione.
Deus noster clementissimus est in collatione beneficiorum,
sed in futuro iustissimus erit in retributione stipendiorum.
Quia igitur homo meruit vel demeruit anima simul et corpore
ideo in futuro punietur vel remunerabitur simul in utroque.
Corpora enim animabus suis reunientur
et simul remunerabuntur vel simul punientur.
Corpora vero bonorum resurgent pulchra et impassibilia
sed corpora malorum resurgent deformia et passibilia.
Cum tanta deformitate corpus dampnati resurget
Quod propriam manum vel pedem videre abhorrebit.
Quanto fuerunt crimina abhominabiliora
tanto erunt eorum corpora deformiora.
Et quanto fuerunt merita iustorum plura et maiora
tanto erunt corpora eorum pulchriora et clariora.
Corpus minimi pueri, qui in coelo fuerit
Septempliciter clarius sole erit.
Si alius fuerit in decuplo eo sanctior
tunc quo ad corpus erit in decuplo illo clarior.
Et si alius centies eo sanctior fuerit
illius corpus centies eo clarius erit.
Et si alius fuerit millesies sanctior
eius corporis claritas erit millesies maior.
Et sicut christus infinicies est omnibus sanctis sanctior
ita est infinities omnibus sanctis corporaliter clarior.
Corpora Sanctorum in futura vita glorificabuntur
et quatuor docibus a domino dotabuntur.
Prima dos est claritas secunda impassibilitas
tercia subtilitas quarta agilitas.
Hec quatuor dotes jam pretaxate
fuerunt olim in corpore christi quodammodo prefigurate.
Claritatem ostendit in sua transfiguratione
quando facies ejus resplenduit clarior sole.
Subtilitatem ostendit in sua nativitate
quando natus fuit de matre salva uirginali integritate.
Agilitatem eciam in corpore demonstrauit
quando super undas maris siccis pedibus ambulauit.
Impassibilitatem in cena quodammodo ostendit
quando corpus suum discipulis manducandum dedit.
Anime eciam beatorum dotabuntur triplici dote
videlicet cognitione dilectione et comprehensione.
Animae et corpora malorum non dotabuntur
sed sine intermissione eternaliter cruciabuntur.
Sicut enim peccauerunt contra deum suum eternum
ita punientur a deo in inferno in sempiternum.
Dampnati nunquam habebunt de peccatis suis veram penitenciam
et ideo deus nunquam mutabit punicionis illius sentenciam.
Tam magna et tam inenerrabilis est pena inferni
quod nulla pena hujus mundi potest ei comparari.
Omnia tormenta que martiribus sunt illata
quasi nichil sunt penis infernalibus comparata.
Isaias fuit serratus, jeremias lapidatus,
amos per timpora transfixus ezechiel excerebratus,
Paulus ter virgis caesus semel lapidatus
quinquies quadragenas una minus accipiens decollatus.
Sanctus martir jacobus qui dicitur intercisus
membratim fuit cultris et nouaculis divisus,
Bartolomeus fuit excoriatus, petrus apostolus crucifixus
laurencius assatus Petrus martir gladio confixus.
Et si possent hoc modo singula tormenta martirum enarrari
tamen omnia non possent minime poene inferni comparari.
Omnia ista tormenta sunt transitoria et breuia
sed tormenta dampnatorum sunt infinita et perpetua.
Uruntur enim igne qui nunquam extinguetur
et roduntur verme qui nunquam morietur.
Vermis iste non est putandus materialis
quia ibi non erit vita alicuius animalis.
Vermis ergo est remorsus consciencie,
qui mordebit animas dampnatorum sine fine.
Ibi erit adspectus demonum terribilis
frigus et stridor dencium fames et sitis
Clamor et horror timor et tremor
vincula et carcer sulphur et fetor,
Invidia et maledictio fumus et tenebre
pudor et confusio lamentacio et lacrime,
Desperacio liberacionis et omnis consolacionis
nulla intermissio continue punicionis.
Vindicta Dei contra dampnatos iam narrata
fuit olim in dauid et urbe Rabath figurata.
Populos huius vrbis dauid horribiliter puniuit
quosdam serrauit quosdam cultris membratim diuisit
Super quosdam fecit carpenta ferrata transire
quosdam per traheas discerpens fecit interire.
Istud eciam figuratum est in viris sochot et gedeone
in quibus se ferociter vindicauit pro sua derisione.
Populus urbis sochot quadam vice gedeonem deridebat
et ipse non statim se vindicans ad tempus differebat.
Post hoc rediens derisores suos horribiliter puniuit
nam tribulis et spinis ipsos discerpsit et contriuit.
Sic christus suis derisoribus id est peccatoribus faciet
nam modo non statim se vindicat sed in posterum eos puniet.
Dicit enim sapiens quod parata sunt tormenta derisoribus
Et mallei percucientes stultorum corporibus.
Istud eciam prefigurauerunt egyptij et pharao
quos dominus conclusit simul in mari rubro.
Sic dampnati cum demonibus et lucifero
ad ultimum omnes simul concludentur in inferno.
O bone Jesu propter tuam amarissimam passionem
longe fac a nobis illam miserabilem conclusionem. Amen

Quote

Глава 35 (41)

В предыдущей главе мы узнали о Страшном суде,
Теперь же давайте узнаем о воздаянии за добро и за зло.
Наш Бог – щедрейший податель благ,
Но в будущем Он явит Себя справедливейшим в воздаянии по заслугам.
Насколько человек телом и душой достоин или не достоин,
Настолько в будущем он будет наказан или одарен в том и другом.
Ибо тела вновь соединятся с душами
И будут либо вместе одарены, либо вместе наказаны.
Тела праведников воскреснут прекрасными и не знающими страдания,
Но тела грешников воскреснут уродливыми и больными
Тело осуждённого воскреснет настолько уродливым,
Что ему будет страшно взглянуть на собственную руку или ногу.
Насколько грехи окажутся тяжелее,
Настолько и тела их окажутся уродливее.
Насколько заслуги праведников будут многочисленнее и больше,
Настолько и их тела будут ярче и прекраснее.
Тело самого малого младенца, который окажется на небе,
Будет семикратно ярче солнца.
Если кто другой будет в десять раз более свят, чем он,
И тело его будет в десять раз ярче.
И если кто другой окажется во сто крат более свят, чем он,
Его тело окажется во сто крат ярче.
Если же кто другой окажется в тысячу раз более свят,
Яркость его тела будет в тысячу раз больше.
И как Христос в бесконечное число раз более свят, чем другие святые,
Так телесно Он в бесконечное число раз более ярок, чем другие святые.
Тела святых в будущей жизни будут возвеличены
И будут одарены Господом четырьмя дарами.
Первым даром будет их яркость, вторым – безболезненность,
Третьим – изящество, четвёртым – святость.
Эти четыре названных дара
Были ранее неким образом показаны в Теле Христовом.
Яркость Он показал в Своём Преображении,
Когда Лик Его засиял ярче солнца.
Изящество Он показал в Своём Рождестве,
Когда был рождён Матерью, оставшейся непорочной Девой.
Святость Своего Тела Он показал,
Когда ходил по водам моря, не замочив ног.
Безболезненность показал неким образом на трапезе,
Когда подал ученикам Своё Тело для вкушения.
Также души блаженных будут одарены тройным даром,
А именно даром познания, любви и понимания.
Души же и тела порочных одарены не будут,
Но вечно и непрестанно будут подвергаться мучениям,
Ибо как согрешили против своего вечного Бога,
Так и будут вечно в преисподней терпеть наказание от Бога.
У осуждённых никогда не будет искреннего раскаяния в своих грехах
И поэтому Бог никогда не изменит решение об их наказании.
Наказание преисподней столь велико и столь несказанно,
Что ни одно наказание этого мира не может сравниться с ним.
Все муки, которые были причинены мученикам,
– Почти ничто по сравнению с наказаниями преисподней.
Исайя был распилен деревянной пилой, Иеремия – забит камнями,
Амос пронзён в висок, у Иезекииля размозжена голова,
Павел был трижды бит прутами, единожды бит камнями,
Пять раз приняв по сорок ударов без одного2, был обезглавлен.
Святой мученик Иаков, прозванный Рассечённым,
Был разрезан на части ножами и бритвами.
С Варфоломея содрали кожу, апостол Пётр был распят,
Лаврентий зажарен, мученик Пётр пронзён мечом.
И если таким образом можно рассказать о пытках мучеников,
Все они не могут сравниться с самым малым наказанием преисподней.
Все эти мучения преходящи и кратки,
Но мучения осуждённых неисчислимы и непрестанны.
Ибо жжёт их огонь, который никогда не погаснет,
И точит червь, который никогда не умрёт.
Не стоит думать, что червь этот материален,
Ибо там не будет жизни какого-либо животного.
Поэтому червь этот – угрызения совести,
Которые будут кусать без конца души осуждённых.
Будет там ужасное созерцание демонов,
Холод и скрежетание зубами, голод и жажда,
Крики и оцепенение, страх и дрожание,
Кандалы и застенок, сера и зловоние,
Ненависть и проклятия, дым и мрак,
Стыд и смятение, причитания и слёзы,
Потеря надежды на освобождение и какое-либо утешение,
Отсутствие перерыва в непрестанном наказании.
Месть Бога осуждённым, о которой рассказано,
Была ранее показана через Давида и город Равву3.
Давид ужасно наказал людей этого города:
Некоторых распилил, некоторых разрезал на части ножами,
По некоторым велел проехать на колесницах с коваными колёсами,
Некоторых умертвил, раздробив их молотилками.
Это же было показано через город Соккоф и Гедеона4,
Горожан которого тот жестоко покарал за то, что насмеялись над ним.
Однажды народ города Соккоф насмеялся над Гедеоном,
Он же не сразу покарал их, но отложил месть на время.
Вернувшись в последующем, ужасным образом наказал насмешников,
Ибо растерзал их и рассеял трибулами и шипами.
То же сделает и Христос со Своими насмешниками, то есть с грешниками,
Но не сразу покарает их, а накажет в будущем,
Ибо говорит мудрец, что уготованы муки насмешникам
И молоты, бьющие тела глупых5.
Это же ранее показали египтяне и фараон,
Которых всех Господь вверг в Красное море.
Так и осуждённые вместе с демонами и люцифером
Будут под конец заключены в преисподней.
О добрый Иисусе! Ради Твоего тяжелейшего страдания
Сделай так, чтобы было от нас далеко это скорбное заключение. Аминь.

Примечания.

1. В скобках дана нумерация глав по изданию Лутца и Пердризета.
2. 2Кор. 11:24.
3. 2Цар. 12.
4. Суд. 8.
5. Притч. 19:29.



Миниатюра «Царство Небесное».

Надпись внизу: Regnum celorum leticia sempiterna super capita eorum (Царство Небесное. Вечное ликование над их главами)

Надписи на филактериях: leticia sempiterna super capita eorum (вечное ликование над их главами)



Миниатюра «Царство Соломона»

Надпись внизу: . Regnum salomonis. iij. reg. x. cap. et secundi paralip. ix. cap. (царство Соломона. 3Цар. 10.; 2Пар. 9)

Надписи на филактериях: maior est gloria tua quam rumor quem audiui et non credebam narrantibus mihi (твоя слава больше, чем молва о ней, которую я слышала и не верила говорящим мне)
regina saba (царица Савская)
rex salomon (царь Соломон)



Миниатюра «Пир царя Артаксеркса».

Надпись внизу: conuiuium regis assueri. hester primo cap. (пир царя Артаксеркса. Есф. 1)

Надпись на филактерии: letamini in domino (радуйтесь в Господе)



Миниатюра «Пир сыновей Иова».

Надпись внизу: conuiuium filiorum iob. iob primo cap. (пир сыновей Иова. Иов. 1)

Надпись на филактерии: letamini in domino (радуйтесь в Господе)

Quote

Capitulum 36 (42)

In precedenti capitulo audiuimus de pena dampnatorum
consequenter audiamus de gaudijs beatorum.
Gaudia beatorum tam multa sunt quod nequeunt numerari
tam immensa et tam magna quod nequeunt mensurari,
Tam ineffabilia sunt quod nequeunt enarrari
tam durabilia sunt quod nequeunt terminari.
Gaudia que Deus diligentibus se preparauit
oculus non vidit nec auris audiuit nec cor cogitauit.
Ibi est omnis pulchritudo et amenitas visui
ibi est omnis armonia et melodia resonans auditui,
Ibi est omne delectamentum sufficiens olfactui
ibi est omnis suauitas delicias prebens tactui,
Ibi est omnis dulcedo influens gustui
ibi est perfectissimum vinculum amoris mutui,
Ibi cognoscimus dei patris potenciam
ibi filij sapienciam et spiritus sancti benignissimam clemenciam,
Ibi erit omnium bonorum continua affluencia
ibi erit omnium malorum omnimoda absencia,
Ibi erit requies eterna sine labore
ibi erit pax et securitas sine terrore,
Ibi demonum nulle erunt insidie neque impugnacio
ibi neque mundi neque carnis erit temptacio,
Ibi erit sapiencia et sciencia sine ignorancia
ibi erit amicicia et caritas sine inuidia,
Ibi erit sanitas perpetua sine egritudine
ibi erit fortitudo stabilis sine lassitudine,
Ibi erit lux perpetua et claritas sine nubilo
ibi erit leticia sempiterna iugiter in jubilo,
Ibi erit pulchritudo et decor sine deformitate
ibi erit agilitas et velocitas sine tarditate,
Ibi erunt diuicie et potencia cum effectu
ibi erit gloria et honorificencia sine defectu,
Ibi est flos iuventutis qui nunquam marcescit
ibi vita semper virens in eternum terminum nescit,
Ibi longeuitas mathusale vix punctus videretur
ibi fortitudo sampsonis paralisis reputaretur,
Ibi velocitas Azahelis esset morosa tarditas
ibi sanitas caseph esset mortalis infirmitas,
Ibi deformitas videretur pulchritudo Absolonis
ibi stulticia reputaretur sapiencia Salomonis,
Ibi consilium ietro et achitofel esset fatuitas
ibi sciencia aristotilis et philosophorum esset rusticitas,
Ibi artifices optimi yram tubalcayn et noema
bezelel et oliab arguerentur de impericia,
Ibi cithara dauid et musica iubal esset absurditas
ibi manna et vinum factum in chana esset acerbitas,
Ibi paradisus ade et terra promissionis esset desertum
ibi delicie ecclesiastes et tocius seculi essent absinthium,
Ibi omnis syonorum mundanus contumelia putaretur
ibi thesauri cresi et artixerxi paupertas judicaretur,
Ibi eris o homo dicior et potencior cesare augusto
cyro nabugodonosor baltasar et alexandro,
Ibi eris forcior sampsone sangar et abysay
david semmaa banaya et sobocay,
Ibi eris pulchrior absalone joseph et moyse
judith susanna rebecca sara et rachele,
Ibi eris longeuior enoch helia et mathusale
et velocior azachele crisi hercule et sole,
Ibi eris sapiencior salomone et augustino
gregorio iheronimo ambrosio et thoma de aquino,
Ibi clarius contemplaberis dominum quam petrus johannes et iacobus
ezechiel moyses ysaias et stephanus.
Figura huius eterne glorie potest gloria salomonis esse
quia nullum legimus in tanta gloria vixisse,
Nullum inuenimus in tantum fructum delicijs
nullum legimus in tantum habundasse divicijs.
Regina Saba audita eius fama iherusalem perrexit
et visa eius incredibili gloria pre stupore dixit
Maior est gloria tua quam rumor quem audiui
et probaui quod media pars non est nunciata michi.
Ita fatebitur anima cum ad celestem gloriam peruenerit
quod media pars immo millesima sibi narrata non sit.
Uniuersa terra desiderabat videre faciem salomonis
et hoc videtur prefigurasse faciem saluatoris.
Omnis enim iucunditas et omne gaudium celi
consistit in aspectu illius iucundissime faciei.
Melius esset anime in inferno esse et eam videre
quam in celo et eius melliflua visione carere.
Anima existens in inferno nullam sentiret penam
si videret illam faciem delectabilem et amenam.
Figura secunda huius glorie potest conuiuium assueri esse
quia nullum legimus tam solempne conuiuium habuisse.
Ad hoc conuiuium non solum magnates vocabantur
sed et omnis populus tam viri quam femine inuitabantur.
Sic deus fecit grande conuiuium et omnes vocauit ad se
transite inquit ad me omnes qui concupiscitis me.
Conuiuium assueri centum octoginta diebus durauit
et istud perpetuo durabit quod christus nobis preparauit.
Tercia figura potest accipi in conuivijs filiorum job
quia nullum legimus tam continua conuiuia fecisse et tot.
Septem erant filij et singuli suo die conuiuium parabant
et vocantes tres sorores suas cotidie conuiuabant.
Per ista conuiuia intelligamus celestem iucunditatem
per circuitum septem dierum perpetuam eternitatem.
Septem filij possunt dici sancti septem etatum
tres filie angelice virtutes trium ierarchiarum.
Omnes habent sine intermissione sua conuiuia
omnes erunt semper in eterna leticia.
O bone ihesu propter tuam benignissimam bonitatem
perduc nos ad illam perpetuam jocunditatem. Amen.


Quote

Глава 36 (42)

В предыдущей главе мы узнали о наказании осуждённых.
Теперь же давайте узнаем о радостях блаженных.
Радости блаженных столь многочисленны, что не могут быть подсчитаны,
Столь велики и огромны, что не могут быть измерены,
Столь несказанны, что не могут быть описаны,
Столь постоянны, что не могут быть окончены.
Радости, которые Бог уготовал любящим Его,
Не зрит око, не слышит ухо и не чувствует сердце.
В них вся красота и прелесть видимого,
Вся гармония и поющая мелодия слышимого,
Всё возможное наслаждение обоняемого,
Вся прелесть, доставляющая усладу, осязаемого,
Вся сладость, доступная вкусу,
Все совершеннейшие узы взаимной любви.
В них мы познаём всевластие Бога Отца,
Мудрость Сына и благожелательную кротость Святого Духа.
Будет там непрестанное изобилие всех благ,
Полное отсутствие всяких невзгод,
Вечный покой без трудов,
Мир и безопасность без страха.
Там не будет никаких козней и нападения демонов,
Никакого ни плотского, ни мирского искушения.
Будет там мудрость и знание без невежества,
Дружба и привязанность без ненависти,
Непрестанное здравие без болезни,
Постоянная бодрость без усталости,
Бесконечный свет и ясность без тумана,
Вечное ликование на постоянных торжествах,
Изящество и красота без уродства,
Лёгкость и быстрота без медлительности.
Будут там действенные богатство и сила,
Совершенные слава и почет,
Цвет юности, который никогда не увянет,
Жизнь, вечно молодая и никогда не прекращающаяся.
Там долголетие Мафусала1 едва покажется мигом,
Там сила Самсона будет считаться параличом,
Там быстрота2 Асаила будет неповоротливой медлительностью,
Здравие3 Халева будет смертельной болезнью,
Там красота Авессалома покажется уродством,
Мудрость Соломона будет считаться слабоумием,
Советы Иофора4 и Ахитофела5 будут глупостью,
Учёность Аристотеля и философов будет деревенской простотой,
Там лучшие мастера: Хирам6, Тувалкаин7 и Ноема8,
Веселеил9 и Аголиав, – будут попрекаемы в неумении,
Там кифара Давида и музыка Иувала покажутся какофонией
Манна и вино, сделанное в Кане10 покажутся горечью,
Рай Адама и Земля Обетованная покажутся пустынями,
Наслаждения церковные и всего мира покажутся полынью,
Все сионские славословия покажутся бранью (Строка не совсем понятна),
Сокровища Крёза и Артаксеркса будут считаться бедностью.
Там ты будешь, о человек, богаче и могущественней цезаря Августа,
Кира, Навуходоносора, Валтасара и Александра,
Там будешь отважнее Самсона, Самегара и Авессы,
Давида, Шаммы11, Ванеи и Совохая.
Там будешь красивее Авессалома12, Иосифа13 и Моисея14,
Иудифи15, Сусанны16, Ревекки17, Сарры18 и Рахили19.
Там будешь долговечнее Еноха20, Илии и Мафусала,
Быстрее Асаила, Криза, Геркулеса и солнца,
Мудрее Соломона и Августина,
Григория, Иеронима, Амвросия и Фомы Аквинского.
Там ты яснее узришь Господа, чем Пётр, Иоанн и Иаков,
Иезекииль, Моисей, Исайя и Стефан.
Образом этой вечной славы может быть слава Соломона,
Ибо не было, как читаем, никого, кто бы жил в такой славе,
Не знаем никого, кто бы пользовался столькими наслаждениями,
Никого, кто бы изобиловал столькими богатствами.
Царица Савская21, услышав слух о нём, отправилась в Иерусалим.
Увидев же его невероятную славу, сказала изумляясь:
«Слава твоя больше, чем молва о ней, которую я слышала,
И убедилась я, что и половина не была рассказана мне».
И душа, когда придёт к небесной славе, сознается в том,
Что не только половина, но и тысячная часть её не была поведана ей.
Вся земля желала увидеть лик Соломона,
Который, как представляется, образно показывал Лик Спасителя,
Ибо всё очарование и вся радость неба
Состоят в лицезрении этого прекраснейшего Лика.
Душе было бы лучше быть в преисподней и видеть Его,
Чем быть на небе и быть лишённой Его медоточивого лицезрения.
Душа, находясь в преисподней, не чувствовала бы никакой муки,
Если бы она видела этот пресладостный и отрадный Лик.
Вторым образом этой славы может быть пир Артаксеркса22,
Ибо, как читаем, не было ни у кого столь торжественного пира.
На этот пир приглашались не только знатные люди,
Но приглашался весь народ: как мужчины, так и женщины.
Так и Бог устроил большой пир и пригласил всех к Себе.
«Переходите к Мне, – говорит, – все, жаждущие Меня».
Пир Артаксеркса продолжался сто восемьдесят дней.
Пир же, который приготовил нам Христос, будет длиться непрестанно.
Как третий образ можно принять пиры сыновей Иова23,
Ибо никто, как читаем, не делал стольких и столь продолжительных пиров.
Сыновей было семь и каждый из них готовил пир в свой день.
Приглашая своих трёх сестёр, они каждодневно пировали.
Под этими пирами понимаем небесную отраду,
Под семидневным сроком – вечную бесконечность.
Семь сыновей могут означать святых семи эпох,
Три сестры – ангельские добродетели трёх иерархий.
Все они имеют непрестанные пиры
И все всегда будут в вечном ликовании.
О добрый Иисусе! Твоей благожелательнейшей добротой
Приведи нас к этому вечному ликованию. Аминь.


Примечания к переводу.

1. Быт. 5:25.
2. 2Цар. 2:18.
3. Eccl. 46. 11.
4. Исх. 18.
5. 2Цар. 16:23.
6. 3Цар. 7.
7. Быт. 4:21.
8. Пётр Коместор. Схоластическая история книги Бытия. 28 гл.
9. Исх. 31:2.
10. Иоанн. 2.
11. 2Цар. 23:11.
12. 2Цар. 14:25.
13. Быт. 39:6.
14. Исх. 2:2.
15. Иуд. 10.
16. Дан. 13:2, 31.
17. Быт. 24:16.
18. Быт. 12:11.
19. Быт. 29:17.
20. Быт. 5:21.
21. 3Цар. 10.
22. Есф. 1.
23. Иов. 1.



Миниатюра «Житие Богородицы после Вознесения Христова»

Надпись внизу: conuersacio beate marie postquam ascendet christus. iheronimus in sermone de assumpcione beate marie virginis (житие блаженной Марии после того как вознёсся Христос. Иероним в Слове о принятии на небо блаженной Девы Марии)

Надписи на миниатюре: ortus in getse (Гефсиманский сад)
cenaculum (трапезная)
nazareth (Назарет)
bethleem (Вифлеем)
domus pylati (дом Пилата)
sepulcrum domini (Гроб Господень)
mons caluariria (гора Кальвария)
mons oliuum (гора Елеонская)
maria.



Миниатюра «Плач жены Товии Анны».

Надпись внизу: anna uxor thobie planxit absenciam filij. thobie vi. et x. cap. (Анна, жена Товии, оплакивает отсутствие сына. Тов. 6, 10).

Надписи на миниатюре: heu me fili mi ut quid te misimus peregrinari (Горе мне, мой сын! Зачем мы отпустили тебя в чужие края?!)
anna
thobias
noli turbari sanus est filius noster (Не волнуйся! Твой сын здоров)
thobias minor (Товия Младший)
raphael (Рафаил)



Миниатюра «Обретение потерянной драхмы».

Надпись внизу: mulier perdita decima dragma quesiuit eam. luce xv. cap. (женщина, потеряв десятую драхму, вновь нашла её. Лук. 15)



Миниатюра «Опечаленная Мелхола».

Надпись внизу: michol tradita alteri viro superluxit propter Dauid. in hist. scholastica super regum. (Мелхола, отданная другому мужу, горевала по Давиду. В Схоластической истории (книги) Царств)

Quote

Capitulum 37 (35)

In precedenti capitulo audiuimus de intolerabili pena dampnatorum
et de ineffabili premio et gaudio beatorum.
Post ascensionem beata virgo in iherusalem habitauit
et omnia loca filij sui que attingere potuit deuote visitauit,
Et pre dulcedine amoris singula consolabatur (jsculabatur))
cum genuflexionibus et oracionibus venerabatur,
Multa lacrimarum effusione ipsa loca irrigabat
quando mellifluam presenciam filij sui recogitabat.
Visitauit in nazareth locum concepcionis
in bethleem locum generacionis et adoracionis,
In monte thabor locum transfiguracionis
in iherusalem singula loca contumeliarum et passionis,
Item visitauit montem syon ubi christus pedes discipulorum lauit
et sacramentum eucaristie primitus instaurauit,
Item villam getsemani ubi in orto sanguinem sudauit
ubi eciam iudas eum tradidit et turba captiuauit,
Item domum anne cui primo fuit presentatus
ubi alapam suscepit et in multis est accusatus,
Item domum Cayphe ubi consputus est et velatus
illusus alapis cesus et colaphizatus,
Item domum herodis ubi fuit pro derisu alba veste indutus
ab herode et exercitu suo illusus et consputus,
Item pretorium pylati ubi fuit falso testimonio accusatus
flagellis cesus et corona spinea coronatus,
Item locum gabatha qui et litostrotos consueuit appellari
ubi pylatus condempnans ihesum sedit pro tribunali.
Item viam illam eciam cum luctu sepius insequebatur
per quam christus baiulans crucem, ad mortem ducebatur,
Item locum caluarie qui golghata dicebatur
ubi crucifixus aceto et felle potabatur,
Item ortum ioseph ab arimathia ubi erat sepultus
et montem oliueti ubi tandem in celum est assumptus,
Item templa et alia loca ubi predicauerat et docuerat
et loca ubi post resurrectionem suam apparuerat.
Omnia hec loca et plura alia cum lacrimis uisitauit
et absenciam filij sui lacrimabiliter deplorauit.
Lugere et dolere magis quam gaudere maluit
quamdiu melliflua presencia filij sui caruit.
Iste dolor et luctus gloriose virginis marie
olim prefiguratus fuit in anna uxore thobie,
Que post recessum filij sui semper luxit et fleuit
nec consolari potuit donec filius suus redijt,
Omnes vias ubi erat spes redeundi circumspexit
et montes ascendens in occursum ipsius prospexit,
Presenciam filij sui diuicias esse reputauit
et eo presente paupertatem suam sibi sufficere affirmauit.
Sic maria semper in luctu perseuerauit
et omnes vias filij sui prout potuit perambulauit
Presenciam sui filij super omnes diuicias computasset
et eo presente paupertatem suam regnum estimasset.
Predictus dolor marie eciam in euangelio notatur
ubi parabola de muliere querente dragmam recitatur.
Que habens decem dragmas unam amisit
et accendens lucernam eam diligenter quesiuit.
Et cum inuenisset eam gauisa est et exultabat
et vicinas suas ad congratulandum sibi inuitabat.
Per hanc mulierem virgo maria designatur
que in hoc mundo decem dragmas habuisse comprobatur,
De quibus videtur unam aliqualiter videtur amisisse
et alias novem semper sibi retinuisse
Novem dragme sunt presencia spirituum beatorum
qui semper ad eam veniebant de novem choris angelorum,
Decima fuit presencia humanitatis saluatoris
quam amisit quodammodo in die ascensionis.
Hanc valde diligenter multis annis quesiuit
quando omnia loca filij sui cum luctu circumiuit.
Tandem inuenit eam in sua assumpcione
quando dotata est eterna christi fruitione
Lucernam eciam quando eam quesiuit accendit
per quam designatur bonum exemplum quod ostendit.
Nam conversacio eius sancta tanquam lucerna ardebat
et cunctis exemplum bonum et vite viam ostendebat.
Predicta ergo loca debemus eius exemplo perambulare
et passionem christi recolendo feruenter deplorare.
Quod si nequimus ea perambulare corporaliter
perambulemus ea saltem corde deuoto spiritualiter
Dolor beate virginis iam prefatus
eciam fuit olim in mychol sponsa dauid figuratus
Quam pater suus saul abstulit sponso suo dauid
et alteri viro cui nomen falciel desponsauit.
Falciel autem vir iustus et bonus eam non cognoscebat
quia eam legitimam uxorem dauid esse sciebat.
Ipsa autem semper in luctu et merore perseuerauit
donec reducta est ad verum sponsum suum dauid.
Istud exponi potest de beata virgine maria
cuius sponsus erat filius dei vera sophia,
De cuius absencia ipsa in tantum dolebat
quod semper in luctu semper in merore manebat.
Tanto ardore Maria sponsum istum diligebat
quod pre nimio amoris feruore languebat
Et hoc est quando ipsa dicit in canticis canticorum
insinuans suorum ardorem desideriorum
Filie iherusalem nunciate dilecto meo
quia amore langueo quem scilicet ad ipsum gero.
Magnus dolor est matri absencia filij
sed maior dolor est sponse absencia sponsi,
Marie autem dolor videtur fuisse maximus
propter absenciam christi qui erat sibi sponsus et filius.
O bone ihesu fac nos hec ita recogitare
ut tecum et secum mereamur perpetuo habitare. Amen.


Quote

Глава 37 (35)

В предыдущей главе мы узнали о нестерпимом мучении осуждённых
И о несказанной награде и ликовании блаженных.
После Вознесения (Христова) блаженная Дева жила в Иерусалиме
И посещала все места своего Сына, до которых могла добраться.
Из-за страстной любви она лобызала каждое из них,
С преклонением колен молитвами оказывая почтение.
Она орошала сами эти места многими потоками слёз,
Когда вспоминала о медоточивом присутствии в них своего Сына.
Она посетила в Назарете место Зачатия,
В Вифлееме – место Рождества и поклонения волхвов,
На горе Фавор – место Преображения,
В Иерусалиме – места поругания и Страстей.
Также она посетила гору Сион, где Христос омыл ноги ученикам
И впервые установил таинство Причастия,
А также Гефсиманское поместье, где Он в саду вспотел кровью1
И где Его предал Иуда и схватила толпа;
Также дом Анны, где Он был впервые представлен,
Где принял пощёчину и был обвиняем многими;
Также дом Кайафы, где Его оплевали, запеленали Ему очи,
Где Он был осмеян, высечен и избит;
Также дом Ирода, где Его для осмеяния одели в белые одежды
И где Он был осмеян и оплёван Иродом и его воинами;
Также судилище Пилата, где Он был обвинён ложным свидетельством,
Бит бичами и увенчан терновым венцом;
Также место2 Гаввафа, которое обычно называют Лифостротон,
Где Пилат, приговаривая Иисуса, восседал на судейском кресле.
Также в скорби она многократно следовала по тому пути,
По которому Христос нёс Крест, когда Его вели на казнь.
Также место Кальварии, которое называется и Голгофой,
Где Он был распят и напоен уксусом и желчью,
Также сад Иосифа из Аримафеи, где Он был похоронен,
И гору Елеонскую, где Он был наконец принят на небо;
Также храмы и другие места, где Он проповедовал и учил,
И места, где появился после Своего Воскресения.
Она посещала со слезами эти и многие другие места
И слёзно оплакивала отсутствие своего Сына.
Она предпочла больше плакать и скорбеть, чем радоваться,
Пока была лишена медоточивого присутствия своего Сына.
Эта скорбь и печаль славной Девы Марии
Ранее были показаны через Анну, жену Товии,
Которая после ухода своего сына постоянно горевала и плакала,
И не могла быть утешенной, пока не вернулся сын.
Она глядела на все пути, где лелеяла надежду на возвращение.
Взбираясь на горы, глядела, надеясь встретить его.
Считала богатством присутствие сына
И утверждала, что, когда он рядом, ей довольно её бедности.
Так и Мария непрестанно пребывала в печали
И проходила по всем путям своего Сына, насколько могла,
Ценила присутствие Сына выше всяческих богатств
И считала свою бедность царством, когда Он был рядом.
Упомянутая скорбь Марии упоминается также в Евангелии,
Где приводится притча о женщине, искавшей драхму,
Которая, имея десять драхм, потеряла одну
И, зажегши светильник, старательно искала её.
Когда же нашла, возрадовалась и возликовала
И позвала своих соседей порадоваться вместе с собой.
Через эту женщину обозначена Дева Мария,
Которая в этом мире, как известно, имела десять драхм,
Из которых, как представляется, неким образом одну потеряла,
Девять же других всегда держала при себе.
Девять драхм – это присутствие душ блаженных,
Которые всегда приходили к ней из девяти сонмов ангелов,
Десятая же – присутствие вочеловечившегося Спасителя,
Которое она неким образом потеряла в день Вознесения
И которое настойчиво искала многие годы,
Когда проходила в скорби все места, связанные с Сыном,
И, наконец, обрела его в своём вознесении,
Когда была одарена вечно наслаждаться своим Сыном.
Также она и зажгла светильник, когда искала Его,
Через который обозначен добрый пример, который показала,
Ибо её святое житие пылало, словно светильник
И всем показывало добрый пример и путь жизни.
Поэтому и мы должны по её примеру посещать упомянутые места
И истово рыдать, вспоминая страдания Христовы.
Если же не можем посетить их телесно,
Посетим же их духовно, благоговея сердцем.
Скорбь блаженной Девы, о которой рассказано,
Была ранее показана через Мелхолу, невесту Давида,
Которую её отец Саул разлучил с её женихом Давидом
И обручил с другим мужем, имя которого Фалтий3.
Фалтий же, муж справедливый и добродетельный, не познал её,
Ибо знал, что она законная жена Давида.
Сама же она всегда оставалась в скорби и печали,
Доколь не была возвращена к своему настоящему жениху Давиду.
То же можно сказать и о блаженной Деве Марии,
Чьим Женихом был Сын Божий, истинная Мудрость,
О Чьём отсутствии она настолько горевала,
Что постоянно пребывала в скорби и постоянно в печали.
Мария так горячо любила Этого Жениха,
Что изнемогала от жара этой великой любви,
Когда сама говорила в «Песне Песней»,
Показывая пыл своих ожиданий:
«Сыновья Иерусалима! Поведайте моему Возлюбленному,
Что изнемогаю от любви, которая у меня к Нему».
Велика скорбь матери из-за отсутствия сына,
Но скорбь невесты из-за отсутствия жениха больше.
Скорбь же Марии, как видится, была самой большой
Из-за отсутствия Христа, Который был ей и Женихом, и Сыном.
О добрый Иисусе! Сделай, чтобы мы так воспоминали это,
Что были бы достойны в вечности жить с ней и с тобой. Аминь.


Примечания.

1. Лук. 22:44.
2. Иоанн. 19.
3. 1Цар. 25:44.



Миниатюра «Вознесение Марии»

Надпись внизу: maria assumpta in celum a filio coronatur. iheronimus in sermone de assumpcione beate marie. (Мария, принятая на небо, была коронована Сыном. Иероним в Слове о Вознесении блаженной Марии)



Миниатюра «Ковчег Завета переносят в дом Давида».

Надпись внизу: archa domini adducta est in domum regis dauid. ij. reg. vi. et i. paralip. xv. cap. (Ковчег Завета был перенесён в дом царя Давида. 2Цар. 6; 1Пар. 15)

archa domini (Ковчег Завета)

dauid rex (царь Давид)



Миниатюра «Солнцеподобная Мария попирает месяц».

Надпись внизу: Signum magnum apparuit in celo. apocal. xij. cap. (на небе появилось великое знамение. Апок. 12)



Миниатюра «Соломон с матерью на троне».

Надпись внизу: Salomon fecit matrem suam sedere ad dextram suam. iij. reg. ij. cap. (Соломон сказал, чтобы его мать сидела справа от него. 3Цар 2)

Надписи на миниатюре: Peticionem unam parvulam deprecor a te (прошу тебя выполнить мою малую просьбу)
bersabee (Вирсавия)
salomon



Capitulum 38 (36)

Quote

In precedenti capitulo audiuimus de beate virginis conuersacione,
consequenter audiamus de ipsius felici assumpcione.
Quantum tempus maria superuixit post christi ascensionem
de hoc non habemus certam determinacionem
Quidam dicunt xij annos quidam vero plus
sed xxiiij annos dixit epyphanius
Et quamuis illud tempus determinatum non habemus
tamen hoc pro certo credere et dicere audemus.
Quod si tantummodo per unam horam superuixisset
pre nimio desiderio lustrum sibi visum fuisset.
Jacob xiiij annos grauis seruitutis et laboris
reputauit paucos dies pre magnitudine amoris.
Sic maria absenciam filij sui per unam horam
pre magnitudine amoris reputauit lustri moram.
Anime namque desideranti breuis mora longa videtur
et pro illo quod desiderat labores graues non veretur.
Tanto amore maria filij sui presenciam desiderauit
quod omnes huius vite labores nichil penitus reputauit.
Quod autem dominus eam tamdiu in mundo relinquebat
hoc pro consolacione suorum discipulorum faciebat.
Et quilibet homo per hoc factum consideret
quod per multas tribulaciones regnum celorum intrare oportet.
Respice mariam et ipsius filium
adverte christi passionem et matris exilium.
Respice apostolos et omnes amicos christi
aduerte quantas tribulaciones sustinuerunt isti.
Respice iohannem inter natos mulierum maiorem
et hoc cogitando leuius feras tuam tribulacionem.
Non putes sine tribulacione posse coronari
ex quo deus matrem suam tamdiu permisit exulari.
Peracto igitur in hac miseria longo exilio
assumpta est Maria a suo dilectissimo filio.
Hec assumpcio beate virginis fuit olim prefigurata
quando archa domini in domum regis dauid est translata.
Rex dauid coram arca domini gaudens citharisauit
et eam cum magno jubilo in domum suam deportauit.
In archa illa manna celi continebatur
et conuenienter per eam beata virgo designatur.
Nam panem celi ipsa mundo generauit
id est christum qui suo sacramento nos cibauit.
Archa de ligno sethim inputribili erat facta
figurans quod maria in putredinem non est redacta.
Licet scriptura non dicat tamen secure credi potest
quod maria cum corpore et anima in celum assumpta est.
Non est credendum quod maria mortua non fuerit
sed mortua est verumtamen caro eius non computruit.
Anima coniuncta est mortuo corpori iterato
et ita assumpta est in celum cum corpore glorificato.
Rex dauid qui coram archa domini subsilendo citharisauit
regem celi et terre videlicet christum prefigurauit.
Credendum enim est quod christus matri sue personaliter occurrebat
Et cum magno iubilo in domum suam introducebat,
Diuinis osculis matrem dulcissimam est osculatus
et mellifluis amplexibus ineffabiliter est amplexatus.
Quod videntes angeli admirantes stupebant
et pre ammiracione inuicem querentes dicebant:
Que est ista que ascendit de deserto delicijs affluens
innixa super dilectum suum tanquam sponsa blandiens.
Ad hoc respondit maria sponsa filij dei vera
inueni inquit quem quesiui et quem diligit anima mea.
Tenebo eum nec unquam dimittam eum
tanquam sponsum tanquam filium tanquam patrem meum
Osculetur me osculo oris sui
ut possim perpetuo eius dulcedine frui.
Leua eius sub capite meo
ut semper possim viuere et letari cum eo
Et dextera illius amplexabitur me
quia secura sum quod me nunquam me repellat a se.
Notandum autem quod assumpcio iam prefata
eciam fuit iohanni in pathmos insula demonstrata.
Signum enim magnum in celo apparebat
nam mulierem quandam ammirabilem in celo videbat.
Mulier illa sole circumamicta erat
quia maria circumdata diuinitate in celum ascendebat
Luna sub pedibus eius esse videbatur
per quod perpetua stabilitas Marie designatur.
Luna instabilis est et non diu persistit plena
et designat mundum istum et omnia terrena.
Et hec instabilia contempnens sub pedibus calcauit
et ad celum ubi omnia stabilia sunt anhelauit.
Coronam eciam mulier in capite suo habebat
et in se stellas duodecim continebat
Corona consuevit esse honoris signum
et designat honorem gloriose virgini condignum.
Per xij stellas omnes apostoli intelliguntur
qui in decessu marie omnes affuisse creduntur.
Mulieri sunt date ad volandum due ale
per quas intelligitur assumpcio tam corporis quam anime.
Item notandum est quod festivitas huius sancte sssumpcionis
eciam figura fuit olim in matre salomonis.
Salomon enim rex factus in throno glorie sue residebat
et matri sue thronum ad dextram poni faciebat.
In quem ipsam iuxta se honorifice collocauit
fas non est ut tibi aliquid denegetur ait.
Sic et christus matrem suam a dextris suis locauit
et quodcunque ab eo petierit sibi non negauit.
O Maria exora pro nobis tuum dilectissimum filium
ut nos assumat ad se post huius calamitatis exilium.
O bone ihesu exaudi matrem tuam orantem pro nobis
et presta ut in eternum commaneamus vobis. Amen.


Глава 38 (36)

Quote

В предыдущей главе мы узнали о житии блаженной Девы.
Теперь же давайте узнаем о её счастливом принятии на небо.
О том, сколько времени жила Мария после Вознесения Христова,
У нас нет определённых свидетельств.
Некоторые называют двенадцать лет, некоторые – больше,
Но Епифаний назвал четырнадцать лет.
И хотя этот срок не определён точно,
Всё же мы решаемся называть его и верить, что он точный.
Если бы она пережила Христа всего лишь на час,
Ей он показался бы из-за большой тоски пятилетием.
Иаков четырнадцать лет тяжёлого рабства и трудов
Считал из-за большой любви несколькими днями.
Так и Мария один час отсутствия Сына
Из-за огромной любви считала пятилетним сроком,
Ибо ждущей душе небольшой промежуток времени кажется большим
И она не считается ни с какими тяжёлыми трудами ради того, чего жаждет.
Мария со столь великой любовью ожидала присутствия своего Сына,
Что считала ничем все тяготы этой жизни.
Господь же оставил ее столь надолго в мире для того,
Чтобы утешить своих учеников.
Из-за этого деяния каждый человек должен сознавать,
Что в Царствие Небесное должно войти через многие терзания.
Взгляни на Марию и на её Сына!
Обрати внимание на страдания Христовы и на разлуку Богородицы!
Взгляни на апостолов и всех друзей Христа!
Обрати внимание, сколькие мучения вынесли они!
Взгляни на Иоанна, величайшего из рождённых женщинами!
Сознавая это, легче перенесёшь свои мучения.
Не думай, что можно получить венец без мучений,
Из-за чего Бог попустил, что Богородица так долго оставалась в разлуке.
Итак, претерпев в несчастье столь долгую разлуку,
Мария была принята своим горячо любимым Сыном.
Это принятие блаженной Девы было показано ранее,
Когда ковчег Господа был перенесён в дом царя Давида.
Царь Давид, ликуя, плясал и играл на кифаре перед ковчегом Господним
И с большим торжеством перенёс его в свой дом.
В том ковчеге была манна небесная,
Через которую соответственно была обозначена блаженная Дева,
Ибо она родила для мира Хлеб небесный,
То есть Христа, Который дал нам пропитание Своим таинством.
Ковчег был изготовлен из нетленного дерева ситтим,
Показывая, что Мария не была подвержена тлению.
Хотя Писание  не говорит, однако можно твёрдо верить,
Что Мария была телом и душой принята на небо.
Не стоит верить, что Мария не была мёртвой.
Она была мёртвой, но тело её не подверглось тлению,
Душа же вновь соединилась с мёртвым телом
И так она была принята на небо с возвеличенным телом.
Царь Давид, который плясал и играл на кифаре перед Ковчегом Господа,
Означал Царя неба и земли, то есть Христа,
Потому, что надо верить, что Христос Сам встретил Свою мать
И с большим торжеством ввёл в Свой дом,
Лобызал Свою пресладостную мать божественными поцелуями
И несказанно обнимал её медоточивыми объятиями.
Видя это, ангелы, удивляясь, были в изумлении
И от удивления говорили между собой:
«Кто это восходит от пустыни, изобильная негой,
Опираясь на своего Возлюбленного и ласкаясь как невеста?» 1
На это отвечала Мария, истинная невеста своего Сына:
«Нашла, – говорит, – того, кого искала и кого любит душа моя2.
Буду держать Его и никогда не отпущу
Как Жениха, как Сына, как Отца моего.
Пусть Он лобызает меня Своими устами,
Чтобы могла я вечно наслаждаться Его сладостью.
Левая Его рука на моей главе,
Чтобы всегда могла жить и ликовать вместе с Ним.
Правая Его рука обнимет меня,
Ибо уверена, что никогда не отвергнет меня».
Стоит, однако, заметить, что принятие, о котором рассказано,
Было также показано Иоанну на острове Патмос.
Ибо на небе показалось большое знамение
И он видел на небе некую удивительную женщину.
Та женщина была окружена, словно ризой, солнцем,
Ибо Мария, окружённая Божественностью, поднялась на небо.
Было видно, что под ногами у неё была луна,
Чем было показана вечное постоянство Марии.
Луна переменчива и недолго остаётся полной,
Показывая наш мир и всё земное.
Презирая всё непостоянное, Мария попирала это стопами
И стремилась на небо, где всё постоянно.
Также у женщины на голове был венец,
На котором было двенадцать звёзд.
Корона обычно считается знаком почёта
И означает почёт, которого удостоена славная Дева.
Под двенадцатью звёздами подразумеваются все апостолы,
Которые, как верим, все присутствовали при отходе Марии.
Женщине для полёта были даны два крыла,
Под которыми понимается принятие на небо как тела, так и души.
Также стоит отметить, что торжество этого святого принятия
Было показано ранее через мать Соломона,
Ибо Соломон, когда стал царём, восседал на троне своей славы
И приказал разместить трон справа от своей матери,
На который посадил её с почётом рядом с собой,
Сказав: «Непозволительно, чтобы тебе в чём-либо было отказано».
Так и Христос посадил Свою матерь по правую руку от Себя
И всё, что она ни попросит Его, ни в чём не отказывает ей.
О Мария! Моли о нас твоего возлюбленного Сына,
Чтобы принял нас к Себе после этого горького изгнания.
О добрый Иисусе! Внемли матери Твоей, молящейся о нас,
И даруй, чтобы в вечности мы оставались с Вами. Аминь.


Примечания.

1. Песнь. 8:5.
2. Песнь. 3:4.



Миниатюра «Мария со святыми Домиником и Франциском молит Господа о нас».

Надпись внизу: maria placauit deum iratum contra mundum. in legenda beati dominici confessoris. (Мария умилостивила Бога, разгневанного на мир. В Житии блаженного исповедника Доминика.)
franciscus
dominicus

Надписи на филактериях: mundus tribus vicijs plenus est ideo ipsum tribus lanceis perimam (мир полон трёх грехов, поэтому погублю его тремя копьями).
fili carissime miserere et tuam iusticiam misericordia tempera (О дражайший Сын! Смилуйся и умерь милосердием Твой праведный гнев)



Миниатюра «Авигея умеряет гнев Давида».

Надпись внизу: abigail placauit dauid iratum contra nabal. primi reg. xxv. cap. (Авигея умерила гнев Давида, разгневанного на Навала. 1Цар. 25.)

Надписи на филактериях: Benedictus dominus deus israel qui misit te hodie in occursum meum et benedictum eloquium tuum et benedicta que prohibuisti me (благословен Господь Бог Израиля, Который послал тебя навстречу мне, и благословенны твои слова и ты, отвратившая меня от зла)
Dauid rex (царь Давид)
Non ponat oro dominus meus rex cor suum super virum iniquum istum nabal quoniam secundum nomen suum stultus est et stulticia est cum eo (Пусть не гневается мой господин царь на этого неправедного мужа Навала, ибо по имени своему он глуп и глупость его с ним.)
Abigail



Миниатюра «Фекоитянка умеряет гнев Давида».

Надпись внизу: mulier thecuites placauit dauid iratum contra absolon. ij. reg. xiiij. cap. (Женщина фекоитянка умерила гнев Давида, разгневанного на Авессалома. 2Цар. 14)

Надписи на филактериях: Dauid ait ad ioab: ecce placatus feci verbum tuum (Давид говорит Иоаву: «Вот я сделал по слову твоему»)
Dauid rex (царь Давид)
Omnes morimur quasi aque dilabimur super terram, que non revertuntur (Мы умрем и будем как вода, вылитая на землю, которую нельзя собрать)
mulier de thecua (женщина из Фекои)



Миниатюра «Женщина из Авелы умеряет гнев Иоава».

Надпись внизу: mulier sapiens in abela placauit ioab. ij. reg. xx. cap. (мудрая женщина из Авелы умерила гнев Иоава. (2Цар. 20)

Надписи на филактериях: Seba filius Bochri leuauit manum suam contra regem David. tradite illum et recedemus (Савей, сын Бихри, поднял руку на царя Давида. Выдайте его и мы уйдём)
Ioab
ecce caput eius mittetur ad te (вот его голова)

Capitulum 39 (37)

Quote

In precedenti capitulo audiuimus quomodo beata virgo assumpta fuit
consequenter audiamus quomodo ipsa nostra mediatrix existit,
Quomodo iram dei contra mundum placare non cessat
et peccatores pijs interuencionibus deo reconciliat.
Mundus iste totus est positus in maligno
creatorem suum non venerans honore condigno.
Ubique iam caritas et veritas periclitantur
superbia auaricia et luxuria dominantur.
Hijs tribus vicijs mundus repletus iam videtur
et rarus est qui de hijs innoxius et immunis habetur.
Quidam fugiunt luxuriam tenentes castitatem
qui tamen sordidantur per auaricie cupiditatem.
Quidam fugiunt auariciam tenentes paupertatem
qui tamen maculantur per superbie vanitatem.
Quidam fugiunt superbiam tenentes humilitatem
qui tamen peccant per luxuriam vel per cupiditatem.
Quidam eciam licet non luxurientur facto vel operacione
tamen luxuriantur cogitacione et locucione.
Casti volunt esse et tamen de carnalibus confabulantur
in auditu et visu carnalibus delectantur.
Quidam licet non superbiant per apparatum exterius
habent tamen appetitum humane laudis interius.
Quidam detestantur auariciam eligentes paupertatem
qui tamen multa appetunt et habent ultra suam necessitatem.
Quidam volunt esse pauperes sed sine defectu
quidam volunt esse humiles sed sine despectu
Superbia igitur luxuria et auaricia
omnium peccatorum et malorum sunt inicia.
Superbia eiecit angelum de summo celo
hominem de paradizo nabugodonozor de regno.
Auaricia achoz et nabuth lapidauit
ananiam et saphiram subitanea morte necauit.
Luxuria fere totum mundum per aquam submersit
sodomam et gomorram igne subuertit.
Quottidie enim irritatur dominus per hec tria
sed placat iram eius mediatrix nostra virgo maria.
Istud patet in quadam visione et sompno autentico
quod divinitus ostensum est sanctissimo patri dominico.
Vidit siquidem deum dextram manum eleuasse
et tres lanceas contra mundum irato vultu vibrasse.
Statim beatissima maria mediatrix adstabat
et mellifluis interuencionibus iram eius mitigabat.
Duos pugiles strenuissimos sibi offerebat
quos ad conuersionem peccatorum per mundum mittere volebat.
Unus erat dominicus frater predicatorum
alter vero erat franciscus frater minorum.
Per hanc visionem dominus mundo innotuit
quod maria mediatrix inter deum et hominem existit.
Quod autem beata maria mediatrix nostra futura erat
hoc olim per tres figuras monstratum fuerat.
Primo per abigail uxorem stulti nabal de carmelo
que placauit regem david sauciatum furoris telo.
Stultus enim iste nabal per suam stulticiam
prouocauit contra se regis dauid inimiciciam.
Stultorum infinitus est numerus
hoc verbum dicit sapiens de huius mundi peccatoribus.
Que enim maior poterit inueniri stulticia
quam quod pro vilissimo peccato venditur etema leticia.
Hoc faciunt huius mundi peccatores stulti
de quorum numero heu hodie reperiuntur multi.
Nonne omnes stulti et stultissimi sunt
qui plasmatori et factori suo contradicunt.
Ve iuxta prophetam qui contradicit factori suo
testa de samie terre id est de vilissimo luto.
Stultum esset si testa luti contradiceret suo figulo
sic sunt stultissimi qui contradicunt factori suo.
Tales stultos verus dauid in furore suo sepe necaret
si nostra Abigail id est Maria iram eius non placaret.
Istud eciam sapiens illa mulier thecuites prefigurauit
que absalonem fratricidam patri suo reconciliauit.
Per istum fratricidam videlicet absalonem
intelligimus hoc loco voluntarium peccatorem.
Qui enim audaciter contra deum peccat fratricida dicitur
quia fratrem suum id est christum rursus crucifigere nititur
Postquam absalon ausus est fratrem suum necare
nusquam potuit in terra promissionis habitare.
In gessur autem id est in terra gentilium est commoratus
quousque per mulierem thecuitem est patri reconciliatus.
Sic peccator post peccati mortalis perpetracionem
nullam habet in terra eterne promissionis mansionem,
Quousque reconcilietur deo per mulierem thecuitem
id est per mariam mediatricem piam et mitem.
Hec beatissima mediatrix iam prefata
eciam fuit per mulierem prudentem in abela prefigurata.
Seba filius bochzi erexit se contra dominum suum dauid
et contradicens ei urbem abelam intrauit.
Quapropter ioab princeps milicie dauid urbem obsedit
et propter sebam urbem ipsam euertere sategit.
Fuitque in ea mulier sapiens que per suam sapienciam
furorem predicti principis conuertit ad clemenciam.
De cuius consilio caput sebe ciues amputauerunt
et extra murum proicientes liberati fuerunt.
Seba contra regem se erigens vicium superbie designat
quod in abelam urbem id est in animam peccatoris intrat.
Et princeps milicie celestis contra eam indignatur
donec per mulierem sapientem id est per Mariam recontilietur.
De cuius consilio debet homo caput sebe id est superbie amputare
et sic possit graciam principis id est christi recuperare.
O bone ihesu doce nos omnia vicia taliter vitare
ut tecum in perenni gloria mereamur habitare. Amen.


Глава 39 (37)

Quote

В предыдущей главе мы узнали, как блаженная Дева была принята на небо,
Теперь же давайте узнаем, как она стала посредницей между нами и Богом,
Как она не перестаёт умерять гнев Бога на мир
И примиряет благочестивым посредничеством грешников с Богом.
Весь этот мир лежит во зле,
Не почитая своего Создателя должным почётом.
Истина и благочестие всюду в опасности,
Гордыня же, алчность и роскошь преобладают.
Этими тремя пороками, как видится, исполнен мир,
И редко кто не повинен в них и свободен от них.
Некоторые избегают роскоши, держась в чистоте от этого,
Однако оскверняются жаждой наживы.
Некоторые избегают алчности, придерживаясь бедности,
Однако оскверняются тщетой гордыни.
Некоторые избегают гордыни, придерживаясь смирения,
Однако грешат роскошью или алчностью.
Некоторые, хотя и не стремятся к роскоши делом или действием,
Однако стремятся помыслами и речами.
Желают быть чистыми, однако говорят о плотском,
Слушая и взирая, наслаждаются плотским.
Некоторые, хотя и не гордецы с виду,
Однако в душе у них жажда людской похвалы.
Некоторые отвергают алчность, избирая бедность,
Однако многое жаждут и имеют сверх необходимого.
Некоторые хотят быть бедными, но без нужды.
Некоторые хотят быть смиренными, но не быть презираемыми.
Итак, гордыня, роскошь и алчность
– Начала всех грехов и зол.
Гордыня изгнала ангела с высочайшего неба,
Человека – из рая, Навуходоносора – из царства.
Алчность побила камнями Ахана1 и Навуфея2,
Умертвила внезапной смертью Ананию и Сапфиру3.
Роскошь потопила водой почти весь мир,
Истребила огнём Содом и Гоморру,
Ибо ежедневно эти три греха гневают Господа,
Но унимает гнев Его наша посредница – Дева Мария.
Это явствует из некоего видения во сне,
Которое было явлено свыше святейшему отцу Доминику.
Ибо узрел он Бога, поднявшего десницу
И потрясающего с разгневанным ликом тремя копьями, грозя этому миру.
Тотчас к нему подступила блаженнейшая посредница Мария
И медоточивыми речами стала унимать Его гнев.
Ему она представила двух отважнейших борцов,
Которых она решила направить в мир для исправления греховного.
Один был Доминик, брат-проповедник.
Другой же – Франциск, меньший брат.
Через это видение Господь показал миру,
Что Мария является посредницей между Богом и человеком.
То, что блаженная Мария будет нашей посредницей,
Было ранее показано через три образа.
Во первых, через Авигею, жену глупого Навала из Кармиля,
Которая умилостивила царя Давида, раненного оружием гнева.
Ибо глупый Навал из-за своей глупости
Навлёк на себя вражду царя Давида.
«Число глупых бесконечно»4.
Эти слова сказал мудрец о грешниках этого мира.
Ибо какая может быть найдена большая глупость,
Чем когда за ничего не стоящий грех продаётся вечное ликование.
Так поступают глупые грешники этого мира,
В числе которых сегодня, увы, обнаруживаются многие.
Разве не есть глупые и глупейшие те,
Которые перечат своему Создателю?!
Горе тому, согласно пророку, кто препирается со своим Создателем,
Черепок из самийской земли, то есть из дешёвой глины5.
Было бы глупо, если бы глиняный черепок пререкался с гончаром.
Аналогично являются глупейшими и те, которые пререкаются со своим Создателем.
Таких глупцов истинный Давид часто убивал бы в Своём гневе,
Если бы наша Авигея, то есть Мария, не унимала Его гнев.
Это также ранее показала6 мудрая женщина из Фекои,
Которая примирила братоубийцу Авессалома с его отцом.
Через этого братоубийцу, а именно Авессалома,
Подразумеваем в этом месте добровольный грех,
Ибо тот, кто дерзко грешит против Бога, называется братоубийцей,
Поскольку пытается распять своего Брата, то есть Христа.
После того как Авессалом решился убить своего брата,
Он никак не мог жить в Земле Обетованной,
Но оставался в Гессуре, то есть в земле язычников,
Пока не был примирён с отцом женщиной из Фекои.
Так и у грешника после совершения смертного греха
Нет никакого пребывания в Земле Обетованной,
Пока он не будет примирён с Богом женщиной из Фекои,
То есть Марией, посредницей благочестивой и кроткой.
Эта упомянутая блаженнейшая посредница
Была показана ранее через мудрую женщину в Авеле7.
Савей, сын Бихри, поднялся против своего господина Давида,
И, препираясь с ним, вошёл в город Авелу.
Из-за этого Иоав, военачальник Давида, осадил город
И решил разрушить сам город из-за Савея.
Но в нём была мудрая женщина, которая своей мудростью
Обратила гнев упомянутого государя к снисходительности.
По её совету горожане отсекли голову Савея
И, бросив её за стену, были освобождены.
Савей, восставший против царя, символизирует порок гордыни,
Который входит в город Авелу, то есть в душу грешника,
И Военачальник воинства небесного гневается на него,
Доколь не бывает примирён мудрой женщиной, то есть Марией.
По её совету человек должен отсечь главу Савея, то есть гордыни.
И так он может вновь обрести милость Государя, то есть Христа.
О добрый Иисусе! Научи нас так избегать все пороки,
Чтобы были мы достойны жить с Тобой в вечной славе. Аминь.


Примечания.

1. Иис. 7.
2. 3Цар. 21.
3. Деян. 5.
4. Eccl. 1. 15.
5. Исайя. 45:9.
6. 2Цар. 14.
7. 2Цар. 20.



Миниатюра «Мария – наша заступница и покровительница».

Надпись внизу: maria est nostra protetrix et defensatrix. (Мария – наша заступница и покровительница)

Надписи на филактериях: Transite ad me omnes qui concupiscitis me (приходите ко мне все, которые жаждете меня)
maria virgo (Дева Мария)
Sub tuum presidium confugimus sancta dei genetrix (укрываемся под твоей защитой, святая Богородица)



Миниатюра «Моисей овладевает Савой».

Надпись внизу: moyses cepit ciuitatem saba per filiam regis. in histor. scho. super exodum. (Моисей овладел городом Савой из-за дочери царя. Схоластическая история (книги) Исхода).

Moyses.



Миниатюра «Смерть Авимелеха».

Надпись внизу: mulier confregit caput abimelech. iudicum ix. cap. (женщина раздробила голову Авимелеху. Суд. 9)
Abimelech

Надпись на филактерии: Euagina gladium tuum et interfice me. (обнажи свой меч и убей меня)



Миниатюра «Мелхола спасает Давида».

Надпись внизу: michol liberauit dauid ab insidijs saul regis. primi regum xix. ca. (Мелхола спасла Давида от козней царя Саула. 1Цар. 19.)

Capitulum 40 (38)

Quote

In precedenti capitulo audiuimus quomodo maria est nostra mediatrix
consequenter audiamus quomodo est eciam nostra defensatrix.
Defendit namque nos a dei vindicta et eius indignacione
a dyaboli infestacione et a mundi temptacione.
Per Mariam enim protecti sumus a Dei indignacione
quod figuratum est per in tharbis filiam regis saba et moyse.
Moyses cum exercitu egiptiorum urbem saba obsedit
nec erat aliquis qui hanc obsidionem dissoluere suffecit
Tharbis autem filia regis in eadem urbe habitauit
que urbem ab obsidione hoc modo liberauit.
Moyses erat amabilis valde et pulcher aspectu
quem filia regis de muro contemplabatur magno affectu.
Et in tantum ei pulchritudo moysi complacebat
quod eum in sponsum habere desideranter satagebat.
Tandem patri suo desiderium suum aperuit
et se moysem principem exercitus diligere asseruit.
Placuit hoc regi et compleuit filie voluntatem
dans moysi filiam et cum ea ipsam ciuitatem.
Et cum adiutorio tharbis et eius consilio
liberati sunt inclusi et dissoluta est obsidio.
Per pulchrum Moysem et delectabilem amabilem deus designatur
qui in psalmis speciosus pre filijs hominum predicatur.
Hic deus prouocatus fuit ad iracundiam contra mundum
propter transgressionem ade et eue priorum parentum.
Quapropter cum exercitu egiptorum id est demonum mundum vallauit
et hec obsidio plus quam quinque milibus annorum durauit.
Et nullus inuentus est in mundo qui ad hoc sufficeret
ut iram Dei placaret et obsidionem dissolueret.
Tandem adamauit eum filia regis id est maria
et mitigauit iram eius sua interuencione pia.
Maria eciam defendit nos contra demonum temptaciones
et contra uniuersas dyabolicas inpugnaciones.
Hec defensatrix benedicta valde est nobis necessaria
quia prelia diaboli multa sunt et varia.
Quosdam enim impugnat per tumorem superbie
sicut patet in iezabel balthasar et oloferne.
Quosdam temptat per odium et liuorem inuidie
sicut patet in cayn saul et filijs iacob patriarche.
Quosdam temptat de vindicta sicut patet in semey
in absalone in iacobo et iohanne filijs zebedey.
Quosdam temptat per rebellionem et inobedienciam
sicut patet in dathan et abiron chore et cham.
Quosdam temptat per incredulitatem et diffidenciam
sicut patet in achab et aaron moyse et ieroboam
Quosdam ad dandum praua consilia instigat
sicut patet in achitofel balaliam et ionadab.
Quosdam temptat de infidelitate et perfidia
sicut patet in cayn ioab thriphone et iuda.
Quosdam temptat de humani sanguinis effusione
sicut patet in cyro manasse antiocho et herode.
Quosdam temptat de proprie vite priuacione
sicut patet in achitophel abimalech iuda et saule.
Hijs et alijs vicijs multis dyabolus nos impugnat
sed defensatrix nostra maria nos protegit et propugnat.
Quapropter ipsam illa laudabilis mulier prefigurauit
que turrim tebes ab impugnacione abymelech defensauit.
Populus timens abymelech super turrim se recipiebat
abymelech autem eos cum turri succendere volebat.
Mulier quedam fracmen mole desursum iactabat
et caput abymelech tangens ipsum excerebrabat
Abymclech dolens se a muliere confusum
et desperans de vita dixit ad armigerum suum:
Euagina gladium tuum et interfice me
ne forte dicatur quod interfectus sim a muliere.
Abymelech iste superbum dyabolum designat
qui constitutos in turri id est in sancta ecclesia impugnat.
Sed defensatrix nostra dei mater maria
protegit nos ab insidijs diaboli protectione pia.
Et non solum defendit nos ab insidijs dyaboli
sed eciam protegit nos a tempacionibus huius mundi.
Et hec protectio est nobis valde necessaria
quia temptamenta mundi sunt multa et varia.
Maxime autem temptat mundus per appetitum dominandi
per superbiam et desiderium diuicias congregandi.
Et hoc in nemroth alexandro et nabugodonosor
in athalia absalone adonibezech et chodorlaomor (patet).
Quosdam temptat per vanam gloriam et laudem humanam
sicut patet per aman ezechiam et herodem agrippam.
Quosdam temptat per auariciam furtum et spolium
sicut patet per giezy achor et heliodorum.
Quidam temptantur in mundo per luxuriam et fornicacionem
sicut patet per zambri ammon dauid et salomonem.
Quidam temptantur per stultiloquium et blasphemiam
sicut patet per nabal senacherib et roboam.
Quidam per detractiones contumelias et contenciones
sicut (patet) per mariam moysi per thobie et job vxores.
Omnes temptaciones mundi vincere et evadere poterimus
si propugnatricem nostram mariam toto corde dilexerimus.
Istud olym prefiguratum fuit in dauid
qui filiam regis saul toto corde adamauit.
Quapropter ipsum ab insidijs apparitorum eripuit
et per fenestram demissum liberum abire permisit.
Sic facit maria suis amatoribus
succurrens eis in omnibus suis temptacionibus.
Amemus igitur et honoremus dei genitricem
nostram adiutricem et piam propugnatricem,
Ut ipsa nos defendat a malis in hoc seculo
et interpellat pro nobis filium suum in celo.
O bone ihesu exaudi mariam pro nobis orantem
et adiuva eam pro nostra salute pugnantem. Amen.


Глава 40 (38)

Quote

В предыдущей главе мы узнали Марию как нашу посредницу.
Теперь же давайте узнаем про неё как про нашу заступницу,
Ибо она защищает нас от мщения Божьего и от Его гнева,
От козней Дьявола и от мирских соблазнов.
Марией мы защищены от гнева Божьего,
Который показан через Фарбис, дочь царя Савы, и Моисея1.
Моисей с войском египтян осадил город Саву
И не было никого, кто бы мог снять эту осаду.
Но в этом городе жила дочь царя Фарбис,
Которая освободила город от осады следующим образом.
Моисей был очень мил и красив собой,
И дочь царя глядела на него со стены с большой страстью.
И настолько ей пришлась по душе красота Моисея,
Что горячо возжелала иметь его своим женихом.
Наконец, она открыла это своё желание отцу
И сказала, что любит Моисея, начальника войска.
Это пришлось по душе царю и он исполнил желание дочери,
Отдав дочь Моисею, а вместе с ней и город.
Так помощью Фарбис и её решением
Осаждённые были освобождены и снята осада.
Через прекрасного и милого красавца Моисея показан Бог,
Который назван в псалмах прекрасным сверх сынов человеческих2.
Этот Бог был разгневан на мир
Из-за грехопадения прародителей Адама и Евы
И из-за этого взял мир в осаду с войском египтян, то есть демонов.
Эта осада продолжалась более пяти тысяч лет
И не нашёлся в мире кто-либо, кто был бы способен
Умилостивить гнев Бога и снять осаду.
Наконец, возлюбила Его дочь Царя, то есть Мария,
И уняла Его гнев своим благочестивым заступничеством.
Мария также защищает нас от искушений демонов
И от всех дьявольских козней.
Эта благословенная защитница в высшей степени необходима нам,
Ибо нападения дьявола многочисленны и разнообразны.
На некоторых он нападает через чванство гордыни,
Как видно на примере Иезавели, Валтасара3 и Олоферна4.
Некоторых он соблазняет через ненависть и злобу зависти,
Как видно на примере Каина5, Саула6 и сыновей патриарха Иакова7.
Некоторых искушает местью, что видно на примере Семея8,
Авессалома9 и сыновей Зеведеевых Иакова и Иоанна.
Некоторых искушает через мятеж и неповиновение,
Как видно на примере Дафана и Авирона, Корея10 и Хама11.
Некоторых искушает через неверие и сомнение,
Как видно на примере Ахава12 и Аарона, Моисея13 и Иеровоама14
Некоторых подстёгивает к даче дурных советов,
Как видно на примере Ахитофела15, Валаама16 и Ионадава17
Некоторых искушает неверностью и предательством,
Как видно на примере Каина, Иоава18, Трифона19 и Иуды.
Некоторых искушает, чтобы пролили человеческую кровь,
Как видно на примере Кира20, Манассии21, Антиоха22 и Ирода.
Некоторых искушает, чтобы лишили себя жизни,
Как видно на примере Ахитофела23, Авимелеха24, Иуды и Саула25.
Этими и многими другими пороками досаждает нас дьявол,
Но наша заступница Мария охраняет и защищает нас,
Поэтому образ её являла та славная женщина,
Которая оборонила башню Тевеца от осады Авимелехом26.
Народ, боясь Авимелеха, укрылся в башне.
Авимелех же хотел сжечь их вместе с башней.
Некая женщина бросила вниз обломок скалы
И, попав в голову Авимелеха, размозжила её.
Авимелех, горюя, что его одолела женщина,
И потеряв надежду остаться в живых, сказал своему оруженосцу:
«Обнажи свой меч и убей меня,
Чтобы не говорили, что я убит женщиной».
Этот Авимелех символизирует дьявола,
Который осаждает находящихся в башне, то есть в святой Церкви,
Но наша заступница, Богородица Мария,
Обороняет нас от козней дьявола благочестивой обороной.
И не только обороняет нас от козней дьявола,
Но также и защищает от соблазнов этого мира.
Эта защита нам очень необходима,
Ибо соблазны мира многочисленны и разнообразны.
Более всего соблазняет нас мир жаждой власти,
Гордыней и стремлением к накоплению богатств.
Это видно на примере Нимрода27, Александра28 и Навуходоносора29,
Гофолии30, Авессалома31, Адонивезека32 и Кедорлаомера33.
Некоторых соблазняет тщетной славой и людской похвалой,
Как видно на примере Амана34, Езекии и Ирода Агриппы35.
Некоторых соблазняет алчностью, воровством и стяжанием,
Как видно на примере Гиезия36, Ахана37 и Илиодора38.
Некоторые соблазняемы в мире роскошью и развратом,
Как видно на примере Замврия, Аммона39, Давида и Соломона.
Некоторые соблазняемы к пустословию и хуле,
Как видно на примере Навала40, Сеннахирима41 и Ровоама42.
Некоторые (соблазняемы) к злословию, оскорблениям и тяжбам,
Как видно на примере Марии Моисеевой43, Товии и жён Иова.
Сможем миновать и одолеть все соблазны мира,
Если всем сердцем возлюбим нашу заступницу Марию.
Это было показано ранее через Давида,
Который всем сердцем полюбил дочь царя Саула,
Которая за это спасла его от засады подосланных людей
И, отпустив его через окно, позволила ему уйти свободным.
Так же поступает Мария с любящими её,
Помогая им при всех их искушениях.
Давайте же будем любить и почитать Богородицу,
Нашу помощницу и благочестивую заступницу,
Чтобы и она сама защитила нас от бед в этом мире
И просила за нас своего Сына на небе.
О добрый Иисусе! Внемли Марии, молящей о нас,
И помоги ей, сражающейся за наше спасение. Аминь.


Примечания.

1. Иосиф Флавий. Иудейские древности. 2 кн. 10 гл.
2. Пс. 44:3.
3. Дан. 5.
4. Иудифь. 6.
5. Быт. 4.
6. 1Цар. 18 – 24.
7. Быт. 37.
8. 2Цар. 16.
9. 2Цар. 13.
10. Числ. 16.
11. Быт. 9.
12. 3Цар. 16:29-33.
13. Чис. 20:12.
14. 3Цар. 12:26-33.
15. 2Цар. 15:31.
16. Чис. 22.
17. 2Цар. 13.
18. 2Цар. 20:9.
19. 1Макк. 12.
20. Геродот. История. Книга I «Клио», § 201, 204 – 214.
21. 4Цар. 21:16.
22. 1Machab. 1:25.
23. 2Цар. 17:23.
24. Суд. 9:54.
25. 1Цар. 31:4.
26. Суд. 9:51 – 54.
27. Пётр Коместор. Схоластическая история Книги Бытия. 36 гл.
28. 1Макк. 1.
29. Иудифь. 2.
30. 4Цар. 11.
31. 2Цар. 15.
32. Суд. 1.
33. Быт. 14.
34. Есф. 6.
35. Деян. 12:21 – 23.
36. 4Цар. 5:20 – 27.
37. Иис. 7.
38. 2Макк. 3.
39. 4Цар. 21:19 – 23.
40. 1Цар. 25.
41. 4Цар. 18 – 19.
42. 3Цар. 12.
43. Чис. 12.



Миниатюра «Покаяние Магдалины»

Надпись внизу: maria magdalena egit penitenciam. luce vij. cap. (Мария Магдалина раскаялась. Лук. 7.)

Надписи на филактериях: septimo habeo tibi aliquid dicere (в седьмых, хочу тебе нечто сказать)
magister dic (говори, Учитель)
maria magdalena (Мария Магдалина)



Миниатюра «Покаяние Манассии».

Надпись внизу: manasses rex iuda penituit in captiuitate. secundi paralipomenon xxxiij. cap. (Манассия, царь Иудеи, покаялся в плену. 2Пар. 33.)

Надпись на филактерии: peccaui super numerum arene maris. multiplicate sunt iniquitates mei. ne perdas me domine cum iniquitatissimus sum. (Грехов на мне больше, чем число песчинок в море. Умножились мои злодеяния. Не губи меня, Господи, хотя я и нечестивейший.)



Миниатюра «Возвращение блудного сына».

Надпись внизу: filius prodigus necessitate compulsus redijt ad patrem. luce xv. cap. (расточительный сын, подгоняемый нуждой, вернулся к отцу. Лук. 15)

Надписи на филактериях: pater peccaui in celum et coram te iam non sum (dignus) nominari filius tuus. fac me sicut unum de mercenariis tuis (Отче! Я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих.)
Cito proferte stolam primam et induite illum et date annulum in manu eius et calceamenta in pedes ejus (Принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги)



Миниатюра «Покаяние Давида».

Надпись внизу: Dauid post adultium et homicidium egit penitenciam. secundi reg. xij. cap.(Давид раскаялся после совершённых прелюбодеяния и убийства. 2Цар. 12)

Надписи на миниатюре: Dominus quoque transtulit peccatum tuum. non morieris. (Господь снял с тебя твой грех. Ты не умрёшь)
Nathan (Нафан)
Peccaui domino (Согрешил я пред Господом)
Dauid rex (царь Давид)
Miserere mei deus secundum magnam misericordiam tuam et secundum multitudinem miserationum tuarum. (Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих)

Capitulum 41 (14)

Quote

In precedenti capitulo audiuimus quomodo christum dyabolus temptauit
consequenter audiamus quomodo christus mariam magdalenam curauit.
Cumque ihesus tricesimum annum inciperet a iohanne est baptizatus
et statim post baptismum a dyabolo est temptatus.
Postea cepit ipse populum baptizare et predicare
exemplo et doctrina viam salutis demonstrare.
In principio sue predicacionis emisit hunc dulcem sonum
penitenciam agite appropinquabit enim regnum celorum.
Per penitenciam predicauit regni celestis apertionem
ante aduentum suum nunquam audiuit homo talem sermonem.
Fidelis sermo et omni accepcione dignus
per penitenciam meretur regnum celorum peccator malignus.
Istud apparet in peccatrice magdalena
que fuit septem demonibus id est septem peccatis mortalibus plena.
Que eiecta sunt ab ea per contricionem et penitenciam
et ipsa misericorditer consecuta est dei clemenciam.
Nullus ergo peccator debet de dei clemencia desperare
quia deus presto est cunctis penitentibus debita relaxare.
Insuper penitentes ad regnum celorum reuocat
quod ante aduentum christi nulli penitenti fieri poterat.
Et istud deus per regem manassen olim prefigurauit
quem propter penitenciam de captiuitate in regnum reuocauit.
Manasses infinitis peccatis offenderat deum
prophetas suos occidens et nichil reputans eum.
Tot prophetas ipsum arguentes trucidauit
quod plateas iherusalem sanguine prophetarum purpurauit.
Sanctum prophetam ysaiam qui ipsum de sceleribus suis redarguit
cum serra lignea per medium dissecari fecit.
Tandem post multa scelera ab hostibus suis est captiuatus
et in exilium deductus et carceri deputatus.
Cumque esset in carcere cepit penitenciam agere et habere
et ex toto corde perpetrata scelera deflere.
Orauitque dominum profusis lacrimis amaris
peccaui inquit super numerum arene maris.
Et ideo non sum dignus videre celi altitudinem
propter iniquitatum mearum multitudinem.
Iram tuam deus clementissime irritaui
et malum coram te feci et illicita perpetraui.
Misertus dominus ostendit ei suam clemenciam
et misericorditer acceptauit ipsius penitenciam.
Nam de carcere et captiuitate ipsum liberauit
et in regnum suum et in iherusalem reuocauit.
Per hunc manassen peccator malignus designatur
qui cum sine timore peccat deum non timere comprobatur.
Prophetas domini ipsum arguentes cruciat
quando predicatores et doctores audire recusat.
Et quamdiu peccator perseuerat in peccato mortali
tamdiu fore probatur in captiuitate dyaboli.
Si autem ex toto corde suo egerit penitenciam
dominus paratus est ei succurrere per suam clemenciam.
Hoc idem innuit Dominus per quandam parabolam
quam predicauit de filio prodigo secundum lucam,
Qui recedens a patre suo abijt in regionem longinquam
et ibi luxuriöse consumpsit omnem suam substanciam
Et tunc incipiens egere ad quandam villam veniebat
et uni civium adherens procos illius pascebat.
Prodigus iste filius peccatorem significat
qui a patre suo celesti recedit quando mortaliter peccat.
Et tunc in regione longinqua est filius iste malus
quia secundum prophetam longe est a peccatoribus salus.
Et talis luxuriose consumit suam substanciam
quando sensus suos et vires conuertit ad maliciam.
Et tunc adheret uni ciuium id est lucifero et pascit porcos
quia sceleribus suis criminosis cibat dyabolos.
Post hoc filius prodigus peruenit ad tantam necessitatem famis
quod cupiebat ventrem suum replere cum siliquis.
Tunc ad patrem reuersus penitenciam agere incipiebat
quia penuria vel necessitas ipsum compellebat.
Et in hoc possumus notare saluatoris clemenciam
qui eciam compellit peccatores agere penitenciam.
In tantum enim salutem nostram querit et diligit
quod omnibus modis quibus potest nos sibi attrahit.
Quosdam enim attrahit per paternam inspiracionem
aliquos autem attrahit per salutiferam predicacionem.
Quosdam eciam allicit per beneficiorum largicionem
quosdam vero compellit per flagellacionem.
Isto modo filius prodigus compellebatur
quapropter penitentia ductus ad patrem suum reuertebatur.
Videns autem eum pater a longe sibi occurrebat
et in amplexus eius et in oscula ruebat.
Sic deus occurrit penitenti per graciam preuenientem
et recipit eum per clemenciam omnia scelera dimittentem.
Istud eciam prefiguratum fuit olim in rege dauid
qui adulterium et homicidium in vria perpetrauit.
Cumque redargutus a nathan Peccaui diceret
paratus erat pius dominus ut sibi statim dimitteret.
Nam cum diceret peccaui statim nathan respondit
dominus transtulit peccatum tuum id est dimisit.
O quam magna est pietas (tua) domine et quam ineffabilis
qui nullum penitentem cuiuscunque condicionis despicis.
Non respuisti petrum paulum thomam et mattheum
david achab manassem latronem achior et zacheum,
Ninivitas samaritanam raab ruth et adulteram
theophilum gilbertum tardem et mariam egipciacam,
Eunuchum symeonem cornelium ezechiam
magdalenam longinum et moysi mariam.
Non ergo propter immanitatem peccatorum nostrorum desperemus
quia diuersos testes diuine misericordie habemus.
O bone ihesu concede nobis veram et perfectam penitenciam
per quam peruenire mereamur ad tuam mellifluam presenciam. Amen.


Глава 41 (14)

Quote

В предыдущей главе мы узнали, как Христа искушал дьявол.
Теперь же давайте узнаем, как Христос позаботился о Марии Магдалине.
Когда Иисусу пошёл тридцатый год, Он был крещён Иоанном
И тотчас после крещения был искушаем дьяволом.
После же этого начал крестить народ и проповедовать,
Примером и учением показывать путь спасения.
В начале своей проповеди он произнёс следующие сладостные слова:
«Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное1».
Через покаяние Он проповедовал Царство Небесное.
До Его пришествия человек никогда не слышал такие слова,
Верные и достойные всяческого одобрения.
Через покаяние нечестивый грешник становится достойным Царства Небесного.
Это видно на примере грешницы Магдалины,
Которая была исполнена семи демонов, то есть семи смертных грехов,
Которые она изгнала сокрушением сердца и покаянием
И обрела милосердие и снисходительность Бога.
Поэтому ни один грешник не должен терять надежду обрести снисходительность Бога,
Ибо Бог готов отпустить грехи всем кающимся.
Сверх того, Он вновь призывает кающихся в Царство Небесное,
Чего до пришествия Христа не могло быть ни с одним кающимся.
Это Бог показал ранее через царя Манассию2,
Которого из-за раскаяния из плена вернул к власти.
Манассия неисчислимыми грехами оскорблял Бога,
Убивая Его пророков и не считаясь с Ним.
Он казнил столько пророков, порицавших его,
Что площади Иерусалима стали красными от их крови.
Святого пророка Исайу, который обличал его преступления,
Приказал распилить пополам деревянной пилой.
Наконец, после многих преступлений, он был пленён своими врагами,
Отправлен в изгнание и заточён в тюрьму.
Будучи в тюрьме, стал раскаиваться
И от всего сердца оплакивать совершённые преступления,
Проливая горькие слёзы, стал молиться Господу.
«Грехов у меня, – говорил, – больше, чем песка в море,
И поэтому недостоин я видеть высокое небо
Из-за множества злодеяний моих.
Возбудил я гнев Твой, снисходительнейший Боже,
Совершил я зло пред очами Твоими, преступив дозволенное».
Господь, сжалившись, явил ему Свою снисходительность
И милостиво принял его раскаяние,
Ибо освободил из тюрьмы и пленения
И вернул в его царство и в Иерусалим.
Через Манассию показан нечестивый грешник,
Который, когда грешит без страха, показывает, что не боится Бога;
Казнит пророков Господа, обличающих его,
Когда отказывается слушать проповедников и учителей.
И сколь долго грешник упорствует в смертном грехе,
Столь долго показывает, что остаётся в плену у дьявола.
Если же раскается всем сердцем,
Господь готов прийти ему на помощь из-за Своей снисходительности.
Это явил нам Господь через некую притчу,
Которую рассказал, проповедуя, согласно Луке, о расточительном сыне3,
Который, покинув отца, ушёл в дальние края.
Живя там в роскоши, расточил всё своё имущество
И, начав испытывать нужду, пришёл в некое поместье.
Попав там в зависимость от некоего человека, стал пасти его свиней.
Этот расточительный сын означает грешника,
Который уходит от своего небесного Отца, когда смертно грешит.
И тогда этот негодный сын оказывается в дальних краях,
Ибо согласно пророку спасение далеко от нечестивых4.
Такой человек расточает в роскошной жизни своё достояние,
Когда свои чувства и силы обращает к порочности.
И тогда он начинает зависеть от некоего горожанина, то есть от Люцифера, и пасёт его свиней,
Ибо своими нечестивыми преступлениями кормит дьяволов.
В последующем расточительный сын пришёл к такой нужде голода,
Что жаждал наполнить своё чрево рожками.
И тогда он, вернувшись к отцу, начал раскаиваться,
Ибо его понуждали голод и необходимость.
И в этом мы можем видеть благожелательность Спасителя,
Который понуждает раскаиваться даже нечестивых,
Ибо настолько жаждет и ценит наше спасение,
Что всеми способами, которыми может, привлекает нас к Себе.
Некоторых Он привлекает Отцовским внушением,
Некоторых же – спасительной проповедью,
Некоторых даже воздаянием благодеяний.
Других же понуждает бичеванием,
Как был принуждён расточительный сын,
Из-за чего, ведомый раскаянием, вернулся к отцу.
Отец же, заметив его издалека, вышел ему навстречу
И принял, облобызав, в свои объятия.
Так и Бог милостиво выходит навстречу кающемуся
И принимает его, благосклонно прощая все прегрешения.
Это было показано ранее через царя Давида5,
Который совершил разврат и убийство Урии.
Когда Нафан обличал его, сказал: «Согрешил я».
Благочестивый Господь был готов тотчас простить его,
Ибо когда сказал: «Согрешил я», – Нафан тотчас ответил:
«Господь снял с тебя, то есть отпустил, твой грех».
О сколь велико благочестие Твоё, Господи, и сколь несказанно!
Ибо не отвергаешь ни одного кающегося, какого бы он ни был состояния.
Ты не отверг Петра6, Павла7, Фому8 и Матфея,
Давида9, Ахава, Манассию10, разбойника11, Ахиора и Закхея12,
Горожан Ниневии13, Самарянку14, Рааву15, Руфь и блудницу16,
Феофила, Гильберта, Фаиду и Марию Египетскую,
Евнуха, Симеона, Корнелия, Езекию,
Магдалину, Лонгина и Марию Моисееву.
Поэтому давайте не будем отчаиваться из-за величины наших грехов,
Ибо у нас много очевидцев Божественного милосердия.
О добрый Иисусе! Даруй нам истинное и совершенное покаяние,
Через которое мы были бы достойны прийти в Твоё медоточивое присутствие. Аминь.


Примечания.

1. Матф. 3:2.
2. 2Par. 33.
3. Лук. 15.
4. Пс. 118:155.
5. 2Цар. 12.
6. Мф. 26:75.; Иоанн. 21:15 – 17.
7. Деян. 22.
8. Иоанн. 20:28.
9. 2Цар. 12:13.
10. 2Par. 33.
11. Лук. 23:40 – 43.
12. Лук. 19.
13. Ион. 3.
14. Иоанн. 4.
15. Иис. Нав. 2.
16. Иоанн. 8.



Миниатюра «Вход Иисуса в Иерусалим».

Надпись внизу: ihesus pergens in iherusalim videns eam fleuit. math. xxi. mar. xi. lu. xix. et io. xij. ca. (Иисус, направляясь в Иерусалим, когда увидел его, заплакал. Матф. 21; Марк. 11; Лук. 19; Иоанн. 22.)

Надписи на миниатюре: iherusalim (Иерусалим)
O si cognouisses et tu quia veniet dies (О если бы и ты знал, что грядёт день!)
Benedictus qui venit in nomine domini (Благословен Грядущий во имя Господа!)



Миниатюра «Иеремия оплакивает опустошение Иерусалима».

Надпись внизу: jheremias defleuit desolacionem iherusalem. trenorum. j. cap. («Иеремия оплакивает опустошение Иерусалима». Плач. 1.)

Надпись на филактерии: Quomodo sedet sola ciuitas …( Как одиноко сидит город …)
iheremias
Babilonie



Миниатюра «Народ встречает Давида».

Надпись внизу: Dauid susceptus est cum laudibus propter necem golie. j. reg. xuiij. capitulo (Давид встречен с хвалой после убийства Голиафа. 1Цар. 18.)

Надписи на миниатюре: Saul percussit mille et dauid decem milia hostium (Саул положил тысячу, Давид же – десять тысяч врагов)
rex dauid (царь Давид)
caput golie (голова Голиафа)



Миниатюра «Бичевание Илиодора»

Надпись внизу: heliodorus flagellatus est quod voluit spoliare templum. ij. machabeorum. iij cap. (Илиодор бичёван из-за того, что хотел обобрать Храм. 2Макк. 3.)

Надписи на миниатюре:

heliodorus (Илиодор)
templum domini (Храм Господень)

Capitulum 42 (15)

Quote

In precedenti capitulo audiuimus quomodo conuersio magdalene est facta
consequenter audiamus que circa christum in die palmarum sunt peracta.
In illa namque die principaliter tria notabilia contigerunt
que olim per tres figuras premonstrata fuerunt.
Videns enim ihesus civitatem iherusalem fleuit
cum laudibus susceptus fuit mercantes de templo eiecit.
Primo notandum est quod ihesus videns ciuitatem flebat
compassus civitati de miseria que illi imminebat.
Iste fletus domini nostri saluatoris iam pretaxatus
fuit olim in lamentacionibus ieremie prefiguratus,
Qui deflebat desolationem iherusalem factam per babilonios
ita ihesus deflebat desolacionem eius futuram per romanos.
Sic et nos exemplo christi ex compassione flere debemus
quando proximos nostros afflictos vel aflligendos videmus.
Plus est compati afflicto quam bona temporalia erogare
quia compaciens afflicto videtur aliquid de seipso sibi dare.
Compati debemus tam malefactoribus nostris quam amicis
exemplo christi qui compassus est suis inimicis.
Impossibile est illum misericordiam et graciam non mereri
qui scit afflictis compati ex toto corde et misereri.
Secundo notandum est quod populus christo cum laudibus obuiauit
et hoc prefiguratum fuit per regem dauid,
Cui populus post cedem golie cum laudibus obuiabat
et canticum laudis in honorem ipsius decantabat.
In quo cantico ipsum dauid regi sauli preferebant
quia saul mille et dauid decem milia attribuebant.
Dauid dominum nostrum ihesum christum figurauit
qui goliam id est dyabolum aduersarium nostrum superauit.
Iste verus dauid id est christus in die palmarum
honoratus fuit multipliciter in occursu turbarum.
Quidam hosanna filio dauid sibi acclamabant
quidam benedictus qui venit in nomine domini personabant,
Quidam eum israel regem esse asserebant
quidam eum saluatorem mundi esse concinebant,
Quidam cum floribus quidam cum palmis occurrerunt
quidam vestimenta sua in via prostrauerunt.
Mistice iherusalem visio pacis interpretatur
per quam fidelis anima spiritualiter designatur.
Ad hanc saluator noster omni hora paratus est venire
et nos ei in occursum per contricionem debemus ire.
Laudes domino clamosis vocibus decantamus
quando in confessione peccata nostra cum gemitibus recitamus.
Ramos palmarum ad laudem dei manibus portamus
quando corpora nostra in satisfactione disciplinis castigamus.
Vestimenta nostra in via ad honorem dei prosternimus
quando temporalia nostra erogamus christi pauperibus.
Cum floribus domino occurrimus et honoramus
quando misericordie operibus et diuersis virtutibus nos ornamus.
Christum ihesum qui venit in nomine domini benedicimus
quando pro beneficijs nobis collatis deuote sibi grates dicimus.
Regem eum et dominum nostrum esse protestamur
si omnia opera nostra cum timore dei et reuerencia operamur.
Tercio notandum est quod ihesus flagellum de funiculis fecit
et ementes et vendentes flagellando de templo eiecit.
Mensas euertit nummulariorum et effudit es eorum
nam et ipsi erant usurarij et collibiste phariseorum.
Hec autem flagellacio domini iam recitata
olim fuit in heliodoro prefigurata.
Rex enim seleucus misit principem suum heliodorum
vt iret in iherusalem et spoliaret ibi domini templum.
Et cum audacter intrasset in templum manu armata
statim contra eum vindicta dei est prouocata.
Ex improviso enim adfuit equus quidam horribilis
et qui sedebat super eum armatus erat et terribilis.
Equus autem heliodoro priores calces immisit
et ipsum deiciens, fremebundus ad terram collisit.
Affuerunt insuper alij duo robustissimi adolescentes
heliodorum usque ad mortem flagellis percucientes.
Quo facto equus cum sessore et adolescentes disparuerunt
et heliodorum flagellatum quasi mortuum reliquerunt.
Sed orante pro eo summo pontifice statim reuixit
et rediens ad dominum suum seleucum dixit:
Si scit rex aliquem hostem cuius mortem affectat
illum ad spoliandum templum in iherusalem mittat.
Heliodorus flagellatus fuit propter templi despoliacionem
yudei flagellati fuerunt propter usure palliacionem.
Pharisei enim posuerunt in templo colibistas et nummularios
qui volentibus offerre mutuo dabant denarios.
Et que iuxta legem usuras accipere non debebant
colibia tamen id est munuscula parua recipiebant.
Ficus uvas nuces poma vocabant colibia
amigdala pullos anseres columbas et similia.
Sicque usuras fraudulenter sub pallio tegebant
hec verba domini in ezechiele scripta non attendebant:
Usuram et omnem superabundanciam non accipietis
o fratres carissimi verbum hoc diligenti animo recommendetis
Sed proh dolor multi christiani hodie in ecclesia sunt
qui fraudulenter talem usure palliacionem faciunt.
Qui mutuum non dant pure propter dei dilectionem
sed propter munera vel seruicia fauorem vel promocionem
Hij peccant grauiter verbum istud domini non ponderantes
mutuum date nichil inde sperantes.
Tales Dominus de suo templo celesti expellet
et radicem eorum de terra viuencium euellet
Studeamus ergo templum dei et diuinum cultum venerari
si nolumus a domino flagello perpeluo flagellari.
Relinquamus ergo usuram et omnem spem usure
ne expellamur a domino de templo glorie future.
O bone ihesu doce nos hec omnia taliter custodire
ut mereamur in templum glorie tue eternaliter introire. Amen.


Глава 42 (15)

Quote

В предыдущей главе мы узнали, как произошло обращение Магдалины.
Теперь же давайте узнаем, что произошло вокруг Христа в Пальмовое Воскресенье.
В тот день случились три главных события,
Которые ранее были показаны тремя образами.
Иисус, увидев город Иерусалим, заплакал,
был с почётом принят, изгнал из Храма торговцев.
Сначала стоит заметить, что Иисус, увидев город, заплакал,
Сострадая городу в несчастье, которое близилось.
Этот упомянутый плач нашего Господа Спасителя
Был показан ранее в стенаниях Иеремии,
Который оплакивал опустошение Иерусалима вавилонянами.
Так и Христос оплакивал будущее его опустошение римлянами.
Мы также должны плакать по примеру Христа, сострадая,
Когда видим, что наши близкие притесняемы или их собираются притеснять.
Лучше сострадать притесняемому, чем стяжать бренное добро,
Ибо сострадающий притесняемому как бы отдаёт ему что-то от себя.
Мы должны сострадать как творящим нам зло, так и друзьям
По примеру Христа, который сострадал Своим недругам.
Невозможно, чтобы не был удостоен милости и благодати тот,
Кто знает, как от всего сердца сострадать страждущим и жалеть их.
Во вторых, стоит заметить, что народ встречал Христа хвалой.
И это было показано ранее через царя Давида,
Которого народ встречал похвалами, когда тот убил Голиафа,
И пел в его честь хвалебную песнь.
В этой песне они превозносили самого Давида выше царя Саула,
Ибо Саулу причиталась тысяча, Давиду же – десять тысяч.
Давид образно показывал нашего Господа Иисуса Христа,
Который одолел нашего врага Голиафа, то есть дьявола.
Этот истинный Давид, то есть Христос, в день Пальмового воскресения
Был много раз почтён встретившей его толпой.
Некоторые возглашали: «Осанна Сыну Давидову!»
Некоторые кричали Ему: «Благословен Грядущий во Имя Господне!»
Некоторые говорили, что Он Царь Израиля.
Некоторые воспевали Его как Спасителя мира.
Некоторые встречали его с цветами, некоторые – с пальмовыми листьями.
Некоторые расстилали на Его пути свои одежды.
Мистически «Иерусалим» понимается как «Явление мира»,
Через который духовно показана верная душа,
К который готов прийти наш Спаситель во всякий час.
И мы должны через покаяние идти Ему навстречу.
Мы воспеваем громким гласом хвалы Господу,
Когда перечисляем со вздохами сожаления на исповеди наши грехи,
Несём в руках во славу Господа пальмовые ветви,
Когда унимаем аскетизмом нашу плоть, чтобы загладить грех.
Почтительно расстилаем на пути Господа наши одеяния,
Когда раздаём свои бренные богатства страждущим Христовым,
Чтим Господа и встречаем Его цветами,
Когда украшаем себя делами милосердия и различными добродетелями,
Благословляем во имя Господа грядущего Христа Иисуса,
Когда за благодеяния, оказанные нам, воздаём с благочестием Ему благодарности,
Свидетельствуем, что Он наш Царь и Господин,
Если совершаем все наши поступки со страхом Божьим и почтением к Нему.
В третьих, стоит заметить, что Иисус сделал бич из верёвок
И изгнал продающих и покупающих из Храма,
Опрокинул столы менял и рассыпал их монеты,
ибо все они были процентщиками и коллибистами фарисеев.
Это бичевание Господа, о котором рассказано,
Было ранее показано через Илиодора.
Царь ибо Селевк послал своего вельможу Илиодора,
Чтобы тот шёл в Иерусалим и обобрал Храм Господень.
Когда тот бесцеремонно вошёл в Храм с вооружённым отрядом,
Тотчас на него обрушилось мщение Божье.
Ибо неожиданно явился некий ужасный конь,
На котором восседал некто страшный и был при оружии.
Конь ударил Илиодора передними копытами
И, опрокинув его с грозным фырканием, поверг наземь.
Рядом оказались также двое других сильнейших юношей,
Которые бичевали Илиодора вплоть до смерти.
Совершив всё это, конь с седоком и юноши исчезли,
Оставив бичёванного Илиодора почти мёртвым.
Но когда о нём стал молиться верховный понтифик, он сразу ожил
И, вернувшись к своему господину, сказал:
«Если царь знает кого-либо из врагов, кому он желает смерти,
Пусть пошлёт его в Иерусалим разорять Храм».
Илиодор был бичёван за разорение Храма,
Иудеи были бичёваны за ростовщичество,
Ибо фарисеи расположили в Храме коллибистов и менял,
Которые давали в долг денарии желающим принести жертвы.
Поскольку по закону нельзя было брать проценты,
Они брали коллибии, то есть небольшие подарки.
Инжир, виноград, орехи, фрукты называются коллибиями,
Миндаль, цыплята, гуси, голуби и прочее.
И так они обманно под такой личиной скрывали проценты,
Не обращая внимания на слова Господа, записанные в Книге Иезекииля:
«Не берите процентов и всяческих излишеств1».
О дражайшие братья! Помните и несите в душе эти слова!
Но, увы, сегодня в Церкви много христиан,
Которые обманно под личиной занимаются ростовщичеством,
Давая в долг не чисто ради любви к Богу,
Но ради подарков или услужения, протекции или продвижения.
Такие тяжело грешат, не внимая этим словам Господа:
«Взаймы давайте, не ожидая ничего2».
Таких Господь изгонит из Своего небесного Храма
И исторгнет корень их из земли живущих3.
Будем же стремиться почитать Храм Божий и божественный культ,
Если не хотим быть в вечности бичёванными Господом.
Оставим поэтому проценты и всякую надежду на проценты,
Чтобы не быть изгнанными Господом из Храма будущей славы.
О добрый Иисусе! Научи нас так соблюдать всё это,
Чтобы были мы достойны навечно войти в Храм Твоей славы. Аминь.


Примечания.

1. Иез. 18:17.
2. Лук. 6:35.
3. Пс. 51:7.

 

With Quick-Reply you can write a post when viewing a topic without loading a new page. You can still use bulletin board code and smileys as you would in a normal post.

Note: this post will not display until it's been approved by a moderator.
Name: Email:
Verification:
Type the letters shown in the picture
Listen to the letters / Request another image
Type the letters shown in the picture:
√49 Напишите ответ строчными буквами:
«Сто одёжек, все без застёжек» — что это?: