Главное меню
Мы солидарны с Украиной. Узнайте здесь, как можно поддержать Украину.

Попытка перевода Гейне

Автор zwh, марта 18, 2020, 08:20

0 Пользователи и 1 гость просматривают эту тему.

zwh



Anno 1829

Daß ich bequem verbluten kann,
Gebt mir ein edles, weites Feld!
O, laßt mich nicht ersticken hier
In dieser engen Krämerwelt!

Sie essen gut, sie trinken gut,
Erfreu'n sich ihres Maulwurfglücks,
Und ihre Großmuth ist so groß
Als wie das Loch der Armenbüchs.

Zigarren tragen sie im Maul
Und in der Hosentasch' die Händ';
Auch die Verdauungskraft ist gut, –
Wer sie nur selbst verdauen könnt'!

Sie handeln mit den Spezerei'n
Der ganzen Welt, doch in der Luft,
Trotz allen Würzen, riecht man stets
Den faulen Schelfischseelenduft.

O, daß ich große Laster säh',
Verbrechen, blutig, kolossal, –
Nur diese satte Tugend nicht,
Und zahlungsfähige Moral!

Ihr Wolken droben, nehmt mich mit,
Gleichviel nach welchem fernen Ort!
Nach Lappland oder Afrika,
Und sey's nach Pommern – fort! nur fort!

O, nehmt mich mit – Sie hören nicht –
Die Wolken droben sind so klug!
Vorüberreisend dieser Stadt
Aengstlich beschleun'gen sie den Flug.
Год 1829-й

Я вяло кровоточу, и
Дает мне это поле благ!
О, как не задохнуться мне
В сём мире торгашей и скряг!

Они едят и вкусно пьют,
Кротовье счастье – больше нет;
Великодушье велико,
Как дырка в кружке для монет.

Сигара в каждом таком рту,
В карманах руки – что ж грустить?
Пищеварение идет,
Коль есть там, что переварить.

Торгуют пряностями по
Всем континентам, только всё ж,
Дух, на приправы несмотря,
На пикшу тухлую похож.

Пусть лучше вижу я порок,
Кровавую тупую шваль,
Чем добродетель сытых и
Разбогатевшую мораль!

Вы, облака вверху, меня
С собой возьмите – в даль и в ночь!
В Лапландию, иль Африку,
Иль Померанию – лишь прочь!

Возьмите ж, ну! – Ответа нет.
Умны они – молва не врет.
Минуя город наш, они
Спешат ускорить свой полет.

Andrey Lukyanov

Цитата: zwh от октября  9, 2022, 21:17
Wer sie nur selbst verdauen könnt'!
Коль есть там, что переварить.
Кто бы их самих смог переварить!

zwh

Цитата: Andrey Lukyanov от октября  9, 2022, 21:34
Цитата: zwh от октября  9, 2022, 21:17
Wer sie nur selbst verdauen könnt'!
Коль есть там, что переварить.
Кто бы их самих смог переварить!
Можно так: "Самих бы их переварить!"

zwh

Цитата: Бенни от октября  9, 2022, 18:04https://ru.wikipedia.org/wiki/Психея
Ну вот, как-то так получилось... К сожалению, запихивание тысячи восьмисот лет в последний куплет заняло в нем много слогов, поэтому всё остальное в нем пришлось делать весьма куцым, т.к. на подробности банально не осталось места :(

In der Hand die kleine Lampe,
In der Brust die große Gluth,
Schleichet Psyche zu dem Lager
Wo der holde Schläfer ruht.

Sie erröthet und sie zittert
Wie sie seine Schönheit sieht –
Der enthüllte Gott der Liebe,
Er erwacht und er entflieht.

Achtzehnhundertjähr'ge Buße!
Und die Aermste stirbt beinah!
Psyche fastet und kasteyt sich,
Weil sie Amorn nackend sah.
С лампой малою в руке и
С жаром огненным в груди –
Прокралáсь Психея к ложу –
Там, где спящий посреди.

Вот она, дрожа, краснея,
Видит тела красоту...
Только бог, разоблаченный,
Улетает в пустоту.

Восемнадцать все столетий
Покаяния! Она
Умерла почти... Амура
Видеть голым не должна!

zwh



Den Tag den hab ich so himmlisch verbracht,
Den Abend verbracht ich so göttlich,
Der Wein war gut und Kitty war schön,
Und das Herz war unersättlich.

Die roten Lippen die küßten so wild,
So stürmisch, so sinneverwirrend;
Die braunen Augen schauten mich an
So zärtlich, so knisternd, so girrend.

Das hielt mich umschlungen, und nur mit List
Konnt ich entschlüpfen am Ende.
Ich hatte in ihrem eigenen Haar
Ihr festgebunden die Hände.
День райским, а вечер божественным был,
И Китти была миловидна,
И было на редкость роскошно вино,
А сердце мое – ненасытно.
           
Бурны, первобытны ее алых губ
Смущающие поцелуи,
А взгляд карих глаз меня нежно ласкал,
И голос звучал чуть воркуя.

Я был весь обвит, лишь уловка моя
Сбежать помогла мне от муки:
Я взял ее длинные пряди волос
И ими связал ее руки.

Мне как-то кажется, что в последней строке второго куплета запятая перед "чуть" не нужна, потому что тут деепричастие выступает в роли наречия.

zwh

Unstern

Der Stern erstralte so munter,
Da fiel er vom Himmel herunter.
Du fragst mich, Kind, was Liebe ist?
Ein Stern in einem Haufen Mist.

Wie'n räudiger Hund, der verrecket,
So liegt er mit Unrath bedecket.
Es kräht der Hahn, die Sau sie grunzt,
Im Kothe wälzt sich ihre Brunst.

O, fiel ich doch in den Garten,
Wo die Blumen meiner harrten,
Wo ich mir oft gewünschet hab'
Ein reinliches Sterben, ein duftiges Grab!
Несчастливая звезда

Звезда в вышине блистала,
Но вниз сорвалась-упала
Ты спросишь, любовь что такое?
Звезда, что упала в помои.

Как пес шелудивый, забитый,
Лежит, нечистотами скрыта.
Но каркнет петух и хрюкнет свинья –
В навозе валяется похоть твоя.

О, в сад я упал прекрасный,
Где много цветов ждут разных.
Где быть изо всей я желаю силы –
Опрятной смерти, душистой могилы!

Andrey Lukyanov

Цитата: zwh от октября 11, 2022, 15:24
Es kräht der Hahn, die Sau sie grunzt,
Im Kothe wälzt sich ihre Brunst.
Но каркнет петух и хрюкнет свинья –
В навозе валяется похоть твоя.
Думаю, что «ihre» — это «их» (петуха и свиньи)

Цитата: zwh от октября 11, 2022, 15:24
O, fiel ich doch in den Garten,
О, в сад я упал прекрасный,
О, если бы я упал в сад...

zwh

Цитата: Andrey Lukyanov от октября 11, 2022, 18:46
Цитата: zwh от октября 11, 2022, 15:24
O, fiel ich doch in den Garten,
О, в сад я упал прекрасный,
О, если бы я упал в сад...
Думаете, междометия не меняют порядок слов на обратный? Тогда "о, в сад я б упал прекрасный". Насчет "ihre" надо подумать.

zwh

Можно так: "В грязи их валяется похоть своя". Правда, можно подумать, что "их" относится к "грязи", что не очень хорошо. Можно "Валяется в гря́зи их похоть своя", но тут минус в том, что ударение на "я" в "грязи" не самое естественное... Короче, я в некотором замешательстве.

zwh


zwh

Наверно, лучше "Валяется в скверне их похоть, блюя". С одной, стороны, "блюя" -- это привнесенное, чего не было в оригинале; с другой -- "своя" в этом месте звучит довольно неестественно. Или можно "гния" -- не так неприятно будет представлять всё это.

zwh

Ein jeder hat zu diesem Feste
Sein liebes Liebchen mitgebracht,
Und freut sich der blühenden Sommernacht; –
Ich wandle allein, mir fehlt das Beste.

Ich wandle allein gleich einem Kranken!
Ich fliehe die Lust, ich fliehe den Tanz
Und die schöne Musik und den Lampenglanz; –
In England sind meine Gedanken.

Ich breche Rosen, ich breche Nelken,
Zerstreuten Sinnes und kummervoll;
Ich weiß nicht, wem ich sie geben soll; –
Mein Herz und die Blumen verwelken.
На этот праздник столь цветущий
Каждый любимую привел
И счастье в эту ночь обрел...
Брожу один, ведь так мне лучше.

Брожу один, больной как будто,
От танцев, радостей бегу,
Свет ламп я видеть не могу...
Все мысли в Англии покуда.

Гвоздики, розы я ломаю,
Беспутны мысли – не сплотить...
Кому ж цветы-то подарить?
Пусть вместе с сердцем увядают.


zwh

Цитата: Andrey Lukyanov от октября 12, 2022, 14:36fehlen ≠ fühlen
Да, это у меня с английским "felt" спуталось :(. Но тогда что-то смысл у "mir fehlt das Beste" смысл какой-то мутный получается... "Мне не хватает лучшего"? "Я ошибся в лучшем"?

Andrey Lukyanov

Мне не хватает лучшего. Идеальное существо не со мной.

zwh

Цитата: Andrey Lukyanov от октября 12, 2022, 18:00Мне не хватает лучшего. Идеальное существо не со мной.
Тогда "Брожу один, нет Самой Лучшей".

zwh

Nicht lange täuschte mich das Glück,
Das du mir zugelogen,
Dein Bild ist wie ein falscher Traum
Mir durch das Herz gezogen.

Der Morgen kam, die Sonne schien,
Der Nebel ist zerronnen;
Geendigt hatten wir schon längst,
Eh' wir noch kaum begonnen.
Недолго длилось счастье то,
Что было всё обманом,
Твой образ – как фальшивый сон,
Мне в сердце дул дурманом.

Настало утро, солнца блеск,
Туман растаял шалый;
Мы всё закончили скорей,
Чем начали, пожалуй.

zwh

Es liegt der heiße Sommer
Auf deinen Wängelein;
Es liegt der Winter, der kalte,
In deinem Herzchen klein.

Das wird sich bei dir ändern,
Du Vielgeliebte mein!
Der Winter wird auf den Wangen,
Der Sommer im Herzen seyn.
Я вижу – горячее лето
На щечках твоих лежит,
Вот только зима холодная
Сердечко твое сторожит.

Изменится это, любимая,
Изменится и во всем:
Зима на щеках твоих будет,
И лето – в сердце твоем.

zwh

Weil ich dich liebe, muß ich fliehend
Dein Antlitz meiden – zürne nicht.
Wie paßt dein Antlitz, schön und blühend,
Zu meinem traurigen Gesicht!

Weil ich dich liebe wird so bläßlich,
So elend mager mein Gesicht –
Du fändest mich am Ende häßlich –
Ich will dich meiden – zürne nicht.
Тебя люблю, но вынужден скрываться –
Ты не сердись! – и избегать тебя.
Как может светлый облик твой равняться
С лицом моим трагическим! Любя

Тебя, стал бледным и несчастным,
Глаза запали, волосы сплелись...
Меня найдешь ты просто безобразным...
Тебя я избегаю – не сердись.

К сожалению, третья снизу строка – полная отсебятина, но... тут уж ничего не поделаешь.

zwh

Ernst ist der Frühling, seine Träume
Sind traurig, jede Blume schaut
Von Schmerz bewegt, es bebt geheime
Wehmuth im Nachtigallenlaut.

O lächle nicht, geliebte Schöne,
So freundlich heiter, lächle nicht!
O, weine lieber, eine Thräne
Küß' ich so gern dir vom Gesicht.
Весна так стрóга, сны все мрáчны,
Цветы взирают, боль тая,
Дрожат в тоске неоднозначной
Напевы даже соловья.

Не смейся, краля, будь серьезна!
Что ж весела ты без конца?
Ты лучше плачь – я эти слёзы
Сцелую с твоего лица.

zwh

Seraphine IX

Schattenküsse, Schattenliebe,
Schattenleben, wunderbar!
Glaubst du, Närrin, alles bliebe
Unverändert, ewig wahr?

Was wir lieblich fest besessen,
Schwindet hin, wie Träumerein,
Und die Herzen, die vergessen,
Und die Augen schlafen ein.
Серафина IX

Поцелуй любовный в тайне,
В тайне жизнь – прекрасно, жесть!
Ты глупа, девица, крайне –
Всё останется как есть!

Чем, любя, мы обладаем –
Всё проходит сном одним –
И сердца, что забываем,
И глаза, что сном пленим.

zwh

Исправил июньский еще перевод:



Auf dem Brocken

Heller wird es schon im Osten
Durch der Sonne kleines Glimmen,
Weit und breit die Bergesgipfel
In dem Nebelmeere schwimmen.

Hätt ich Siebenmeilenstiefel,
Lief ich, mit der Hast des Windes,
Über jene Bergesgipfel,
Nach dem Haus des lieben Kindes.

Von dem Bettchen, wo sie schlummert,
Zög ich leise die Gardinen,
Leise küßt ich ihre Stirne,
Leise ihres Munds Rubinen.

Und noch leiser wollt ich flüstern
In die kleinen Liljenohren:
Denk im Traum, daß wir uns lieben,
Und daß wir uns nie verloren.
На обломкеах

Рассветает на востоке,
Все лучи спешат к авроре,
Гор чуть светятся вершины,
Что плывут в тумана море.

Семимильными шагами
Я бежал бы вольным ветром
К той вершине, где любимой
Дом стоит под солнцем щедрым.

Я с кроватки, где та дремлет,
Тихо снял бы покрывала,
Тихо в лоб поцеловал бы,
В драгоценных уст кораллы.

И шептал бы в ее ушки,
Что на лилии похожи:
Всё в мечтах, что так мы любим
И что потерять не сможем.
Мы во снах друг друга любим,
Мы расстаться в них не можем.

zwh

Сперва стишок перевел, потом обнаружил его более раннюю редакцию. Пришлось тоже перевести. Повторяющиеся фрагменты пометил.



Aus alten Mährchen winkt es
Hervor mit weißer Hand,
Da singt es und da klingt es
Von einem Zauberland':

Wo große Blumen schmachten
Im goldnen Abendlicht', -
Und zärtlich sich betrachten
Mit bräutlichem Gesicht;

Wo alle Bäume sprechen
Und singen, wie ein Chor,
Und laute Quellen brechen
Wie Tanzmusik hervor; -

Und Liebesweisen tönen,
Wie du sie nie gehört,
Bis wundersüßes Sehnen
Dich wundersüß betört!

Ach, könnt ich dorthin kommen,
Und dort mein Herz erfreun,
Und aller Qual entnommen,
Und frei und selig sein!

Ach! jenes Land der Wonne,
Das seh ich oft im Traum;
Doch kommt die Morgensonne,
Zerfließts wie eitel Schaum.
Из старой сказки машет
Рукою мне она –
Поет, звучит и пляшет
Волшебная страна.

Цветы там все тоскуют
В лучах закатных и
Друг друга чуть ревнуют,
Как дéвицы, они.

Деревья все в общеньи
И хором любят петь,
Журчат ключи в волненьи –
«Куда нам танцы деть?»

Звучат любви напевы,
Никто их не слыхал –
С томленьем сладким девы
Поет большой хорал.

Попасть туда мечтаю
И сердцем отдохнуть,
Где муки забывают,
Чтоб радость не спугнуть!

То царство наслажденья –
Всего лишь частый сон;
При солнца появленьи
Моментом тает он.




Aus alten Mährchen winkt es
Hervor mit weißer Hand,
Da singt es und da klingt es
Von einem Zauberland':


Wo bunte Blumen blühen
Im goldnen Abendlicht',
Und lieblich duftend glühen,
Mit bräutlichem Gesicht;

Und grüne Bäume singen
Uralte Melodein,
Die Lüfte heimlich klingen,
Und Vögel schmettern drein.

Und Nebelbilder steigen
Wohl aus der Erd' hervor,
Und tanzen luft'gen Reigen,
Im wunderlichen Chor;

Und blaue Funken brennen
An jedem Blatt und Reis,
Und rothe Lichter rennen
Im irren, wirren Kreis;

Und laute Quellen brechen
Aus wildem Marmorstein,
Und seltsam in den Bächen
Strahlt fort der Wiederschein.

Ach! könnt' ich dorthin kommen,
Und dort mein Herz erfreu'n,
Und aller Qual entnommen,
Und frei und selig seyn!

Из старой сказки машет
Рукою мне она –
Поет, звучит и пляшет
Волшебная страна.


Цветы там расцветают
В лучах закатных и
Потом благоухают,
Как дéвицы, они.

Деревья напевают
Песнь древнюю свою,
Ветр тайны навевает,
И птицы все поют.

Вот миражи в природе
В тумане поднялись
И танцу в хороводе
Поспешно отдались.

И искры голубые
На листьях всех горят,
Все огоньки живые
Безумно так кружат.

Журчат ключи в волненьи
На мраморных камнях,
И странны отраженья
В диковинных ручьях.

Попасть туда мечтаю
И сердцем отдохнуть,
Где муки забывают,
Чтоб радость не спугнуть!


zwh

Все-таки в первом (условно говоря, позднем) варианте слово "Mährchen" было записано в новой (после 1901 г) орфографии -- "Märchen". Это уже я, пока сравнивал варианты, внес косяк.

zwh

В двух предыдущих переводах в третьей строчке меняю "звучит" на "звенит".



Berlin

Berlin! Berlin! du großes Jammertal,
Bei dir ist nichts zu finden als lauter Angst und Qual
Der Offizier ist hitzig, der Zorn und der ist groß:
Miserabel ist das Leben, das man erfahren muß.

Und wenns dann Sommer ist,
So ist eine große Hitz;
So müssen wir exerzieren,
Daß uns der Buckel schwitzt.

Komm ich auf Wachtparad
Und tu ein falschen Schritt.
So ruft der Adjutant:
»Den Kerl dort aus dem Glied!

Die Tasche herunter,
Den Säbel abgelegt,
Und tapfer drauf geschlagen.
Daß er sich nicht mehr regt!«

Und wenns dann Friede ist,
Die Kräfte sind dahin;
Die Gesundheit ist verloren,
Wo sollen wir denn nun hin?

Alsdann so wird es heißen:
Ein Vogel und kein Nest.
Nun, Bruder, häng den Schnappsack an,
Du bist Soldat gewest.

Dieses Volklied, welches, wie die Prügel-Erwähnung
andeutet, aus früheren Zeiten herstammt, ist im
Hannövrischen aus dem Munde des Volkes
aufgeschrieben worden.
Берлин

Берлин! Берлин! Ты – скопище всех бед,
Здесь ничего нет, только страх и муки след.
А офицер так вспыльчив, гнев велик:
Столь мерзка жизнь, что каждый, зная, просто сник.

Вот летний день пришел,
И с ним жара пьянá...
Кто строевуху ввел?
У нас мокрá спина.

Вот вахтпарад идет,
Я шаг не тот, наклон –
И командир орет:
«Из строя быстро вон!

Чтоб патронташ долой,
И саблю положил,
И бравость чтоб ушла,
И чтоб вообще застыл!»

Когда же мир придет,
Нет силы и следа,
Здоровья тоже нет...
Куда же мы тогда?

Тогда и назовут –
Мол, птица без гнезда.
Брат, сидор за спиной...
Солдатом был ты, да.

Эта народная песня, которая, как упоминание о палочной
дисциплине намекает, относится к более ранним временам
и была записана на ганноверском диалекте со слов
простых ганноверцев.

Быстрый ответ

Обратите внимание: данное сообщение не будет отображаться, пока модератор не одобрит его.

Имя:
Имейл:
Проверка:
Оставьте это поле пустым:

√49:
ALT+S — отправить
ALT+P — предварительный просмотр