Author Topic: Реконструкция молока  (Read 48059 times)

0 Members and 1 Guest are viewing this topic.

Offline كافر

  • Posts: 389
Там же короткая e?
Там дифтонг. Традиционно (и ошибочно) считается, что акутовые дифтонги, включая *V̄R, сократились ещё в балто-славянское время, например, в *őrdlo, поэтому они пишутся одинаково с краткими. Это не страшно, т. к. не под ударением (в том числе в первом слоге энклиноменов) они действительно не различаются.

Offline ST

  • Posts: 310
Краткие дифтонги тоже циркуфлексные.
У вас они подвержены «оттяжке» или нет?
У вас есть другая гипотеза?
Давно замечено, что оттяжка происходила с тех этимологически долгих окончаний, которые были ударными в а. п. c и поэтому, по-аналогии, сохранили свою долготу и будучи безударными в а. п. b до действия закона Дыбо. Это корреляция, не строгое правило.
Вы знаете, как это akmons склонялось?
Эйнгорна в его Declinationum letticarum можно понять двояко: и так, что склонялось как akmuons, akmens, akmenim, akmeni..., и так, что как akmuons, akmuons, akmuonim, akmuoni.... Но последнее крайне маловероятно, ничего подобного, насколько я знаю, нигде больше не зафиксировано.

Там же короткая e
В аористе?
И вроде как корневого аориста в праславянском не было
На каком-то этапе он был, потому что некоторые прасл. s-аористы никак нельзя восстановить как s-аористы в праиндоевропейском. Затем s-аорист стал продуктивным типом и абсорбировал корневые.

Offline Agnius

  • Posts: 1307
В аористе?
Ну да, там в вике короткая стоит :)
На каком-то этапе он был, потому что некоторые прасл. s-аористы никак нельзя восстановить как s-аористы
Почему нельзя?

Offline كافر

  • Posts: 389
Эйнгорна в его Declinationum letticarum можно понять двояко: и так, что склонялось как akmuons, akmens, akmenim, akmeni..., и так, что как akmuons, akmuons, akmuonim, akmuoni....
Да, я заметил.
Но последнее крайне маловероятно, ничего подобного, насколько я знаю, нигде больше не зафиксировано.
А akmons ~ akmenim зафиксировано?

Offline ST

  • Posts: 310
На каком-то этапе он был, потому что некоторые прасл. s-аористы никак нельзя восстановить как s-аористы
Почему нельзя?
Как на основании других индоевропейских языков восстановить s-аорист в *pixъ, *merxъ, *žixъ, *daxъ, *byxъ, *ěsъ, *staxъ? И как в *něsъ, *čisъ, *basъ, *borxъ, *čixъ, *uxъ, *žьrxъ?

Но последнее крайне маловероятно, ничего подобного, насколько я знаю, нигде больше не зафиксировано.
А akmons ~ akmenim зафиксировано?
Я имею в виду -uo- в косвенных падежах.

Offline كافر

  • Posts: 389
Я имею в виду -uo- в косвенных падежах.
У Эйнхорна akmons — это лемма. Поскольку он никак особо её не оговоривает, проще положить, что там не было аблаута в склонении, аналогично suns, akmens и пр., просто вокализм был обобщён из старого номинатива. Поэтому лтш. akmons не может служить примером для гипотетического слав. *kāmāns ~ *kāmenes, если где-то не засвидетельствовано склонение akmons ~ akmeni. Хотя саму возможность я не отрицаю, следовало бы ожидать краткое *-ans, но доказать это всё равно нельзя, поскольку *-ans и *-āns никак не различаются.

Offline ST

  • Posts: 310
У Эйнхорна akmons — это лемма. Поскольку он никак особо её не оговоривает, проще положить, что там не было аблаута в склонении, аналогично suns, akmens и пр., просто вокализм был обобщён из старого номинатива.
Я думаю, вы правы. В старолитовском и в диалектах есть класс слов с обобщённым -ōn-, одно из которых — maruonìs (4) — является прямым (за исключением ступени аблаута, представленной впрочем в варианте miruõlis) соответствием <Mirrons> из Declinationum letticarum и склоняется так (даю нормализованные формы):
Nsg maruõ
Gsg maruonès
Dsg mãruoni
Asg mãruonį
Npl mãruones
Gpl maruonų͂
Apl mãruonis
(остальные падежи переведы в *i-склонение). Всё это очень похоже на отстаиваемое вами склонение <akmons>, правда, с одним существенным исключением — в Nsg нет -ns. Возможно, <Mirrons> и <akmons> прошли через такую же промежуточную стадию.

Offline Agnius

  • Posts: 1307
Как на основании других индоевропейских языков восстановить s-аорист в *pixъ, *merxъ, *žixъ, *daxъ, *byxъ, *ěsъ, *staxъ? И как в *něsъ, *čisъ, *basъ, *borxъ, *čixъ, *uxъ, *žьrxъ?
А зачем нам другие ИЕ языки? Ведь вы собственно и привели сигматические формы аориста

Offline ST

  • Posts: 310
А зачем нам другие ИЕ языки?
Пусть будет так.

Offline كافر

  • Posts: 389
Если словоформы с новым акутом в а. п. b связаны с «доминантностью» окончаний, можно ли утверждать, что в славянском нет соответствия литовскому противопоставлению акута и циркумфлекса конечных слогов?

Offline ST

  • Posts: 310
Если словоформы с новым акутом в а. п. b связаны с «доминантностью» окончаний, можно ли утверждать, что в славянском нет соответствия литовскому противопоставлению акута и циркумфлекса конечных слогов?
Не дам точную ссылку, но мне кажется, что и МАШ, и Оландер придерживаются чего-то подобного; для себя я этот вопрос не решил (да и не решал пока). Одно из возможных объяснений: до Дыбо (a)- и (b)- окончания были безударными, поэтому было важно, что в (c). Т. е. для будущей «оттяжки» важна была ударность/безударность окончания -- безударные могли как-то по-другому развиваться, а (b)-окончания подравняться под (c).

Offline Tys Pats

  • Posts: 6863
Там же короткая e?
Там дифтонг. Традиционно (и ошибочно) считается, что акутовые дифтонги, включая *V̄R, сократились ещё в балто-славянское время, например, в *őrdlo, поэтому они пишутся одинаково с краткими. Это не страшно, т. к. не под ударением (в том числе в первом слоге энклиноменов) они действительно не различаются.

Типа, е͜ə ?

Offline كافر

  • Posts: 389
Не дам точную ссылку, но мне кажется, что и МАШ, и Оландер придерживаются чего-то подобного
Дыбо считает, что и доминантность, и «балтославянский акут/циркумфлекс» релевантны для истории славянских окончаний и кривой а. п. b.
У Оландера по крайней мере в Balto-Slavic Accentual Mobility ничего такого не вижу, для а. п. b постулируется оттяжка со срединных кратких дифтонгов (с. 131).
Всё остальное, что я читал, не замечает связи доминантности окончания с новым акутом, а она действительно есть.
Т. е. для будущей «оттяжки» важна была ударность/безударность окончания -- безударные могли как-то по-другому развиваться, а (b)-окончания подравняться под (c).
Или наоборот?
Можно ли допустить, что закон Дыбо фонологизировал интонацию в славянском:
старые ударные долгие V́V > VV́
новые ударные долгие V́…VV > V…V́V
Затем некоторый процесс переводит V́V в VV́, но в доминантных морфемах он блокируется из-за опасности смешения с а. п. c.
Затем оттяжка со слабых редуцированных порождает новые VV́, старые VV́ > V́V, старые V…V́V > V́…VV.
В таком случае возникает вопрос, почему всего этого не произошло в a-склонении и ещё много где.
Такое предположение не требует манипуляций с «новой долготой» в праславянском.

Всё остальное, что я читал, не замечает связи доминантности окончания с новым акутом, а она действительно есть.
Хотя Клингеншмитт заметил и сделал похожую догадку, только наоборот: у него *vĭlcě̋xŭ отталкивается от *bòběxŭ.

Нет, всё было не так.
За основу возьму одну особенность лейденской формулировки «закона Станга»: оттяжка в а. п. b происходила только с конечных слогов, не считая слабых редуцированных.
Насколько я понимаю, она была введена для объяснения пар типа са́дит : сади́тся, встречающихся в различных славянских языках. Из них хорошо выводится тенденция (также общеславянская) связывать а. п. b с переходными, а c — с непереходными глаголами; она может отчасти объяснить флуктуации а. п. b ~ c у i-глаголов, которые МАШ сейчас «объясняет» сложнейшими условиями «правостороннего дрейфа» в бесчисленных «праславянских диалектах». Однако главным свидетельством в пользу этого положения должен считаться т. н. «тип моли́ши», впервые обнаруженный Дыбо в среднеболгарском и существующий в двух вариантах:
— в некоторых болгарских и русских текстах презенс 2. л. ед. ч. i-глаголов в а. п. b имеет ударение на теме.
— в некоторых старинных украинских текстах такое же ударение якобы наблюдается также во 2. л. мн. ч. Дыбо цитирует твори́ши, твори́те из какого-то списка Измарагда XVII века, но это свидетельство потрясающе ненадёжно, поскольку в том же списке имеется твори́тъ и тво́риши.
Любой из подтипов может быть первичен. Если второй отлично согласуется с гипотезой Эбелинга, первый мог бы указывать на альтернативную формулировку (например, в связи с количеством гласного следующего слога). Но в любом случае практически исключено аналогическое происхождение этого типа; поэтому крайне удивительно, что я никогда не видел упоминаний у нём у лейденцев.
Если с этой оговоркой рассмотреть окончания, порождающие предфлексионное ударение в а. п. b, легко видеть, что практически все они оканчиваются именно на редуцированный (этому, надо думать, обязана оландеровская формулировка об оттяжке со срединного слога). Единственный ясный случай с собственно конечным гласным — тв. п. мн. ч. o-склонения в части славянских диалектов.
Что касается долгого гласного, Станг предположил, что предфлексионное ударение связано с его «циркумфлексностью». Ясно, что на это его толкнула разница между *bòběxŭ, *xòditĭ и *žena̋xŭ, *kopa̋jetĭ. Но второй случай нерелевантен согласно рассуждению выше, а в первом необходимо учитывать межпарадигматическую аналогию. А. п. c a-склонения характеризовалась флексионным ударением в большинстве форм; за счёт этого существовала модель:
*golvà : *ženà
*golvỳ : *ženỳ
*golvě̀ : *ženě̀
*golva̋mi : *žena̋mi
и т. д.
Ясно, что необходимые формы порождаются прозрачной пропорциональной аналогией:
*golva̋mŭ : ?
*golva̋xŭ : ?
В o-склонении ситуация была ровно обратной. Формам с флексионным ударением в а. п. b соответствовали энклиномены в а. п. c:
*vĭl̑ko : *bobò
*vĭl̑ka : *bobà
*vĭl̑ci : *bobì
*vĭl̑ky : *bobỳ
и т. д. Поэтому модели, которая породила бы форму *bobě̋xŭ, не было. Напротив в сочетании с предыдущей пропорцией предфлексионное ударение *bòběxŭ могло послужить основой для обратной перестройки:
*vĭlcě̋xŭ : *bòběxŭ
*vĭlkỳ : ?
Я хочу предложить следующую гипотезу о происхождении а. п. b:
1. Закон Дыбо: ударение смещается вправо на одну мору. Сдвиг был фонологизирован в момент совпадения конечного ударения в *uilkú и *babú. Старые ударные долготы стали восходящими (VV́), тогда как получившие сдвинутое ударение оказались нисходящими (V́V).
2. Образование нового акута: слабые редуцированные потеряли часть своей слоговости и способность нести ударение. Оно сдвинулось на одну мору влево, запустив длинную цепочку акцентных сдвигов:
— долготы в перестроенном слоге получили от еров восходящее ударение: VVCV́ > VV́CV̆.
— старые ударные долготы в перестроенном слоге вновь стали нисходящими: VV́CV > V́VCV̆.
— долготы в перестроенном слоге, получившие ударение по закону Дыбо, отдали его предыдущей море: VCV́VCV > V́CVVCV̆. В конфигурации VVCVVCV̆ это породило новые восходящие долготы в неперестроенном слоге.
— старые восходящие долготы в неперестроенном слоге стали нисходящими: VV́ > V́V.
— на этом комбинации «структура слога × ударная мора» кончились. Нисходящим (получившим ударение по закону Дыбо) долготам в неперестроенном слоге некуда было деваться, т. к. сдвиг влево породил бы уже занятые новые восходящие долготы. Поэтому они просто совпали со старыми восходящими.
3. Преобразованные парадигмы немедленно попали под влияние морфологических процессов. Их роль в формировании реально засвидетельствованных акцентных кривых в славянских диалектах очень велика.
Такое предположение отличается от других своей крайней экономностью. Оно не зависит ни от балтославянских слоговых интонаций (думаю, их не было), ни от ещё более сомнительных фонологических признаков «доминантности» в духе МАШ.

*vĭlcě̋xŭ
Описка вместо *vĭlcě́xŭ.

Лер-Сплавинский (O prasłowianskiej metatonji) считал, что оттяжка в а. п. b вызвана новоциркумфлексовой метатонией перед слабыми ерами; до этого все ударные гласные непервого слога стали акутовыми (даже краткие!). Отсутствие оттяжки в а. п. c он объясняет какие-то манипуляциями с интонацией предыдущего слога, надо будет вчитаться потом.

 

With Quick-Reply you can write a post when viewing a topic without loading a new page. You can still use bulletin board code and smileys as you would in a normal post.

Note: this post will not display until it's been approved by a moderator.
Name: Email:
Verification:
√49 Напишите ответ строчными буквами:
«Сто одёжек, все без застёжек» — что это?: