Author Topic: Цикл всяких писулек про Такорию  (Read 2949 times)

0 Members and 1 Guest are viewing this topic.

Offline Theo van Pruis

  • Posts: 2131
  • Gender: Male
Зарисовка

Однажды я ехал в поезде Москва—Чита, и один из попутчиков - Иван - после очередной стопки попросил меня рассказать о моей родине, о том, за что я люблю её, о том, что такое такорийская душа. Я немного подумал, и ответил. Такория, брат, это не то, что пишут в путеводителях. Такория, она вся в деревенской старушке, несущей бидон молока в свою избушку, в чёрном продавце в круглосуточном магазине в подвале многоэтажки, в старшеклассниках, ныкающихся со шприцами по подъездам пятиэтажек на окраинах всех городов страны. Она в трёх случайных попутчиках, которые встретились в поздний час в грязном придорожном бистро, и изливают друг другу душу за бутылкой добротной жаки, а потом больше и не встретятся никогда. На вид - всё та же Сербия, Македония, да хоть бы даже и Россия. Только, наверное, ещё грязнее и обшарпаннее. Но когда выходишь во двор, чтоб купить сигарет или пива, и случайно, когда взгляду не за что зацепиться, мельком смотришь на указатели, сразу понимаешь, что вот она - родина: проспект Светлого Будущего, Индустриальная улица, улица Героев Революции, Социалистический проезд. А за ним - Счастливая улица, и я не знаю, что могло бы быть ироничнее в таком месте. Новавийя - как большой жужжащий улей, в каждой соте которого сидит по наркоману, алкашу и ворчливой старушке, вечно грозящейся написать президенту, в честность и доброту которого она свято верит. А ведь это всего лишь один район. И таких десятки и сотни. Но мы любим Такорию за свободу.

Такорийцы - люди, уставшие жить ещё до того, как родились. Одна бабёнка из какого-то журнала однажды назвала португальцев "народом суицида", но не в том плане, что мрут часто, а в том, что всегда готовы погибнуть. Про португальцев не знаю, а вот такорийцы точно именно такие. По данным Центрального банка Рая имени Апостола Петра курс жизни такорийца на сегодня - пять тысяч белорусских рублей. Как банка сметаны в минском супермаркете. Наша страна, она в каждом заключенном тюрьмы на Большой Турецкой, в каждом барыге, на стене каждого многоэтажного муравейника, смотрящего огоньками своих окон на горы, по которым когда-то скакал на своём коне гордый Луиджи Вертэндо, горы, по которым Арей де Вердавор ехал к морю, чтоб отправиться завоёвывать новые земли за океаном, горы, по которым Хамар Мацаль подбирался к дворцу Каорреци, чтобы убить императора. И все они были такими же: горькими пьяницами, готовыми на всё. Именно благодаря такорийскому фатализму мы добились того немногого, что у нас есть. А сейчас на одной из этих гор стоит покосившийся флагшток, а на нём уже многие годы сопротивляется порывам ветра потрёпанный выцветший флаг, а на нём - три полосы и чёрный орёл, под суровым, но любящим взглядом которого все мы живём.

- Ээээ.. Эвона как.. - сказал Иван, отвернулся к стенке и заснул.

«Ψά εωτ ά Θακορια» — Θ. Ζη. Αλεξεου
«Chà esht ã Thakoria» — Th. Gj. Alekseu
Даёшь австронезийскую инфиксацию во все поля!

Offline Damaskin

  • Posts: 15254
в чёрном продавце

Негров в Такорию турки завезли?
इस दुनिया में जलघटिका की नलिका से बहते पानी सा जीवन

Offline Theo van Pruis

  • Posts: 2131
  • Gender: Male
в чёрном продавце

Негров в Такорию турки завезли?
У Такории богатая колониальная история: начиная с XVII века колониями Такории были земли в Южной Америке, Западной Африке и Океании.
Даёшь австронезийскую инфиксацию во все поля!

Offline Dana

  • Posts: 16596
  • Gender: Female
Offtop
Что-то мне Такория слишком Россию напоминает.
Homo homini cattulus est

Хто не знає про добро, той завжди буде злим,
Хто забув свою мову, той прокинеться німим,
Хто завжди був рабом, той залишиться ніким,
Все почалося з нічого і закінчиться нічим...

Offline Theo van Pruis

  • Posts: 2131
  • Gender: Male
Как раз в тему вопроса Дамаскина про чёрных и прочие колонии - здесь действие происходит в бывшей южноамериканской колонии Такорийской Империи.

Несколько лет назад, когда я в очередной раз разочаровался в жизни и, в особенности, в женщинах, я ездил в Аканию. Не знаю, зачем, но мне это казалось очень крутым: выйти из дома за сигаретами, и как бы невзначай улететь на другой конец мира. Как и у любого писаки, с деньгами у меня было не очень хорошо, а, откровенно говоря, совсем херово. Когда через двенадцать часов шасси самолёта коснулись шершавого бетона взлётно-посадочной полосы в Нортеополисе, я понял, что мне не хватит денег даже на номер в самой захудалой гостинице. Ночевать в аэропорту, последовав примеру героя фильма "Терминал", мне не очень хотелось, и я просто пошёл по ночным переулкам столицы, сам не зная куда. Где-то в Старом городе (все эти "старые города" в наших бывших колониях совсем одинаковые!) ко мне подошёл, шатаясь, юноша в кепке и потрёпанной ветровке. Я уже приготовился с трудом воспринимать аканийский диалект (враньё это всё, даже не диалект, скорее что-то креольское), но услышал "E, manko, a n'hajsh tu argjentin?", произнесённое примерно как "He, mak, nejsht gjat't?" Я не поверил своим ушам: это же мой родной диалект, он точно не местный - говорит, как у нас в горах под Беллавиштой. Я дал ему последнюю пару оров и он позвал меня выпить с ним жаки. В одном из самых грязных кабаков, каких мне только доводилось видеть, он поведал мне историю своей жизни. Я представлю её здесь, опустив лишь матерные междометия, просто потому что их было так много, что я поленился их записывать. Итак, вот она.

Меня зовут Энрике, и вся моя жизнь - похмелье. Я живу в Нортеополисе - Большом Н. Неважно, где я проснулся: в Мадаре, в Рио, в Асунсьоне, и неважно, что у меня нет квартиры, Большой Н - мой дом. Когда-то я был обычным такорийским подростком, ну, не совсем обычным: я не любил футбол, драки, да и вообще людей. Я хотел поскорее вырасти и стать учёным, но жизнь решила иначе. Когда мне стукнуло 18, я уехал из родного городка учиться в Мэльси. Я поступил в столичный вуз на лингвистику, но попал в дурную компанию и при первой же сессии вылетел из него, как пробка из бутылки шампанского в руках ловкого официанта в "Метрополе". Я решил начать новую жизнь и поехал в аэропорт, написав матери письмо о том, что уезжаю. Я продал телефон, учебники, все запасы травки и купил билет до Нортеополиса в одну сторону. Почему именно туда? Я просто посчитал "эниками-бениками": Бенедиксьон, Нортеополис, Ситаделла, Пасо Ново или Либертас. Вот так я и попал в Аканию. В первый же день в Норте познакомился в одном баре с двумя пацанами: Адрианом и бразильцем Жозе. Они снимали хату на улице Боливара, я подселился к ним, намутили группу - "Амазонские гангстеры", играли фанки-грув, хип-хоп, рэгги. Денег не было ни у кого, все не местные, так что поначалу играли на углу улицы Маршала де Верде и переулка Святого Григория в Старом городе. Потом на нас обратил внимание какой-то продюсер, мы поднялись, стали играть в клубах, в "Ямайке". Но тут началось дерьмо: мы с Адрианом не поделили одну тёлку, по пьяни чуть не убили друг друга, в конце концов та Мария досталась мне, но группа распалась: Адриан послал меня с Марией нахер, а Жозе возвратился в родной Манаус и там, как я потом узнал, умер от передоза хмурым. Жаль парня, хороший был. Я наконец нашёл работу, устроился переводчиком, мы с Марией сняли квартиру, даже думали заводить ребёнка. Но тут меня, как гражданина Такории, призвали на родину - началась война. Не знаю, зачем я поехал. Наверное, было скучно. А жизнь моя никогда ничего не стояла, и я это знал уже тогда. Война - жёсткая штука, брат. Когда на моих глазах эти сербские головорезы убили очередного моего кореша, я просто не выдержал. Свалил, доехал стопом до Сараева и улетел в Аканию. Но Мария вернулась к Адриану. Я запил. Жить было негде, делать нечего, я просто шатался по улицам. Так оно и сейчас продолжается. А ещё у меня есть мечта. Я хочу в Россию. Не знаю почему, но меня всегда тянуло туда. Бескрайние просторы, леса, поля, реки, тайга, тундра. Ты когда-нибудь слышал русский шансон? Знаешь, сколько в нём души? "Tagaanka, vse nochi polnije ogna, Tagaanka, zachem sgubiila ty mena..." И каждый ор, каждую дьетарку, которую мне дают на улице, я не трачу на опохмел, а кладу в копилку, сделанную из коробки от тостера, - на билет до Санкт-Петербурга. Меня зовут Энрике, и вся моя жизнь - похмелье.
Даёшь австронезийскую инфиксацию во все поля!

Из книги "Только до воскресенья"

Отрывок 1

(Действующие лица: Сэри, Арея, Эмилио и все прочие)

Глава 1


Даёшь австронезийскую инфиксацию во все поля!

Глава 2

Даёшь австронезийскую инфиксацию во все поля!

Offline Damaskin

  • Posts: 15254
У Такории богатая колониальная история: начиная с XVII века колониями Такории были земли в Южной Америке, Западной Африке и Океании.

А сама Такория где? На Балканах?
इस दुनिया में जलघटिका की नलिका से बहते पानी सा जीवन

Offline Theo van Pruis

  • Posts: 2131
  • Gender: Male
У Такории богатая колониальная история: начиная с XVII века колониями Такории были земли в Южной Америке, Западной Африке и Океании.

А сама Такория где? На Балканах?
Так точно. Граничит с Албанией и Хорватией, в том числе.
Даёшь австронезийскую инфиксацию во все поля!

Offline Damaskin

  • Posts: 15254
Так точно. Граничит с Албанией и Хорватией, в том числе.

Интересно тогда, как они колонии приобретали... Да еще в 17 веке.
इस दुनिया में जलघटिका की नलिका से बहते पानी सा जीवन

Offline Theo van Pruis

  • Posts: 2131
  • Gender: Male
Так точно. Граничит с Албанией и Хорватией, в том числе.

Интересно тогда, как они колонии приобретали... Да еще в 17 веке.
Плавали же.
Даёшь австронезийскую инфиксацию во все поля!

Offline Damaskin

  • Posts: 15254
Плавали же.

Они должны были под турками в это время сидеть. Или, по крайней мере, от этих турок отбиваться. Им не до колоний было.
इस दुनिया में जलघटिका की नलिका से बहते पानी सा जीवन

Offline Theo van Pruis

  • Posts: 2131
  • Gender: Male
Плавали же.

Они должны были под турками в это время сидеть. Или, по крайней мере, от этих турок отбиваться. Им не до колоний было.
Всему этому есть давно продуманное объяснение, но сейчас я уже в кровати и пишу с телефона, так что подробно расскажу завтра.
Даёшь австронезийскую инфиксацию во все поля!

Offline Python

  • Posts: 41372
  • Gender: Male
  • Aluarium agent
Так точно. Граничит с Албанией и Хорватией, в том числе.

Интересно тогда, как они колонии приобретали... Да еще в 17 веке.
Плавали же.
И как испанцы относились к тому, что их конкуренты в борьбе за новые земли толпой снуются туда-сюда через Гибралтар?
Пролетареві ніколи вчити європейських мов, бодай би свою знати добре і на ній принести до своєї хати світло знання (Гнат Хоткевич)
ÆC CASALI NAXI PRASQURI: AHOV CÆRU, MERTVÆRI TÆ SLAVUTÆT!
Вони просили його: «Скажи: кетум», а він говорив: «сатем», і не міг вимовити правильно.
Хотелось бы также отметить, что "Питон" - это "мышиный язык" : "пи+тон". © АБР-2

Offline Damaskin

  • Posts: 15254
Так и не разъяснилось про такорийскую колонизацию. Жаль  :'(
इस दुनिया में जलघटिका की नलिका से बहते पानी सा जीवन

Offline Theo van Pruis

  • Posts: 2131
  • Gender: Male
Так и не разъяснилось про такорийскую колонизацию. Жаль  :'(
Ох, извиняюсь, замотался и совсем забыл. Тут дело в том, что поначалу турки не очень интересовались Такорией, так как она в те годы почти не имела выхода к морю, вся состояла из суровых гор и была очень мало населена. Единственный конфликт произошёл в 1456 году около городка Беллавишта, когда турецкий отряд осадил крепость этого города. Тем не менее, такорийцам удалось с впечатляющей скоростью собрать импровизированную армию, в разы большую, чем турецкая, и дать османам отпор. Юноша, собравший победоносную армию — Луиджи Вертэндо — был канонизирован, а его брат стал первым князем Беллавишты — Александром I Освободителем. До этого Беллавишта была вольным городом, смахивающим на республику. За последующие 200 лет территория княжества (сначала княжества Беллавишта, позднее Соединённого королевства Беллавишты и Оштова, начиная с колониальных времён — Такорийской империи и, наконец, Такорийской республики) сильно расширилась. Были завоёваны или мирно присоединены многочисленные близлежащие города и земли. После переноса столицы из Беллавишты в Мэльси, на берег моря, начало развиваться сначала каботажное, в затем и дальнее плавание. С испанцами у Такории был договор о разделе территорий и ненападении, но испанцы всё равно его несколько раз нарушали.
Даёшь австронезийскую инфиксацию во все поля!

Немного из истории Такории

12 апреля 1992 года. Уже несколько недель по всей стране народ митингует. Вчера известный журналист и диссидент Миран Атонэсу объявил голодовку и приковал себя к цепями к постаменту памятника Вано Фьюмцева на площади Марксизма в центре столицы, но уже через полчаса подкатил чёрный "Орлёнок", и его забрали. По непроверенным данным, он содержится в Секторе N - особой тюрьме для политических заключённых - "предателей Родины". Сегодня на улицы должны выйти все. Первые полосы всех запрещённых газет призывают собираться на главных площадях всех городов Такории. «Вестник Свободы» пишет: "Возьмём логово правительственных крыс штурмом!" Колокола кафедрального собора Святого Луиджи начинают свой ежедневный перезвон. Когда двенадцатый удар наполняет тяжёлым чугунным звоном узкие извилистые переулочки Старого города, цветастые змеи из тысяч горожан устремляются к мрачному многоэтажному штабу Партии Труда со всех концов Мэльси. Бежит старушка в пёстром платке с автоматом в руке, запыхавшийся школьник с портфелем и раритетным ружьём из дедушкиной коллекции, шофёр с какой-то палкой. Даже буфетчик-верхнегвинеец оторвался от своих шашлыков и так и побежал с шампуром в руке, влившись в кричащую толпу, несущуюся к площади Марксизма по Садовой, едва не срывая вывески с магазинов. На площади уже стоит советская бронетехника, БТРы, машины СОГБ. Над площадью кружит военный вертолёт. Верхушка правительства уже эвакуирована по одному из многочисленных подземных туннелей и выжидает в бункере. Милиционеры и военные, стянутые впопыхах со всей страны, оцепили штаб Партии плотным кольцом. Десятки тысяч разъярённых такорийцев пытаются пробиться через оцепление. Милиционер в шлеме в очередной раз просит протестующих разойтись, и, наконец, отдаёт приказ стрелять. Начинается сумятица и полная неразбериха, первые трупы падают под ноги следующим волнам кричащего народа, вооруженного чем попало. Ручейки крови устремляются в канализационные люки, но их не видно под ногами тысяч протестующих. Народ в страхе разбегается, все прячутся, куда могут. В безмятежном, как всегда, без единого облачка, небе столицы раздаётся шум моторов. Истребители, десятки самолётов, прилетевших с юга, накрывают громадными тенями всю площадь. Взрывы, стоны раненых. От здания штаба Партии откалывается громадный кусок. С севера появляются новые самолёты, но уже поздно - скоростные истребители Вооружённых сил Свободного Государства Асо исчезают так же быстро, как появились.
Даёшь австронезийскую инфиксацию во все поля!

Offline Damaskin

  • Posts: 15254
вся состояла из суровых гор и была очень мало населена.
такорийцам удалось с впечатляющей скоростью собрать импровизированную армию, в разы большую, чем турецкая,

Как одно с другим соотносится?
इस दुनिया में जलघटिका की नलिका से बहते पानी सा जीवन

Offline Theo van Pruis

  • Posts: 2131
  • Gender: Male
вся состояла из суровых гор и была очень мало населена.
такорийцам удалось с впечатляющей скоростью собрать импровизированную армию, в разы большую, чем турецкая,

Как одно с другим соотносится?
Я просто допустил небольшую неточность: отряд Луиджи Вертэндо был сильно больше того конкретного отряда турок из ~300 человек , который пришёл завоёвывать Беллавишту, думая, что там и сопротивляться-то некому. Естественно, он был гораздо меньше собственно турецкой армии.
Даёшь австронезийскую инфиксацию во все поля!

 

With Quick-Reply you can write a post when viewing a topic without loading a new page. You can still use bulletin board code and smileys as you would in a normal post.

Note: this post will not display until it's been approved by a moderator.
Name: Email:
Verification:
Type the letters shown in the picture
Listen to the letters / Request another image
Type the letters shown in the picture:
√49 Напишите ответ строчными буквами:
«Сто одёжек, все без застёжек» — что это?: