Author Topic: Аублаа  (Read 8731 times)

0 Members and 1 Guest are viewing this topic.

Offline Давид Дасаниа

  • Blogger
  • *
  • Posts: 326
  • Gender: Male
on: November 13, 2011, 09:31
По фамилии Аублаа поисковая система Нигма выдаёт вначале 874 результата. Откроем эти страницы в Интернете, изучим их содержимое, а потом и проанализируем факты. Итак, материал первый: краткий очерк Мирры Константиновны Хотелашвили-Инал-ипа «К истории рода сочинских князей Аублаа». Ознакомим вас с работой, фиксируемой нами в тезисной форме. Подробнее: http://www.abaza-duney.ru/khotelashvily_aubla.pdf
Несколько слов об авторе: Хотелашвили-Инал-ипа Мира Константиновна - историк, руководитель отдела древней и средневековой истории Абхазского Государственного национального музея. Вдова историка и этнографа Ш. Д. Инал-ипа.


Эвлия Челеби о племени «Соча». Из «Книги путешествия» турецкого автора Эвлия Челеби известно, что в середине XVII века, а это не такое уж далекое время от XIX века, западнее общества Хамыш (располагалось в долине р. Хоста), существовало достаточно многочисленное «племя» Соча, имевшее своего бея, т. е. князя, так же, как и у всех, говоря словами Челеби, племен «абаза» прибрежной полосы, общества которых носили названия своих ведущих родов (в данном случае имеется в виду территория только Джигетии). И «племя» Соча, как его зафиксировал Э. Челеби, писавший на турецком языке, называлось по имени своего бея-князя – Соча, в абхазском произношении Шьача (Шəача). К сожалению, в известных нам источниках второй половины XVII и XVIII вв. ни о роде Соча, ни о роде Аублаа нет никаких сведений. все прибрежные общества до последнего дня их бытования на родине продолжали называться по именам их правящих родов, зафиксированных еще в «Книге путешествия» Э. Челеби. Исключение в этом ряду представляет только общество Соча. В XIX столетии на той же территории вдруг появляется новое название владетелей этого общества – Облагу или Аублаа, а их владения, начиная от водораздела между реками Дагомыс и Псахе и до владений князей Хамышаа абхазы и другие местные жители называли просто – Аублаа идгил, что означало «Аублова земля».
Кто такие Аублаа? Возможно Аублаа представляет собой закрепившееся в качестве фамилии название какой-то ветви, патронимии (абхазское «абипара») бывшего княжеского рода Шəача/Сача/Саша? Этот род в абхазском фольклоре проходит всегда только как княжеский, причем обязательно в связке с другой и тоже княжеской фамилией – Шварыква ( Шəача-Шəарыҟəа). Упоминается в преданиях и некий Шəача Ҳабыџ (Швача Хабыдж).
Мнения по этимологическому происхождению топонима Сочи. Сам же топоним Сочи/Соча, по убеждению известного лингвиста акад. К. В. Ломтатидзе, имеет абхазское происхождение (Ломтатидзе К. В. О некоторых вопросах этнической принадлежности и расселения абхазов.// Ж-л «Мнатоби» 1956, 12 (на груз. яз).). К ее мнению присоединился и Ш. Д. Инал-Ипа, считающий вполне вероятной генетическую связь термина Сочи с абхазским языком. Как он пишет Сочи, а вернее Соча, в абхазском известен «в двух вариантах – Швача (Шəача) и Хышвача (Хышəача и Хы-шəача), что в дословном переводе с абхазского (бзыб. Хы-Шəача) означает «Головное Сочи», а Хышəача – «Трое+Сочье» (возможно в последнем названии подразумеваются: аул Али Ахметбея Аублаа, затем основное селение на левобережье и небольшой поселок на правобережье реки Сочапста.
Представители фамилии Швача - Шашэ в Турции. В 1991 году одного Шашэ встретил в районе Адапазары, сотрудник АбИГИ, лингвист В. М. Бганба, но собранные им материалы, к сожалению, еще не все опубликованы. Другого Шаша/Саша встретил во время своей этнографической экспедиции абхазский этнолог Ю. Г. Аргун. Шьашаа Мас-ипа Ешраф рассказал Юрию Аргун только то, что знал от своих прадедов: предки Шьашаа всегда жили в долине реки Сача-пста, а невдалеке от них обитали общества Чуа и Хамыш.
Упоминание Аублаа в письменной литературе. Имя рода Аублаа всплывает в военной исторической литературе в форме Облагу только в период Кавказской войны. Первые сведения о них относятся к 1830 и 1835-37 гг. Это был род, – по словам барона И. К. Аш, – «сильнейший из садзских князей», а по Ф. Ф. Торнау был «сильнейшим» не только среди садзских, но и среди всех князей и владетелей на территории от реки Шахе и до р. Бзыбь, т. е. включая и весь Садзен (Джигетию). К сожалению, известными стали (и то лишь отчасти) всего два его представителя – владетельный князь общества Соча - Али Ахмет Бей Аублаа и его брат, погибший во время морского боя с казаками в 1841 году, имя которого так и осталось неизвестным.
См.: http://apsuaforum.bestforums.org/posting.php?mode=edit&f=140&p=890

Reply #1 on: November 13, 2011, 09:32
Продолжаем рассмотрение работы М.К. Хотелашвили-Инал-ипа «К истории рода сочинских князей Аублаа».

Аублаа в абхазском фольклоре. Аублаа выступают одной из самых привилегированных и почитаемых абхазских родовых групп в абхазском фольклоре – легендах, сказках, многочисленных выражениях, присказках, пословицах, афоризмах и поговорках. К сожалению, они трудно переводимы на русский язык и теряют при этом всю свою фольклорную специфичность и оригинальность. Ниже приводится ряд из тех, которые удалось собрать к настоящему времени, а их без сомнения гораздо
больше:
1) Аублаа-ҧҳа Мырқьа дысзааугап, сара мыжда?! («Может ты приведешь Мыркьу – дочь самого Аублаа?! Так говорили слишком разборчивому жениху).
2) Аҧсуаа зхылҵыз, Аублаа иҧҳа лоуп. (Абхазы произошли от дочери Аублаа).
3) Аублаа-ҧҳа дызҭацахаз иҩны насыҧла иҭəуп. (Дом, в котором дочь Аублаа стала невесткой, наполняется счастьем).
4) Аублаа! (Так, с восхищением отвечали на вопрос: какова невеста?, имея в виду ее статность, красоту и достоинства, и это означало, что она также прекрасна, как дочь Аублаа. В то же время могли так ответить и с насмешкой в том случае, если невеста была уж слишком неказистой, некрасивой и без всяких достоинств).
5) Аублаа рыҧҳа дааргазшəа («Как-будто привели дочь Аублаа». Так с иронией говорили о тех, кто слишком суетился во время привода невесты, не отличавшейся ни красотой, ни происхождением и никакими особыми достоинствами).
6) Аублаа реиҧш дхаҵазароуп («Он должен быть таким же бесстрашным как Аублаа»).
7) Згəыҕьра бзиоу Аублаа дрывасуеит («Только тот, кто обладает особым мужеством может позволить себе соперничать с Аублаа»).
8) Аублаа диҧазар аҟара, пату иқəырҵеит («Ему оказали такой почет, будто он сын Аублаа»).
9) Уи дублаауп, духамҵгылар ҟалоит, уамашəа иумбан («Он Аублаа, может и не вставать»). Поговорка имела два значения: в одном по отношению к Аублаа, которые имели право не вставать ни перед царями, ни перед владетелями, в силу своего особого положения, а в другом – по отношению к дурно воспитанному человеку, не вставшему для приветствия вошедшего
или подошедшего человека, вообразив о себе Бог знает что.
10) Уи Аублаа иеиҧш зегь идырует («Он подобен Аублаа – все знает». Ее также употребляли в двух смыслах, в одном – относили к очень сведущему человеку, а в другом применяли к личности недалекой, малознающей, но любящей порассуждать)
11) Ухы шпамҩаҧуго, уублаау џьушьозар! (« Как ты себя ведешь! Ты что, Аублаа, что ли?» Говорилось с осуждением, в смысле: «что ты себе позволяешь?!»)
12) Убриаҟара уҧсҭазаара узахӡыӡауеи Аублаа рыҧсы ухоушәа. («Что ты так дрожишь за свою жизнь, будто душа самого Аублаа сидит в тебе». Это значило, что душу и жизнь Аублаа при всех обстоятельствах надо было сберечь и сохранить).
13) Аублаа уапҿацəла дҽыжəырхует. («Помогавший спешивавшемуся с коня Аублаа, подстилал под его ноги полу своей бурки или черкески». Непереводимая дословно окаменелая фраза-формула, записанная в Турции со слов садза Хаки Уарданиа и объясненная его односельчанином Хишба).
14) Ахəшҭаара иҽҳəахаз Аублаа дихыччоит ҳəа («Застрявший у костра, [т.е. ничтожный] смеется над Аублаа».)
15) Аҧсуа изы асас даублаауп («Для абхаза гость так же дорог и уважаем, как представитель рода Аублаа»).
Несколько вариантов поговорки-вопроса, связанного с обычаем гостеприимства, где упоминается Аублаа, относят и ныне к сильно запоздавшему человеку:
16) Аублаа дуҭазма? («Аублаа что ли гостил у тебя?»).
17) Унызкыло иумази, Аублаа дуҭамызҭгьы! («Что ты так задержался, будто тебя посетил сам Аублаа!»).

Reply #2 on: November 13, 2011, 09:33
Продолжаем рассмотрение работы М.К. Хотелашвили-Инал-ипа «К истории рода сочинских князей Аублаа».

Аублаа - наиболее влиятельная фамилия среди абхазов. У потомков махаджиров сохранилось много различных воспоминаний и древних представлений о прошлом величии этого рода. Их собирал в Турции известный абхазский ученый, историк и фольклорист, потомок махаджиров Омар Бейгуаа. Собирал он эти материалы не только у старожилов-сказителей, но и у представителей семей Аублаа. Со слов стариков сказителей он записал предание о том, что: «Вначале был Аублаа, затем Апсха, потом Ачба, за ним Чачба» и далее отмечает, что «в старину на собраниях и в других общественных местах все вставали, когда появлялся Ачба, или его внук Ачачба. Но Аублаа при их появлении имели право не вставать, и это не считалось постыдным или признаком дурного тона». От того времени и сохранилось у абхазов выражение: «Он Аублаа, может и не вставать». Как он отметил «Царь Апсха занимал главное место в социальной иерархии абхазов, но Аублаа стояли над всеми слоями, включая царский род, и хотя они не относились к правящей династии, но считались выше всех царствующих родов». По его словам «в абхазской истории династические фамилии Ачба, идущие за ними Чачба и, не уступавший им ни в чем, предводитель Инал, в обычаях и законах абхазского народа стоят ниже Аублаа». А такое место, как представляется, мог, по-видимому, занимать только верховный жрец государства.
Обряд рода Аублаа. О странном обряде, отдающим ароматом глубокой древности, рассказал в 1990 году представитель этого рода, абхаз из потомков махаджиров-садзов Аублаа Икмет Ещреф-ипа (позже тот же сюжет был записан и от Аублаа Зосхана) (Ачба А. О. Изустцəаада Аублаа? (Кто такие Аублаа?) // Гражданское общество. Сухум, 2004, с. 13, 14). По их словам детям мужского пола их рода до 3-хлетнего возраста не разрешается соприкасаться с землей, все это время их носят на руках. По исполнению ребенку трех лет, в центре двора на земле расстилают овечью шкуру (а ранее, в Абхазии, скорее всего, расстилали козью) и ставят на нее босоногого мальчика. При этом читают специальную молитву: «Пока этот мальчик будет ходить по Земле, пусть от него будет отвращена всякая порча и чтоб была ему ниспослана благодать, любить и быть любимым среди своего народа, чтоб он был достойным всяческого уважения, а Бог пусть относится к нему с любовью. Пусть он будет красивым, хорошим и чтоб в народе пользовался славой». Об этом странном обычае пишет и Омар Бейгуаа. Считается, что если не провести описанный ритуал, то на мальчика, соприкоснувшегося с землей, станут влиять какие-то злые силы, исходящие от земли, а вернее от божества Земли. Как выше отмечено, обряд совершается в середине двора, где ребенка, поставив на шкуру, обязательно поворачивают лицом к востоку, в сторону восхода солнца. После произнесения молитвы, от которой, по всей видимости, остались лишь малые и искаженные фрагменты, ребенка поднимают со шкуры и босым же ставят на чистую землю. С этого момента он считается, как говорят Аублаа, «освобожденным от злых сил Земли». Ритуал этот неукоснительно продолжают совершать все семьи Аублаа до настоящего времени. «Мы, Аублаа, продолжаем исполнять обычаи предков – молимся не иначе, как сидя на овечьих подстилках. Мы, подобно предкам, высоко несем нашу Аублара (родовую честь Аублаа), нашу мораль, нашу Апсуара (Абхазство).
Князь Мюнур Аублаа о степени почтения абхазов к их роду. В связи с этим обычаем представляет интерес и рассказ князя Мюнура Аублаа, который записал в Стамбуле Д. К. Чачхалиа. По словам Мюнура в их роде помнят, каким глубоким почтением пользовались их предки на родине в Апсны, помнят и о том, что «когда Аублаа сходили с лошади, то им, не давая ступить сразу на землю, подстилали под ноги нижнюю полу своей бурки или черкески» (личный архив Д.К. Чачхалиа).
«Змеиный род» Аублаа? Л. И. Лавров считал, что «змеиный род» или «род змей» является никем иным, а родом именно «сочинских князей Облагу или Аублаа, как называют его донесения русских начальников ( где «а»,– пишет он ,– видимо, есть абхазский префикс)» и далее продолжает: «В названии рода, присутствует элемент «бла», «блэ», что на адыгских языках означает «змея». Может быть в прозвании Аублаа «змеиным родом» отразились их древние жреческие функции в культе почитания змей, в свою очередь, связанном с культом молнии – огненной небесной змеи? Недаром в роде Аублаа особо почиталась надочажная цепь как змей в железе – символ связующего звена между огнем земным с огнем небесным. Сравнительно недалеко от Сочи, в 5-ти или 5,5 верстах вверх по течению реки существовало даже селение под названием Архыщна-аху, что по-абхазски означает «Холм надочажной цепи». Значит и там существовал один из центров ее культа.
Топоним Аублаарныха. По воспоминаниям старожила города Сочи доктора К. А. Гордона гора Батарейка еще в начале XX века вся была покрыта старым дубовым лесом, в котором величина дубов доходила до 2-3-х обхватов толщины. Это была священная дубрава рода Аублаа – Аублаарныха, где «р» показатель принадлежности, а «ныха» означает «святилище». На этой возвышенности помещалась не только усадьба Али Ахмета, его аул и святилище в священной дубовой роще рода, но находились и могилы его предков, о чем писал Дж. Белл и доктор К. А. Гордон в последнем своем письме к Ш. Д. Инал-Ипа. Топоним Аублаарныха был засвидетельствован и профессором А. Д. Нордманом.

Reply #3 on: November 13, 2011, 09:36
Продолжаем рассмотрение работы М.К. Хотелашвили-Инал-ипа «К истории рода сочинских князей Аублаа».

Описание святилища Аублаарныха. В этой священной роще на нижней ветви огромного старого дуба, висела железная цепь, оканчивавшаяся небольшим крестом с прикрепленной к нему надочажной цепью необычной формы. От этого креста шли расходящиеся в стороны две другие цепи, образующие стороны треугольника, с основанием из железной плотной пластины с пятью отверстиями – по одной на утонченных ее концах для скрепления с цепями и три в средней части, через которые были продеты кольца с прикрепленными к ним железными крючьями. Эти крючья, как видно предназначались для подвешивания пожертвований. Внутри же треугольника был приварен большой железный крест. Обо всем этом Дж. С. Белл пишет следующее: «…священность места определялась несколькими разбросанными могилами… Здесь я подошел к объекту моего любопытства, подвеске на ветви огромного старого дуба, к которой она была прикреплена железным клином. Прилагаемый набросок может наилучшим образом дать представление об этой любопытной реликвии древности и несомненном свидетельстве того, что христианство когда-то здесь преобладало, а также и о месте, выбранном для него. На крючки вешали различные многочисленные пожертвования… которые оставались до полного ветшания. Вид некоторых лоскутков говорил о том, что они появились не так давно. Некоторые люди хотели снять этот крест как осужденного свидетеля ошибки и предрассудков их предков, чтобы русские не могли попытаться использовать его для притязаний на страну, которая когда-то была христианской. Другие же относились к этому символу с таким же почитанием, как Али Ахмет Бей, глава этой местности, который предъявлял право на предупреждение и пресечение осквернения этой реликвии веры его дальних предков, и я верю, что это было причиной более решительного сопротивления русским в одной или двух вылазках в этом направлении». Фактически в этом предмете, как нельзя более ярко проявился религиозный синкретизм, где древний культ надочажной цепи и почитаемый языческий символ креста, несомненно, называвшийся с дохристианских времен аджаром (но вовсе не со времени принятия грузинами христианства), слился с христианским крестом. Действительно, этот предмет являлся «интереснейшей реликвией», свидетельствующей о произошедшем религиозном» синкретизме, процессе слияния христианских и языческих представлений. В этой дубраве, по словам Дж. Белла, около деревьев было поставлено много железных и других древних крестов, а среди них попадались даже позолоченные. По его свидетельству три креста были особо почитаемы – один висевший на дереве и два других, стоявших на земле. В связи с этим представляет интерес, описанный выше инцидент имевший место 10 июля 1838 года, во время борьбы русских за захват сочинского района. Именно тогда разгорелся спор «по поводу некоторых старинных крестов». Часть народа требовала уничтожения особо почитаемых из них, а другая сильно препятствовала этому. Однако спор окончился в пользу почитателей крестов, среди которых первым оказался сам, по словам Ф. Торнау, якобы «ревностный мусульманин», князь Саша, Али Ахмет Бей Аублаа. «Благодаря его вмешательству, кресты были оставлены». Кстати, этот князь, о чем писал тот же Дж. Белл, пил много вина, а такое пристрастие к вину, в свою очередь, никак не согласуется с представлением о нем, как о «ревностном мусульманине». Род Аублаа, о чем уже говорилось выше, впервые появляется в форме Облагу в 1830 году у барона И. Аш, а затем в 1835 повторен и Ф. Торнау. В дальнейшем в таком написании название рода больше, кажется, не встречалось.

Reply #4 on: November 13, 2011, 09:36
Что говорит о садзском (абхазском) происхождении рода Аублаа. Какие же доводы можно привести для обоснования его принадлежности к садзскому, а точнее и шире, к абхазскому этническому миру:
1. Важен вопрос его сословного положения. Высшая феодальная категория князей, к которой принадлежали князья Аублаа, Хамышаа и Ачу, была представлена в социальной структуре абхазского общества XIX века, а не убыхского. Князей в социальной структуре убыхского общества не было.
2. Известно, что Аублаа были крупнейшими и богатейшими феодалами. Только один князь Али Ахмет, по сведению генерала Н. Анрепа владел 700-ми дворами, а все население, находившееся, как тогда говорили, под «покровительством» князя, равнялось 10 000 человек, в то время как «сильнейший» и «богатейший», как тогда считали, убыхский дворянский род Берзеков, согласно Дж. Беллу, не имел ни одного своего представителя, обладавшего более чем 20-ю подвластными дворами.
3. О популярности Аублаа говорят фольклорные абхазские, а не убыхские, материалы, приведенные выше в тексте статьи. Само собой разумеется, что никакой род не мог бы занять столь впечатляюще почетное место в устном народном творчестве как Аублаа, в чуждой ему этнической среде. Вместе с тем этот материал свидетельствует и о глубокой древности рода.
4. Ш. Д. Инал-Ипа обратил внимание на оформление фамилии Аублаа, также как и Хамышаа, Чизмаа и других, окончание которых носит абхазский характер, где «аа» показатель множественности в отношении людей, что имеет распространение именно в абхазской среде: Жанаа, Козмаа, Герзмаа, Думаа, Агумаа те же Чизмаа и многие другие, о чем писали в свое время академики С. Н. Джанашия и К. В. Ломтатидзе.
5. Институт асасства являлся органической частью абхазского образа жизни и составлял неотъемлемую составляющую народного кодекса – «апсуара». Им и воспользовались князья Арыдба, вселяясь на земли князей Аублаа.
6. Представители рода Аублаа говорят, что они до сих пор живут по правилам апсуара, т. е. «абхазства», прося Бога помочь им сохранить этот ценнейший национальный институт. И тут же с сожалением и тревогой говорят, что от их рода осталось всего несколько семей, говорящих по-абхазски. Вся молодежь растворяется среди турок, благодаря интенсивной урбанизации.
7. О том, что род Аублаа был абхазским, вряд ли может вызвать сомнение. Даже в политической жизни страны он, несмотря на то, что находился в сфере политического влияния убыхов, как правило придерживался общеабхазской ориентации и более лояльно относился к вопросу присоединения к России. Вспомним групповой портрет абхазских князей конца апреля и начала мая 1841 года, исполненный Г. Гагариным, где стоят представители только абхазской знати со своей свитой: слева-направо – генерал русской армии, первостепенный абхазский дворянин Кац Маан, затем под священным дубом стоят садзские абхазы князья Ахмет Аублаа и Аслан Гечба, славившийся своим огромным ростом и редкой, по словам Фр. Боденштедта, мужской красотой, далее цебельдинский князь Зоусхан Маршан (погиб в тот же год во время боев, предпринятых Анрепом для «наказания» убыхов, в безрезультатной, так называемой «Убыхской экспедиции» в начале октября 1841 года) и четвертый от него бзыбский княжич, воспитанник Керантуха Берзек – Ростом Инал-Ипа (сын Нарчоу Инал-Ипа, также бывшего воспитанника Берзеков.) Как ни странно, этот, широко известный групповой портрет, как и совместный портрет Керантуха Берзека с его воспитанником княжичем Ростомом Инал-Ипа, у всех авторов проходят по-разному, но нигде не даны правильные данные об этих личностях. Сведения же обо всех перечисленных лицах можно найти в специально посвященном этому вопросу исследовании – статье Д.Чачхалиа.
Что же говорят сами представители рода Аублаа о своей этнической принадлежности? При этом, большое значение имеет самосознание самих Аублаа. В Турции садзов, включая Аублаа и Шашаа, считают абхазами, называя всех абхазов и абазин одним словом «абаза», (адыги же словом «азега» называют именно абхазов, включая туда садзов, бзыбцев, абжуйцев и горные абхазские общества). Все члены рода Аублаа удивляются тому, что их часто относят к убыхам. Так, Мюнур Аублаа, живущий недалеко от города Адапазары, в селении, которое они называют Джгерда, заявил Д. Чачхалиа, что с удивлением и только из печатных работ узнал, что их считают убыхами, в то время как весь их род садзский, абхазский. Он твердо знает, что его предки абхазы – апсуа как по отцовской, так и по материнской линии. Все представители этого рода знают свою родословную до отдаленнейших колен и утверждают, что их предки говорили на садзском языке, на котором продолжает говорить все нынешнее садзское население диаспоры.

Offline Circassian

  • Вне лингвистики
  • Posts: 1300
Reply #5 on: February 11, 2012, 10:44
Ох, как надоели эти подлоги!

Абхазско-русский словарь Генко (стр. 251), указывает, что аублаа=убых, т.е. это более древнее название этого черкесского субэтноса, пред которым так преклонялись и побаивались абхазы(достаточно ознакомиться со статьей "Зимние походы убыхов на Абхазию")


А вот другое слово напряму заимствованное в современный абхазский язык еще со времен, когда абхазы почтительно обращались к своим адыгским гостям на чистейшем адыгабзэ



тут доказательство того, что сами абхазские лингвисты согласны с тем, что слово в абхазском из адыгского (вообще абх. язык на 15% состоит из адыг. заим., абазинский на 25%!)
Этимологический словарь Шагирова стр.144



Ну, а это вдогонку, чтобы уж ни у кого никаких сомнений не могло возникнуть какое впечатление оказывало появление черкесов среди абхазов


Offline Давид Дасаниа

  • Blogger
  • *
  • Posts: 326
  • Gender: Male
Reply #6 on: February 11, 2012, 11:46
Circassian, подлоги это то, что делали и делают адыгские любители истории в глобальной сети интернета. В то время, как вы сами, уважаемый Circassian, перевираете историю абхазо-адыгских народов в пользу адыгов, фальсифицируете историю и культуру абхазов и абазин, настоящие адыгские учёные (посмотрите и по учебникам) не считают убыхов адыгами.
Приведённые вами примеры более свидетельствуют о том, что вам нужно больше и чаще заниматься наукой (историей, этнологией, лингвистикой). Почему? Да потому, что вы, кое-что зная, опускаете целые пласты информации, лежащие на поверхности.
Во-первых, где вы видели в адыгском фольклоре такого разнообразия фраз и высказываний (афоризмов) об убыхах? Во-вторых, как бы вы ни старались, у вас не получится адыгизировать этноним «Абаза», который касается исключительно абхазов, абазин и убыхов. В-третьих, если сказал Генко, значит, ему во всём нужно доверять? Абхазское обозначение убыхов «аублаа» возникло потому, что среди убыхов наиболее почитаемым родом, имевшем как бы функции «убыхского владетельного рода», были представители садзской (западноабхазской) по происхождению фамилии Аублаа. Вообще, по убыхам очень много неизведанного. Наверное, мало кто знает, что убыхов абхазы в своё время именовали как «абыхәаа» (абыхуаа), что означает «скальные люди». Отсюда и абхазо-абазинская фамилия Абухба (Абыхъв – Абуковы). В-четвёртых, наличие в абхазском языке адыгизмов типа «адаха» или «адахь», никак не свидетельствует о том, что все абхазы говорили с адыгами на «чистейшем адыгабзэ». Вы лучше изучите абхазо-абазинский субстрат адыгских языков. Это будет намного эффективнее.
Следующий ваш пример, опять-таки взятый от Генко, выдаёт вас как непрофессионала, тем более в лингвистике. Слово «аиадыгь» ни в бзыпском, ни в абжуйском диалектах абхазского языка не означает «хорошо одевающегося человека». Более того, оно никогда это не означало. «Аиадыгь» - это просто «адыгеец». Только и всего. 

Reply #7 on: February 11, 2012, 11:56
А сейчас я преподам вам урок, который, надеюсь, хотя надежды мало, пойдёт вам в прок.
Урок первый.

О том, что языки абхазов, абазин, убыхов, адыгейцев, кабардинцев и черкесов входят в абхазо-адыгскую группу кавказской языковой семьи, знает весь просвещённый мир. Но «мир» не совсем информирован об особенностях истории образования и взаимодействия языков указанной группы. В этой связи возникает немало вопросов и среди них наиболее важные: какие языки в группе больше и лучше сохранили архаику праязыка абхазо-адыгских народов; какие языки могут быть признаны в качестве своеобразных «ключей» к пониманию других языков группы; как формировалось первоначальное ядро группы и т.п.
Я довольно рано стал изучать языки народов Кавказа и, прежде всего, абхазо-адыгской языковой группы. Прекрасно знаю абхазский и абазинский языки, читаю, много понимаю и пишу по-адыгейски и по-кабардино-черкесски. Читаю и пишу, где-то лучше, где-то чуть хуже на осетинском, карачаево-балкарском и грузинском языках. Из азиатских языков неплохо знаю турецкий язык. Что же касается родного абхазского языка, то знаю его в совершенстве, скажем так, «вплоть до атомов речи».
Знакомясь в разное время с работами различных кавказоведов, я обращал внимание на факты частого обсуждения в среде учёных наличия большого количества адыгизмов в абхазском и абазинском языках. При этом о фактах обратного влияния абхазского и абазинского языков на адыгские языки никто не писал. Это меня, не скрою, насторожило. Я понимал, что всё это делается неспроста. Вскоре стал целенаправленно изучать адыгские языки. И вот, что мне удалось выяснить.
Во-первых, абхазский и абазинский языки, в дальнейшем «абазские языки», сохранили весь комплекс архаических звуков, из которых состоял наш абхазо-адыгский праязык. Лучше всех с задачей по сохранению праязыковой архаики справился бзыпский диалект абхазского языка, который содержит такие специфические звуки абхазо-адыгского праязыка, как дә (дв), тә (тIв) и ҭә (тв). В целом, абазские языки содержат те звуки, которых нет в адыгских языках, например, ҕь (гъь), ӡә (джв), к (кI), кь (кIь), қь (кь), ҟь (къь), хь (хь), ҳә (хIв), ҩ (гIв), џ (дж – не путать с «џь» - джь). Абхазский язык сохранил в наиболее чистом виде те звуки, которые существуют в абазинском и адыгских языках, но произносятся иначе: жә (жв), ҵә (чIв) и шә (шв).
Во-вторых, если влияние адыгских языков на абхазский язык, особенно адыгейского, усиливается в период позднего средневековья и в новое время, то «следы» абхазо-абазинского влияния на адыгские языки обнаруживаются в их наиболее древней лексике. Мы обязательно ознакомим вас с примерами. Однако перед этим я хотел бы напомнить вам, что, исходя из специфики абхазо-адыгских языков, значение слова, за редким исключением, раскрывают консонанты или согласные звуки. То есть, если слово состоит из двух согласных звуков, значит смысл его раскрывается сочетанием этих звуков. При этом каждый звук имеет своё конкретное значение, которое и было использовано в том или ином слове.
Например, возьмём адыгейское слово «мафэ», что означает «день». По-абхазски «день» - это «амш». Не нужно быть специалистом для того, чтобы указать здесь на родство адыгейского и абхазского слова. Но давайте разберёмся, почему адыгейское слово «мафэ» состоит именно из консонантов «м» и «ф», а абхазское слово «амш» - из «м» и «ш»? Трудно разобраться? Вот и абхазы с абазинами, за исключением специалистов и природно-талантливых знатоков языка, не могут ответить на этот вопрос.
Разбираем слово «амш» (день). Чтобы назвать день «днём» наши первородные предки заметили, что в отличие от ночи день светлый, яркий, белый. Отсюда и буква «ш» в слове, которое означает понятие «светлого и белого»: а׳шкәакәа (белый), аша׳мҭа (рассвет), ашам-ша׳м (ясный), аша׳ра (рассвет), ашарҧы׳ (раннее утро), аша׳ша (яркий, блестящий, сияющий), а׳шла (седой) и т.д. Что же означает звук «м» в слове «амш» (день)? Он происходит от слова амара – амазаара (иметь, обладать). Звук «м» в значении «обладания» встречается в двух видах: как «м» и как «ма». Чтобы убедиться в сказанном, проверим по другим примерам: ама׳зара (имущество), а׳маӡа (тайна, секрет – буквально «имеющий украденное, похищенное, скрытое, утаённое, исчезающее»), амаӡара׳х (краденное, ворованное), а׳махә (ветка – буквально «имеющий кривое, изогнутое»), а׳маҳә (зять – «тот, кто имеет женщину») и т.д.
Теперь рассмотрим, что же означает адыгейское слово «мафэ», если его разбирать по частям. В случае правильного направления, избранного нами, звук «ф» в слове «мафэ» должен означать «белый цвет». Верно, так и есть: фыжьы (белый)! Предки абхазо-адыгских народов верно подметили, что свет согревает. Именно поэтому и в абазских, и в адыгских языках звук «ш» (ф) одновременно означает «свет» и «тепло». Посмотрите в адыгейском: фыжьы (белый), фыжьыгъ (белизна), фабэ (тепло), фэбай (жара, зной). В абхазском языке: ашабара׳ (высыхать), ашаҳә-ша׳ҳә (тёплый), ашра׳ (вскипеть, нагреться), ашы׳ (горячий), ашо׳ура (жара, зной).
Когда же мы приступаем к разбору значения звука «м» в словах амш (мафэ), то здесь раскрывается факт древнего абхазо-абазинского влияния на адыгские языки. Адыгейский язык никак не может объяснить, почему же в слове мафэ (день) содержится звук «м». Почему? Да потому, что в адыгских языках «иметь» и «обладать» раскрываются другим корнем, а именно корнем «иIэн», что соответствует абхазскому корню «ҟа» в словах «и׳ҟоуп, и׳ҟан, а׳ҟазаара» и т.д.
Начинаем экспериментальный поиск корня со звуком «м» в качестве указателя на «обладание» в адыгейском языке. Его попросту нет. Найденные слова типа мы (этот), мылъку (имущество – но это засчитать, увы, мы не сможем, потому что слово тюркское по происхождению), мэ (запах), мэу (сюда) к обозначению «иметь, обладать» не имеют какого-либо значения. Между тем, слов, подпадающих под подозрение на связь с абхазо-абазинским корнем «м» (ма) в смысле «обладания», в адыгейском языке несколько. Приведём примеры: мазэ (луна), макIэ (мало), макъэ (звук), мацI (саранча), машIо (огонь).
Луна по-абхазски «а׳мза», мало – амаҷ (адыгское «кI» абхазы произносят как «ҷ»), саранча – ама׳ҵа, огонь – а׳мца. Почему абхазы и абазины назвали луну «а׳мза», если точно, не знаю. Быть может они хотели здесь отразить факт единственности у земли луны – «а׳мзаҵә» (слово можно понять двояко: как «имеющее единственное» и как «неединственное», потому что звук «м» в абазских языках выполняет функцию и указателя на «обладание», и элемента «отрицания»).

Reply #8 on: February 11, 2012, 12:00
Продолжаем уроки. Урок второй
Продолжаем изучение абхазо-адыгских языков. Обратим внимание на соответствие: амаҷ и макIэ, что означают (мало, маленький). В абхазском слове «ма» происходит от амара (амазаара – иметь, обладать), а «ҷ» - обозначение в абхазском языке всего малого. Приведу примеры: аҷаама׳шә (маленький, худой о лице), а׳ҷкәын (мальчик), -ҷҷа (суффикс, указывающий на что-то мелкое), аҷы׳нҷа (крапивница – одна из самых мелких птиц в Абхазии, так именуют в качестве прозвища самых маленьких ростом людей), ахәҷы׳ (малыш) и т.д.
Изучение адыгейских слов со звуком кI (ҷ) показывает, что, получив в древности мощное воздействие абхазо-абазинского языка (по сути это один язык, поэтому не буду далее писать «абазские языки»), адыгейский язык объединил воедино все понятия, относящиеся в абхазо-абазинском языке к разным звукам: ҷ (кI), ҵ (цI) и ҿ (чI). Приведём несколько примеров: макIэ – амаҷ (мало, маленький), кIабз – а׳ҵҟьа, а׳ҵа, аҵаҵа׳, аҵа׳ршә (подкладка); кIэ – аҿа׳ (новый).
Теперь рассмотрим адыгейское слово машIо (огонь), которому соответствует абхазо-абазинское слово «а׳мца»: ам (иметь, имеющий), ца (горячий). Итог значения: «то, что горящее». Приведём в пример абхазские слова с корнем «ца» в обозначенном значении: аца׳ (горячий), а׳цаҧшь (обозначение «солнца» в охотничьем языке абхазов), аца׳ра (горячее), а׳цаҳә-цаҳә (горячий, пламенный), а׳цеи-цеи (сверкающий – не забываем, что «свет» есть «тепло»). Рассмотрение слов, начинающихся в адыгейском языке на букву «шIу», увы, нам не даёт какого-либо пояснения, почему же в обозначении «огня» адыги использовали звук «шIу». Только подключив фантазию, возможно как-то, какими-то косвенными путями связать «шIу» в «машIо» (огонь) с шIуцIэ (чёрный), шIункI (мгла), но это, согласитесь, несерьёзно. В итоге мы с вами видим, что ключом к пониманию адыгейского слова машIо (огонь) является только лишь абхазо-абазинский язык.
Теперь сравним абхазо-абазинское и адыгейское обозначение «глаза»: а׳ла (абх.), ла (абаз.) и нэ (адыг.). Можем сказать, что здесь один и тот же корень. Переход из «л» в «н» известен в языкознании. Рассмотрим слова с этим корнем в абхазском языке: а׳лагә (глазное яблоко), а׳лаҕра (сероглазый), а׳лазаҵә (циклоп), алакы׳ҵа (подглазье), а׳лаҧш (взгляд), а׳лаҧшҳәаа (горизонт) и т.д. В адыгейском языке: набгъэ (близорукий), назэ (косоглазый), накъэ (подслеповатый), накIэ (подмигивание), напцэ (бровь), напIэ (веко), натIэ (лоб), нафэ (ясный), начIэ (подглазие), нашхъо (синеглазый), нащэ (косоглазый), нэгу (лицо), нэгуф (белолицый), нэку (глазное яблоко), нэплъы (красноглазый), нэпсы (слеза), нэпсыц (капля слезы), нэпх (гипноз), нэуз (глазная болезнь), нэфы (свет), нэшъу (слепой) и т.д.
Поражает схожесть единых корней абхазо-абазинских и адыгейских. Например: нэплъы – а׳лаҧшь (красноглазый), нэфы – а׳лашара (свет), нэшъу – а׳лашә (слепой). В слове нэшъу (слепой) понятно, что «нэ» - это «глаз», но что означает «шъу»? В абхазо-абазинском шә (шв) означает, если специально ограничивать выборку значений, исходя из заданного слова «слепой», дверь (ашә), замуровать (а׳шәаҳара), темнота (ашәеиқәа׳), чёрная одежда (ашәы׳ – буквально «чёрное»). И, если добавить к абхазо-абазинскому обозначению «глаза» - а׳ла (ла) звук шә (шв) из указанных выше слов, то получается как раз обозначение «слепца»: а׳лашә – «глаз, перед которым дверь, чёрное», «глаз, который как бы замурован»… А что получится, если к адыгейскому слову нэ (глаз) добавить то, что раскрывается в этом языке звуком «шъу»? Ничего не получится. Этимология слова останется непонятной. И здесь мы, скорее всего, имеем яркий пример, доказывающий факт формирования древнего пласта лексики адыгейского языка абхазо-абазинским языком.
Ещё одно слово, которое мы сейчас разберём, это адыгейское слово шыу (всадник). «Всадник» по-абхазски аҽы׳уаҩ (атшыуаю). Что мы имеем в абхазском языке? Мы имеем там ҽы (конь) и уаҩ – уаҩы (человек). «Человек» по-адыгейски «цIыфы», правда, «конь» - «шы». Если не воспользоваться абхазо-абазинским языком, то невозможно понять значение «у» в адыгейском слове шыу (всадник).
Вообще, скажу вам честно, языки абхазо-адыгской группы – это малоизученные, уникальные, перспективные в своём развитии языки. Они хранят ценнейший пласт знаний об окружающем мире. Но, что наиболее важно, так это то, что абхазо-адыгские языки, и абхазо-абазинский язык, в частности, могут быть использованы учёными-лингвистами в качестве возможного ключа к пониманию основы основ формирования многих иных языков ближних и дальних народов. А в иерархии самой группы близкородственных народов абхазо-абазинский язык играет роль ядра, фундамента, базиса, который объясняет те или иные вопросы, возникающие при изучении убыхского и адыгских языков.
Всем знатокам абхазо-адыгских языков прекрасно известно, что слово «гъубдж» в адыгейском языке означает «вторник». Но при этом непонятно, почему же, «вторник» нужно было называть именно так, а не иначе. Прежде, чем я объясню вам причину такого звучания, хочу предложить вам ознакомиться со словами в адыгейском языке, начинающими на букву «гъу». Фиксируя эти слова, я в скобках буду отмечать их абхазские аналоги. Итак, начнём: гъогу (амҩа – дорога, путь), гъуогумаф (мҩамш – счастливого пути), гъожьы (аҩеижь, аҩажь - жёлтый), гъонлэн (аҩара – вянуть, чахнуть), гъочIэгъ (аҩ, аҩа – пещера, в абх. яз. каменное строение наподобие пещеры), гъу (аҩ, аҩа׳ра – нора, берлога; вспомните словосочетание «аҩ иҵалт»), гъощэн (аҩашьара – заблудиться), гъубдж (аҩаша – вторник), гъугъэ (аҩа – сухой), гъун (аҩара – сохнуть), гъундж (абаз. яз. гIвыга – зеркало), гъусэ (аҩыза – спутник, сторонник, друг).
Как видите, там, где в адыгейском языке мы видим букву «гъу» в абхазском мы видим букву «ҩ». Несколько слов о том, что же означает звук «ҩ» в абхазском языке. Среди значений этого звука я хотел бы выделить: моль, сухой (сохнуть, вянуть), углубление (пещера), берлога (нора, засада, дом), верх (север, высокий, ввысь, подъём), два (двойня), торчком, поток дождевой воды, человек, вино, написать, взбить, бег и т.д.
Приведённые примеры слов из адыгейского языка напрямую свидетельствуют о родстве абхазо-адыгских языков. Но при этом они указывают на тот факт, что адыгейский язык потерял, а абхазо-абазинский сохранил звук «ҩ» (произносится примерно как «юы׳»), который, без сомнения, присутствовал в речи наших общих предков, говоривших на абхазо-адыгском праязыке. Отмечу, что этот язык в более чистом виде сохранился в форме абхазского языка. Все же остальные языки, в том числе и абазинский с адыгскими, растеряли первоначальные звуки праязыка. И если только растеряли… На самом деле, теряя эти звуки, они, имею в виду адыгские языки, из-за мощного воздействия иных внешних (неродственных) языков настолько перепутали значения слов, что сегодня имеют то, что имеют. И, когда абхазы с абазинами, например, говорят на «вторник» - аҩа׳ша (гIваша), где «ҩ», «ҩа» происходит от «ҩба» (два), а «ша» от «амш» (день), адыги должны были говорить что-то наподобие «тIомафэ», а говорят «гъубдж». Естественно, произнести абхазо-абазинское ҩ (гIв) адыги не смогли, а потому заменили на звук «гъу». Точно так же они поступили и с иными абхазо-абазинскими словами.

Reply #9 on: February 11, 2012, 12:03
Урок третий
Рассмотрим адыгейское слово гъогогъу (спутник, попутчик). В слове «гъогу» - это «дорога, путь». А что означает последний звук «гъу»? Я уверен в том, что он должен означать «человека». Он не может происходить от слов со звуком «гъу», означающих «соседа» или «сторонника». В формировании слова со значением «спутник, попутчик» должны быть использованы слова «дорога» и «человек». А как «человек» по-адыгейски? ЦIыфы. Значит, адыги, наверное, должны были произнести на свой манер «гъогуцIыф», но не сказали же так. Так, что последний звук «гъу» в слове «гъогогъу» происходит от абхазо-абазинского «ҩы» (человек): смотрите в абазинском «гIвы» - это «человек», в абхазском «ауаҩы». Тот же элемент мы видим и в таких словах, как арҵаҩы (учитель), ахыбҩы (кровельщик), аӡахҩы (швея) и т.д.
Для того, чтобы понять, как произошло формирование адыгейского слова гъогу (дорога, путь), мы должны понять, что означает «гу». А «гу» в адыгейском языке означает: сбоку, рядом, сердце. Все остальные слова, в основном, в той или иной форме связаны с «сердцем». И что у нас получается? «Сухое сердце», «рукав сбоку» или «окраина рядом»? Скорее всего, адыгейское слово «гъогу» происходит от абхазских «ҩа» (от «амҩа» - дорога) и «ақә» (находиться, быть на какой-либо высоте, поверхности).
Почему абхазы назвали быка «ацә»? Для ответа на этот вопрос мы углубляемся в значение звука «цә» в абхазском языке. Итак, вот и результаты: «цәа» - это глагольный аффикс, выражающий чрезмерность действия; «цәа» - это усилительный суффикс; само обозначение быка – «ацә»; ацәгьа (плохой, тяжёлый, дурной, отчаянный, злой); цәгьа (очень, весьма). При этом мы не засчитываем в актив слов, произведённых уже от слова «ацә», означающего «быка». В общем, абхазский язык при произнесении слова «ацә» рисует перед глазами картину чрезмерного, усиливающегося, большого, дурного, злого и отчаянного существа, коим, в принципе, и является бык. А теперь посмотрим какую картину при произнесении слога «цуы» (цәы) рисует адыгейский язык: итак, это собственно «цу» (бык); цуакъэ (цәаҟа – обувь); цумпэ (цәымҧа – земляника); цунды (цәынды – ворон); цуны (цәны – заросль) и ещё несколько абсолютно нейтральных к понятию «быка» слов. Что это может означать, судите сами.
То, что частица «м (мы)» в абхазо-адыгских языках имеет и отрицательное значение, ясно всем тем, кто так или иначе знает эти языки. Приведём примеры из абхазского языка: мамоу – мап (нет), а׳мбатә (нечто ужасное или прекрасное, буквальный перевод – то, что не следует видеть), а׳мбжьах (невоспитанный, непослушный), а׳мдырра (невежество), моу (не только), а׳мҭәра (ненасытность), а׳мура (не соглашаться), а׳мфадара (недоедание), а׳мцқьара (нечистоплотность), амцура׳ (негодный), а׳мцәадара (бессонница), амы׳хьтә (несчастье) и т.д. Приведём примеры из адыгейского языка: мыгу (мыгә – нетолчёный), мыгузажъу (мыгәзажә – неторопливый), мыгъас (мыҕас – невоспитанный), мыжъо (мыжәа – камень, сырой, буквальный перевод – не кипячённый или то, что невозможно сварить), мыкIал (мыҷаль – немолодой), мыхъат (мыхаҭ – незначительный) и т.д. В абхазском, как вы видите друг с другом связаны и само отрицание (мамоу, мап, моу) и отрицательная частица «м» в лексике. Посмотрим, а есть ли в адыгейском языке подобная параллель. Итак, «нет» по-адыгейски «иIэп, исэп», а также «хьау». Как видите, никакого звука «м» в отрицании, кроме самой отрицательной частицы. А должно быть как в абхазском языке: нет – мамоу, мап и, например, а׳мдыр (незнающий). Либо как в русском: нет – незнающий. Других однослоговых частиц со звуком «м» в адыгейском языке нет, кроме ма (на), мо (тот), мы (этот) и мэ (запах). Никакого отрицания! О чём это говорит? О том, что сам адыгейский язык, как и кабардино-черкесский был сформирован абхазо-абазинским языком.
И ещё один момент. Вот адыгская молодая интернет-аудитория везде и всюду кричит о том, что убыхи – это адыги. Так ли это на самом деле укажет язык. Да, убыхский язык не совсем известен. Да, он в том виде, в котором был записан от Тевфика Есенча, непонятен абхазам. Почему? Вопрос несложный. Да потому, что речь Есенча была наводнена переработанными и изменёнными убыхами адыгскими словами. Это примерно то же самое, как абхазскому махаджиру в Турции говорить по-абхазски на ломаном языке, где 3-4 слова абхазские, а 5-6 – турецкие. Так, что тайна убыхского языка пока не раскрыта. А вот то, что доподлинно известно: убыхский язык состоял из 82 звуков. Это примерно столько же, сколько звуков было в бзыпском диалекте абхазского языка. Я поражаюсь тому обстоятельству, как люди могут абсолютно без аргументов утверждать о происхождении целого народа. К известным звукам бзыпского диалекта абхазского языка, которые убыхи произносили так же, как и бзыпцы, они добавили несколько адыгских звуков, как например, лъ, лI и Iу. Могут ли адыгские авторы, если уж будем считать убыхов «адыгами», объяснить причину отсутствия в адыгских языках целого ряда таких убыхских звуков, как гь, ҕь (гъь), дә (ду), к (простого непридыхательного «к»), кь (кIь), ҟь (къь), тә (тIу, но не так, как произносят адыгейцы, а в абхазо-убыхском произношении), ҭә (ту), хь (мягкое «х»), ҳә (хIу), ҩ (гIу) и т.д.? А раз не можете объяснить причину такой катастрофической утери звуков нашего общего праязыка, тогда сидите спокойно и не скандальте в интернете.

Offline Circassian

  • Вне лингвистики
  • Posts: 1300
Reply #10 on: February 12, 2012, 22:24
Давид Дасания
Quote
настоящие адыгские учёные (посмотрите и по учебникам) не считают убыхов адыгами
Brian Fell (молодой австралийский исследователь убыхского языка)
The original homeland of the Ubykh in the Caucasus is almost invariably referred to as Adǝğa(ɣa). Dumézil typically translated this as “(in) Circassia”, though Charachidzé translated it as the more general “(in the) Caucasus”. The exception is the informant Ilyas bey of Yanık (born 1874), who used the term Adǝğaš°abla(ɣa) “(in) the land of the Adyghe”. This is similar to the term Azɣaš°abla “Abkhazia; land of the Abkhaz/Abaza”. The term “Ubykhia” is a contemporary invention, there is no Ubykh word T°axǝš°abla(ɣa) or Wǝbǝχ(ǝ)š°abla(ɣa) which would be translated as “Ubykhia”.
перевод: Изначальная родина убыхов на Кавказе неизменно фигурирует в текстах в форме Adǝğa(ɣa) (т.е. (в) Адыгее). Дюмезиль переводил этот термин топонимом "(в) Черкессии", Шарашидзе однако давал более обобщенный перевод "Кавказ". Исключение составляет один из информаторов Ильясбей из Яныка (рожден в 1874 году), который использовал термин Adǝğaš°abla(ɣa) "в адыгском стране" (калька адыгского словосочетания к понятию Черкессия - Адыгэ Хэку). Этот термин находит схождения в другим Azɣaš°abla "Абхазия, страна абхазов". Термин "Убыхия" современное изобретение, и терминов T°axǝš°abla(ɣa) либо Wǝbǝχ(ǝ)š°abla(ɣa), которые можно было бы перевести как "Убыхия" источники не знают.

Давид Дасания
Quote
Приведённые вами примеры более свидетельствуют о том, что вам нужно больше и чаще заниматься наукой (историей, этнологией, лингвистикой). Почему? Да потому, что вы, кое-что зная, опускаете целые пласты информации, лежащие на поверхности.
см. внизу "Абазины", историко-этнографический очерк.

Давид Дасания
Quote
где вы видели в адыгском фольклоре такого разнообразия фраз и высказываний (афоризмов) об убыхах
Этноним адыгэ в реликтовом убыхском языке произносится в форме At°axǝ, в более современной общеадыгской форме адыгэ. т.е. термины убых и адыгэ - суть одно и то же в несколько различном произношении.

Давид Дасания
Quote
у вас не получится адыгизировать этноним «Абаза», который касается исключительно абхазов, абазин и убыхов.
термин "абаза" в первую очередь относится к убыхам, у которых не было "владетельных родов" были кланы, среди которых выделялся клан Берзег (около 10% населения всех убыхов) состоявший в родстве с самым сильным кланом Натухая Ш1упак1о (у русских известный как Шупако).
Джеймс Белл, Дневник пребывания в Черкессии на протяжении 1837, 1838 и 1839 годов.

Как видно человек проживший среди черкесов на протяжении 3 лет, успевший на разговорном уровне выучить их язык, повторяет сведения адыгских преданий относительно древнего деления адыгкого (аt°axǝ-сского) народа на собственно адыгэ жылэ и абазэ жылэ. Ко второму относились адыги (включая туда же аt°axǝ), не имевшие "владетельных родов" - т.е. демократические общества, основным государственным устройством которых были парламентские (институт хасэ) республики объединенные в конфедерацию. К несколько другим по политрегулированию адыгским общностям, входившим однако в состав конфедерации, относились субэтносы къэбэрдей (потомки сарматов), бэслъэнэй (потомки алан), к1эмыргуей (потомки киммерийцев), хьатикъуей (потомки утигуров) все они относились по приданиям к собственно адыгэ жылэ, либо адыгэ чылэ (слово жылэ кстати тоже присутствует в абх. в виде ажъула).
К абазэ жылэ относились убыхи, абадзехи либо по-черкесски аб(д)зах (сам эндосубэтноним красноречивейше говорит за себя, именно он является легитимным наследником исторического этнонима Абазгия, почему так, объяснение с чисто лингвистической точки ниже), шапсуги, бжедуги, (б)жана, натыхъуай, хьак1уц1у, у большинства их этих субэтнонимов в составе явно просматривается корень "абаза" либо аб(д)за-//бжа, который языкам группы апсуа известен лишь в формах заимствованных из адыгского языка.
Абхазы абхазии никогда себя не называли абаза, но общеизвестно, что самоназванием их является апсуа. Этноним абхаз картвели позаимствовали из Кабарды, и этот термин по причине доминирования черкесских терминов на всем северноми, и во много на южном Кавказе вытеснил более ранний картвельский термин для обозначения апсуа - опси, этнонимом оси (производным от ашъуа) грузины стали называть все разноязычное насление центральных гор, отсюда неверное современное "осетин" вместо ир(-он).

Reply #11 on: February 12, 2012, 22:28
"Абазины"
Историко-этнографический очерк,
Черкесск 1989
стр. 5 В грузинских лепописях под "чихами", "джиками" подразумевались абазины. стр. 5
стр. 10-11 В современной кавказоведческой литературе существует несколько точек зрения на произождение абазин. С.П. Басария, А.Н. Генко, К.В. Ломтатидзе, Х.С. Бгажба, Г.П.Сердюченко, З.В. Анчабадзе и другие исследователи считают, что абазины являлись частью абхазов, выселившихся с побережья Черкного моря на северные склоны Кавказского хребта.
Другую точку зрения отстаивает Л.И. Лавров. Он считает, что предками абазин являлись абазги. При этом он указывает на то, что античные и раннесредневековые источниники отличают абазгов от апсилов, санигов и других племен, которые принято считать компонентами в формировании абхазского народа. У этих народов имелись культурно-бытовые и языковые отличия. Первоначально абазги-абазины говорили по-убыхски (т.е. в соврем. терминах по-адыгски, т.к. мы знаем, что at°axǝ=адыгэ=аб(д)зах=абазг, зам. мои). Об этом свидетельствуют следующие обстоятельства: источники XVIII-XIX вв.обычно причисляли убыхов к абазинам и убыхский язык был известен адыгам как "абазинский язык". Далее еще в 1641 году на убыхском языке говорило одно из обществ причерноморских абазин-садзов (джикетов, т.е. по-абх. азыхуа=адыгов, зам. мои), живших восточнее убыхов (в аккурат по границе с Апсны по Гагрскому хребту - зам. мои). По мнению А.Н. Генко, первоначально джакеты-садзы принадлежали к убыхам. Таким образом, убыхский язык прежде бытовал на более широкой территории и являлся языком древних абазгов (т.е. абадзехов, которые как мы знаем по общеизвестной легенде, рассматривали себя выходцами из убыхов!).
Л.И. Лавров приводит интересное объяснение, почему абхазы, приозодящие от апсилов (а не абазгов! - зам. мое) и называющие себя апсуа, в чужеземных письменных источниках (византийских, русских, грузинских, турецких) стали именоваться абазгами (обезами, абзой, апхазами, абхазами). Это произошло потому, что Абхазское царство основали абазинские князья (князьями они стали только среди апсуа, а на родине были простыми фамилиями Лэу, Дыдрыкъуа, Уардан(<=Маршаны)...зам. мое). К этому выводу Л.И. Лавров пришел, исходя из следующих обстоятельство. Абхазские цари Леон I и Леон II происходили, очевидно из рода крепнейших абазинских феодалов Лау (Лоовых). Имена "Леон" и "Лау" восходят к более краткому "Лев". В Абхазии и в районе Сочи есть топонимические следы пребывания Лау. Есть предания о родстве Лау со старешей в Абхазии феодальной  фамилией Ачба (Анчабадзе). И, наконец, у Лау и Ачба одинаковая тамга - в виде круга.
Апсилы, поддерживавшие опстоянные связи с Грузией и Византией, имели более развитую культуру, чем горцы-абазги, поэтому образование в Апсилии Абхазского царства сопровождалось ростом апсильского влияния на абазгов. Это, очевидно, и положило начало высетнению древнего языка абазгов - протоубыхского - и распронению среди них абхазских диалектов. Впоследствии, когда ю.ная ориентация политики Леона II и его преемников привела к превращению Абхазского царства в Грузинское, абазги-абазины получили самостоятельность. Это совпало с усилением адыгских племен и распространением адыгского влияниея на абазин. Многие из абазинских этнических групп стали переходить на адыгейский (в том числе и на абадзехский - исконно-абазский! - зам. мое) и кабардинский языки. (т.е. адыгов - другой ветви аt°axǝ-сского массива, все новое - слегка измененное, хорошо забытое старое, т.е. обапсуаизированные протоубыхи-абаза теперь уже вернулись назад в лоно общеадыгского этноса, зам. мое).

стр. 11
Этноним "абазги" стал названием не только абхазского народа, но и самоназвание абазин "абаза". Самоназвание абхазов "апсуа" скорее всего присходит от "апсилов"
стр. 12 Известно, что грузинское и средневековые авторы называли западных адыгов (т.е. к1ахэ адыгэ) и абазин (аба(д)зэ) "джиками" (т.е. адыгами, зам. опять же мое.) Название "джики", восходящее к слову "зихи", сохранилось на восточном побережье Черного моря в форме "джикети", или "джигеты" (т.е. грубо говоря это территория поздних убыхов и садзов до 1864 года от р. Шахе, до Гагрского хребта, зам. мое). Абхазская народность, как показали специалисты по истории Абхазии, в основном сложилась к VIII в. когда апсилы, абазги, мисимиане, саниги и южная часть зихов консолидировалась в древнеабхазскую народность, из которой впоследствии выделилась абазинская народность.
Далее в книге уже идет детализация как изначально убыхоязычные т.е. зихоязычные-джикоязычные (или говоря современными терминами адыгоязычные) абазы перешли вначале на язык апсуа, и затем после обратного усиления немаля их часть возвратилась к корням перейдя назад в лоно адыгского (т.е. модернизированного убыхского) языка.
Этим и объясняется величайшее количество адыгизмов в языках группы апсуа, и отсутствие апсуа заимствований в адыгском. Схождения же относятся к единому лексическому фонду, такие слова как мафэ=маша (позднее абх. искажение амш) и прочие оносятся к этому ряду.

 

With Quick-Reply you can write a post when viewing a topic without loading a new page. You can still use bulletin board code and smileys as you would in a normal post.

Note: this post will not display until it's been approved by a moderator.
Name: Email:
Verification:
Type the letters shown in the picture
Listen to the letters / Request another image
Type the letters shown in the picture:
√49 Напишите ответ строчными буквами:
«Сто одёжек, все без застёжек» — что это?: