Author Topic: Онлайн-конференция с Русланом Кешем  (Read 2815 times)

0 Members and 1 Guest are viewing this topic.

Offline Давид Дасаниа

  • Blogger
  • *
  • Posts: 326
  • Gender: Male
15.08.2011 года в группе «Адыгэ Хэкум и макъ. Голос Черкесии» прошла онлайн-конференция с Председателем Кабардино-Балкарского регионального общественного движения «Черкесский Конгресс» Русланом Кешем. Согласно источнику «elot.ru», «конференции с Русланом молодёжь ждала, наверное, больше всего». Ребята задавали самые актуальные вопросы в течении 4 часов. Материал о конференции вы найдёте здесь: http://www.elot.ru/main/index.php?option=com_content&task=view&id=2507&Itemid=1
В самом начале конференции Руслана Кеша поздравили с фактом признания Грузией черкесского геноцида и попросили рассказать о том событии, о его личных эмоциях. «Этому событию, - сказал Р. Кеш, - предшествовала большая напряженная работа и с грузинской, и с черкесской стороны. Грузинская сторона проделала огромную работу. В грузинском обществе сначала к идее признания геноцида черкесов относились неоднозначно, точно так же, как и в нашем, ведь после грузино-абхазской войны 1992-1993 годов мы долгое время смотрели друг на друга чуть ли не через амбразуру. Кроме того, было значительное внешнее давление на Грузию с целью недопущения признания ею геноцида черкесов – и не только со стороны ее противников, но даже и со стороны ее союзников. Как в грузинском, так и в черкесском обществе наблюдался массовый вброс тематики о грузино-абхазской войне 1992-1993 годов, о противостоянии в ней грузин и черкесов. Причем с черкесской стороны об этом громче всех стали кричать те, кто до этого был весьма равнодушен как к черкесскому национальному движению, так и к проблемам Абхазии… На черкесском направлении вбрасывались тезисы о том, что все происходящее – происки финансируемой ЦРУ зарубежной черкесской диаспоры, а российские черкесы ничего не хотят – они вполне довольны, и просто счастливы жить под разными названиями – «кабардинцы», «адыгейцы», черкесы и «шапсуги», и только и мечтали быть разделенными на шесть субъектов федерации. Затем с абхазской стороны последовал удивительный тезис, что черкесы никогда не обратятся к Грузии, поскольку единственная забота черкесов на Кавказе и в диаспоре – это отстаивание интересов Абхазии… Основную роль в вопросе признания геноцида, конечно, сыграла американская диаспора черкесов, которая и сегодня является локомотивом движения по решению черкесского вопроса. Вместе с тем большую роль сыграли и черкесы Кавказа, и диаспоры других стран – особенно Израиля, Германии, Иордании… Что касается эмоций, то сдержать их, находясь на историческом заседании Парламента Грузии, было очень сложно. Мысленно перед нами стояли наша исчезнувшая страна – Черкесия, сотни тысяч невинно убитых и изгнанных из своей страны людей. И наконец-то эти варварские деяния, эти преступления, совершенное против нашего народа, получили соответствующую юридическую оценку Парламентом государства-члена ООН. Я видел Фатиму Тлис – она не смогла сдержаться и плакала. Даже пожилые мужчины – представителей нашей диаспоры, еле сдерживали эмоции. Одновременно это были эмоции надежды. 20 мая 2011 года начался новый этап истории Черкесии – истории ее возрождения».
 Комментариев к этой части заявлений Руслана Кеша я мог бы и не делать: всё предельно ясно, известна позиция, понятны эмоции. Но, что меня более всего удивляет, так это то, что самыми активными поборниками интересов братского адыгского народа, являются адыги абхазского и абазинского происхождения. Именно они сегодня заправляют адыгскими форумами, проводят конференции, контактируют с диаспорой. Именно от наших с вами бывших соотечественников мы получаем самые больные удары обвинительного характера. Они же всё первое время не могли сдержать слёз, мол, наконец-то, свершилось, началось строительство Великой Черкесии! Положено начало признанию черкесов во всё мире! Но слава Богу, хорошо, что сегодня они, бывшие абхазы и абазины, более-менее успокоились. Теперь они стали плакать меньше, но язвительных выпадов после этого, как ни странно, стали делать больше. Лучше бы уж они продолжали лить слёзы от счастья. Ведь теперь Грузия построит и памятник жертвам геноцида…
Вы знаете, я не против наших адыгских братьев. Я любил и люблю этот народ. Я даже болел бы душою за процветание и всемирное признание этого красивого народа. Но, когда адыги эгоцентрично разделяют геноцид абхазо-адыгских народов на геноциды адыгский, абхазский, абазинский и убыхский, при этом они монополизируют общий для наших народов этноним «черкесы», растоптав трупы Гены Карданова, Ибрагима Науржанова, Адама Хуаде, Анзора Шарданова, Хасана Алхасова, Феликса Бекалдиева, Валерия Берхамова, Руслана Жилетежева, Нургали Канукова, Муаеда Шорова и многих-многих других, становятся побратимами неофашистского режима Грузии, я не могу сидеть молча и делать вид, что ничего страшного не происходит. То, что делают сегодня некоторые адыгские активисты, рано или поздно подведёт адыгский народ к катастрофе. Они сегодня закладывают под весь свой народ, под все свои будущие перспективы огромную мину замедленного действия. Другими словами, сегодня адыги пилят сук, на котором они сидят. Подобно тому, что ни США, ни Запад никогда не спасут грузинскую нацию, грузинское признание черкесского геноцида никогда не станет началом признания и процветания «черкесского государства». Напротив, не надо тут быть ясновидящим, чтобы предсказать возникновение среди адыгов в ближайшем будущем серьёзных проблем из-за наладившегося грузино-адыгского побратимства. Когда же эти проблемы возникнут, и народ адыгский реально пострадает от такого союза, то умудрённые опытом адыги могут вспомнить и обвинить, в первую очередь, бывших абхазов и абазин в их среде. И я хотел бы посмотреть, как Руслан Кеш потом будет вспоминать высказывание Исаака Ньютона: «Если я и видел дальше других, то потому, что я стоял на плечах гигантов».
На вопрос «когда можно будет ознакомиться с архивными материалами Грузии по черкесскому вопросу?», Руслан Кеш ответил: «Грузинский архив открыт для изучения. В Грузии существуют специальные гранты для исследования. Так что, если есть черкесские специалисты, желающие поработать в архиве Грузии, обращайтесь, пожалуйста, к нам. Мы поможем. Что касается экспертного заключения, подготовленного экспертной комиссией Парламента Грузии, под руководством Мераба Чухуа (напрашивается некоторая аналогия: Чухуа – Чыхуба, сравните с топонимом Чухукт – названием реки и бывшего села в Лазаревском районе города Сочи; таким образом, носители фамильного имени Чухуа являются мегрелами абхазского происхождения – Д.Д.), то она подготовлена на грузинском языке. Оно будет переведено на русский, английский языки».

Отвечая на вопрос Евгения ТIэшъукъуэ о том, как Руслан Кеш оценивает черкесо-абхазские отношения сегодня и перспективы их развития, последний ответил: «Евгений, я повторюсь, мы должны исходить из принципа – у нас нет вечных друзей и вечных врагов, есть только вечные интересы. Сегодня мы не довольны политикой Абхазии (как властей, так и общественников) по отношению к черкесам. Во-первых, черкесы не могут получать гражданство Абхазии, как его получают убыхи и абазины. Во-вторых, мы недовольны тиражированием в Абхазии историографических мифов, наряжанием черкесской истории в абхазские одежды. В-третьих, нас не устраивает деятельность абхазских политиков в турецкой диаспоре, направленная с одной стороны, на отрыв убыхов и джигетов от черкесов, а с другой – на манипулирование черкесской диаспорой в своих интересах. Наша политика по отношению к Абхазии, да и ко всем остальным, включая абазин – должна быть симметричной. Кто за нас – тот наш союзник, кто против нас – тот наш враг».
На это заявление Руслана Кеша я ответственно заявляю, что абхазы, в том числе и наше правительство, не давало повода черкесам усомниться в братских и дружественных отношениях. То, что черкесы не могут получить абхазского гражданства, совершенное враньё. В Абхазии живут и работают десятки адыгов, являющихся гражданами Республики Абхазия. Во-первых, по упрощённой процедуре гражданство Абхазии предоставляется всем адыгским добровольцам, участвовавшим в грузино-абхазской войне. Абхазские паспорта получили те адыгские общественники, которые до 2000 года подали документы на оформление гражданства Республики Абхазия. Многие адыги получили наши паспорта и после указанного года. Если нужны конкретные фамилии граждан, то за нами промедления не станет. Я думаю, что вряд ли сами адыги, ставшие гражданами Абхазии, захотят фиксироваться в Интернете…
И ещё. Для всего в этом мире есть сроки и правила. После войны в Абхазии уже прошло 18 лет. Где были тогда те, кто сегодня больше всех кричит? Почему же продали свои квартиры те адыги, которые получили их от абхазского правительства бесплатно? Сегодня на нас обижаются и те, кто в своё время продал квартиру и сейчас мыкается в Абхазии по квартирам. Я не считаю, что Абхазия обязана предоставлять абхазское гражданство всем адыгам поголовно. Да и кто в России разрешит переманивать в чужую страну своё население? Будь я Президентом РФ, то в обязательном порядке запретил бы убыль населения всеми возможными средствами, особенно в тяжелейших условиях демографического развития России. По абазинам Москва договорилась с абхазами. И переговоры эти, думаю, были не такими уж простыми. Что же касается убыхов, то Москва тут не причём: она не может нам запретить протянуть братскому убыхскому народу руку помощи, тем более, что в историко-этнографической литературе убыхи признаны народом, входящим в группу Абаза.
Совершенно в ином свете описывает Руслан Кеш грузино-черкесские отношения: «Сегодня нас вполне устраивают динамично развивающиеся отношения с Грузией. За всю историю между черкесами и грузинами никогда не было войны, за исключением войны в Абхазии в 1992-1993 гг. Черкесская знать находилась в родстве с грузинской, черкесские (кабардинские) войска выступали как союзники Грузии в борьбе против персов. Черкесские княжны становились грузинскими царицами. Грузия для нас – не сиюминутный партнер, а стратегический союзник». В общем, нужно понимать, что здесь образовалось ничто иное, как сплошная идиллия, при которой абхазы воспринимаются как лишняя (третья) сторона. Культурным, политическим и духовным центром черкесов Руслан Кеш желает видеть центр в Тбилиси.
Руслан Кеш бесстыдно врёт, когда заявляет о том, что черкесами в широком смысле этого слова не являются абхазы, осетины, чеченцы и дагестанцы. «Людям не дают знать, - говорит Р. Кеш, - что черкесы – это только адыги и убыхи, и с упорством, достойным лучшего применения, вбивают им в головы, что черкесы - это все кавказцы». Адыги и убыхи? А как, господин Кеш, быть с карачаевцами и балкарцами, которых вы хотите воткнуть в создаваемую единую и великую Черкесию. Неужели вы и их не считаете черкесами? Тогда для чего они вам нужны? Для того, чтобы без шума и пыли присоединить к себе территории их проживания? Обманным путём затащить их в несостоятельный проект и там также очеркесить, как и абазин Абазакта? Я знаю карачаевцев прекрасно. У меня среди них немало друзей и побратимов. Читал, что различные путешественники их считали карачеркесами. Но не потому, что они были черкесами по происхождению. А лишь потому, что «черкесами» на Кавказе воспринимались все северокавказские народы и абхазы, в том числе.
Авантюризм Кеша проявляется и в том, что территорию от р. Псоу до г. Гагры он считает территорией исторического проживания адыгов. Вот его антинаучный и почти экстремистский тезис: «Черкесия – это гораздо большая территория. Это юг Ростовской области от границы с Украиной, включая г. Ростов-на-Дону, это Краснодарский, Ставропольский края, Адыгея, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария, а также те территории, которые были переданы соседним народам – Чечне, Ингушетии, Осетии, Абхазии (от р. Псоу до р. Бзыбь). Другого определения границ нет. Все остальное, как говорится – от лукавого. Поэтому объединение трех маленьких осколков  Черкесии – Адыгеи, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии неприемлемо. К тому же Адыгея не граничит с Карачаево-Черкесией. Да и интересы черкесской диаспоры, которая насчитывает от 6 до 8 млн человек, не были бы при этом учтены. В качестве компромисса можно объединить 5 субъектов в один: Краснодарский край, Ставропольский край, Адыгею, Кабардино-Балкарию и Карачаево-Черкесию – формула 2+3 (2 края и 3 республики). Это не нарушает существующие границы между субъектами, и соответствует политике укрупнения регионов, о необходимости которого постоянно говорят в России. Что касается наших других территорий, то сегодня мы не выдвигаем ни к кому территориальных претензий. Однако в случае изменения границ между субъектами на российском Кавказе (например, между Осетией и Ингушетией; между Чечней и Ингушетией), либо в случае предъявления к нам каких-либо территориальных претензий со стороны соседей, эти вопросы могут быть поставлены. Насчет реальности – нет ничего нереального, если народ поставит перед собой эти задачи».
Возвращаясь к вопросу о территории Черкесии, Руслан Кеш уточняет: «Черкесия – это не объединенные современные черкесские анклавы. Это территория исторической Черкесии - к северу от р. Дон от границы с Украиной (Тэн и щIыб) южная часть Ростовской области с г. Ростов-на-Дону, Краснодарский край, Ставропольский край, Адыгея, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария, а также территории Черкесии, переданные российской администрацией соседним народам и входящие сегодня в состав Чечни, Ингушетии, Северной Осетии, Абхазии (от р. Псоу до р. Бзыбь)».

 

With Quick-Reply you can write a post when viewing a topic without loading a new page. You can still use bulletin board code and smileys as you would in a normal post.

Note: this post will not display until it's been approved by a moderator.
Name: Email:
Verification:
Type the letters shown in the picture
Listen to the letters / Request another image
Type the letters shown in the picture:
√49 Напишите ответ строчными буквами:
«Сто одёжек, все без застёжек» — что это?: