Author Topic: Курильско-Камчатский диалект айнского языка  (Read 930 times)

0 Members and 1 Guest are viewing this topic.

Offline Ettok Dirim

  • Posts: 399
    • Cultural Anthropology and Ethnosemiotics
Некоторые сведения о грамматике Курильско-Камчатского диалекта айнского языка

Айнский язык существует в виде набора диалектов, и хотя они все в достаточной степени взаимопонимаемы, но все-таки можно говорить о трех группах диалектов: диалектах Хоккайдо, диалекте Сахалина и Курильско-Камчатском диалекте.

Источники по грамматике

Основными источниками сведений о курильско-камчатском диалекте айнского языка являются словари С.П. Крашенинникова и Б. Дыбовского. Список слов, составленный Крашенинниковым, представляет собой наиболее ранний материал по диалекту, а материал Дыбовского является самой поздней  записью диалекта (Крашенинников был на Камчатке в 1737 – 1741, а Дыбовский в 1877 – 1883 ), перед тем как он вышел из регулярного употребления.  Оба источника в основном отражают лексику диалекта. Однако, эти два источника суть не просто обычные словари, поскольку помимо лексики они дают некоторую информацию о грамматике. В этих словарях зачастую даются не просто отдельные лексемы, а целые фразы или слова с грамматическими показателями, что позволяет сделать вывод о близости камчатского айнского к определенной диалектной группе и реконструировать его грамматическую систему.
В целом Курильско-Камчатский диалект достаточно близок диалектам восточного Хоккайдо.


2.2. Описывают ли материалы Крашенинникова и Дыбовского разные диалекты?

Иногда можно встретить мнение, что словарь Крашенинникова и словарь Дыбовского описывают разные айнские диалекты, однако, такая точка зрения есть ни что иное как поверхностный взгляд, поскольку оба словаря описывают один и тот же диалект.
В обоих описаниях представлено не очень много фактов грамматики, и особенно немногочисленны общие факты: суффикс -pa в качестве маркера множественного числа глагола и частица wa маркирующая конец фразы (эти и другие факты грамматики подробнее рассмотрены ниже).
Эти факты являются свидетельствами того, что оба диалекта принадлежат к айнскому языку, но их явно недостаточно для идентификации описанных диалектов как разных временных стадий одного и того же диалекта, потому что и суффикс -paи частица wa – это грамматические факты представленные во всех диалектах.   
Поскольку в имеющихся описаниях имеется нехватка грамматических свидетельств, то вполне резонно уделить должное внимание лексике; т.е.: характеру употребления лексем, а также уникальным лексемам, отсутствующим в других диалектах. Ниже рассмотрены некоторые факты доказывающие, что оба описания представляют один и тот же диалект:

(1) амуспе «тюлень» (Крашенинников: 188) соответствует amospi (амоспи) (Radlńiski  1891: 68); amuspe буквально означает «существо с когтями»; в диалектах Хоккайдо amuspe означает «краб» (Batchelor 1905: 29; Каяно 2005: 35; Ōта 2005: 3);

(Словарь, составленный Бенедиктом Дыбовским, был отредактирован и издан Игнатием Радлинским, поэтому издание, которое в обиходе называется словарем Дыбовского, в ссылках и в списках литературы фигурирует под фамилией Радлинский. )

(2) мичи «отец» (Крашенинников: 185) коррелирует с mici, miči, (мици, мичи) (Radlńiski 1891: 95);  в диалектах Хоккайдо также можно увидеть форму mici, однако, форма ona распространена более широко;

(3) пи «вода» (Крашенинников 1994: 185) соотносится с p’e (пе) «вода» (Radlńiski 1891: 103);  на Хоккайдо форма pe также имеет место быть, но основное слово для воды – это, все-таки, wakka;

(4) пойна «камень» (Крашенинников 1994: 185) соответствует pojna (пойна) «камень» (Radlńiski 1891: 104); это слово совершенно не известно на Хоккайдо, где «камень» – это  suma (Batchelor 1905: 429; Каяно 2005: 282; Ōта 2005: 207).

(5) рика “кит” (Крашенинников 1994: 188) соотносится с rik (рик) «кит» (Radlńiski 1891: 107); в диалектах Хоккайдо слово “кит” – это по большей части humpe, (букв.: «шумное существо») в то время как rika/rik означает «подкожный жир», «белое мясо кита» (Ōта 2005: 178) или «китовое мясо» (Каяно 2005: 467), с другой стороны форма humpe не фиксируется в Курильско-Камчатском диалекте. (По этим названиям явственно видно практическо-утилитарное восприятие кита на Курильских островах и Камчатке, и, с другой стороны, по большей части, созерцательно-отстраненное восприятие кита айнами Хоккайдо.)

(6) сийчип «рыба» (Крашенинников 1994: 186) хорошо коррелирует с sičip (сичип) «лосось» (Radlńiski 1891: 109); в диалектах Хоккайдо это было бы *sicep букв.: «настоящая рыба», но такая форма не встречается.

(7) че «дом» (Крашенинников 1994: 186) соотносится с формой će (це) «дом» (Radlńiski 1891: 73); на Хоккайдо слово «дом» – это только cise (Batchelor 1905: 78; Каяно 2005: 305; Ōта 2005: 23).

Некоторые различия в записи являются несущественными, варианты написания вроде amuspe/amospi могут быть также отмечены и в других ранних описаниях айнского языка. Также следует принять во внимание тот факт, что ни Крашенинников ни Дыбовский не имели должного лингвистического образования, в то время не существовало международной фонетической ассоциации вырабатывающей стандарты записи, и они делали записи опираясь на свои впечатления и на материал языков, которые они знали хорошо.

Таким образом, оба описанных диалекта используют определенную лексику, которая в других диалектах или не встречается или является маргинальной.
Я полагаю, что вышеперечисленные примеры являются убедительным доказательством тождественности описанных диалектов.

Также имеются некоторые примеры сдвига некоторых значений, например:

(8) аапу «мать» (Крашенинников 1994: 185) и aapu, apu (аапу, апу) «старшая сестра» (Radlńiski: 67); в то время как «старшая сестра» в словаре Крашенинникова кса (Крашенинников 1994: 185), на самом деле ksa означает «моя старшая сестра», если записывать в практической айнской орфографии: k=sa, слово “мать” в словаре Дыбовского nonno (нонно)  (Radlńiski 1891: 98).
В диалектах Хоккайдо: "мать" - unu, "старшая сестра" - sa, nonno - "цветок". В некоторых диалектах Хоккайдо nonno в детской речи означает «быть хорошим» (Tamura: 265) .

Знак « = » используется в айнской практической орфографии для выделения на письме личных показателей.

Однако, это вполне нормальные изменения, учитывая, что время, когда Камчатку посещал Крашенинников, отстоит от времени посещения Камчатки дыбовским примерно на 150 лет.
le mot "Chardonnay" est originaire de mot "Shardanes"

Особенности грамматики Курильско-Камчатского диалекта 

Суффикс -pa

Как упоминалось выше, в обоих описаниях достаточно широко представлены формы глаголов множественного числа образованные при помощи суффикса -pa:

(9)   Типсаинку фравантаг ткеани тифрорпа  (Крашенинников 1994: 112).

Эта фраза была текстом песни исполняемой во время ритуального танца исполняемого ительменами; и песня и ритуал, очевидно, были заимствованы от айнов; и песня и ритуал были посвящены охоте на морского зверя.
Похоже, что это искаженная запись следующей фразы (записано в современной айнской орфографии):

Cip(1) san-ke(2) ya-[w]-an-ta-ke(3) ani(4) cip-ror-pa(5).

Лодку(1) спускай(2) рядом с берегом(3) инструментальная частица(4) сиди в лодке (5).

Cip-ror-pa
буквально означает «много сидеть в лодке»; в айнском языке множественность выражает не только число субъекта/агенса, но также может выражать многократность или интенсивность (Tamura: 39); также следует отметить, что данный глагол «сидеть в лодке» являет собой ни что иное как пример охотничьего эвфемизма или охотничьего табу на открытое говорение о вещах связанных с промыслом.

Примеры с тем же суффиксом -pa могут быть найдены  и в словаре Дыбовского:

(10)  nojba (нойба) (Radlńiski 1891: 98); «поворачивать», «крутить»; в современной орфографии: noy-pa;

(11)  okonospa (оконоспа) «держать» (там же: 100); в современной орфографии: okonos-pa

Эта черта является общейанской и не является специфической для какой-то диалектной группы.
le mot "Chardonnay" est originaire de mot "Shardanes"

Маркер конца предложения – частица wa

Другой общеайнской чертой является маркер конца фразы – частица wa:

(12) кинкаруа (Крашенинников 1994: 187) – «я гляжу», в современной практической айнской орфографии: k=inkar wa.

(13) rikanva(риканва) (Radlńiski 1891: 107), рикануа (Крашенинников 1994: 187) что означает «мокрый»; в современной орфографии rikan wa.
le mot "Chardonnay" est originaire de mot "Shardanes"

Показатель неопределенного агенса – префикс an-

Грамматическая категория неопределенного агенса  имеется во всех айнских диалектах за исключением сахалинских (Tamura 2000: 49 – 50). В разных диалектах данная грамматическая категория выражается по-разному (см. карту в первом постинге)

В Курильско-Камчатском диалекте неопределенный агенс выражается при помощи префикс an-

(14) anep (анеп) (Radlńiski 1891: 69) «нечто съедобное», «еда»; в современной орфографии: an-e-p.

(15) ankarkar (анкаркар) (там же) «приготовленное»;  в современной орфографии: an-kar-kar.

Сходные формы выражения неопределенного агенса имеются в диалектах Асахигава и Кусиро (Tamura 2000: 49; Тамура 2007: 82).

Такая форма выражения неопределенного агенса показывает, что Курильско-Камчатский диалект близок к диалектам северного и восточного Хоккайдо, коль скоро тот же префикс представлен, например, в диалектах Асахигава и Кусиро, но отсутствует в диалектах Токати и Сару (см. карту в первом постинге).

Обычно формы айнского неопределенного агенса переводятся на русский формами пассивного залога, это совершенно нормально с точки зрения русского языка, однако, следует иметь в виду, что совершенно неверно интерпретировать неопределенный агенс как пассивный залог в айнском языке, потому что с точки зрения залоговой типологии айнский язык является языком без залогов, то есть, не просто однозалоговым языком, а именно внезалоговым.
В современных японских грамматиках айнского языка часто можно видеть, что показатели неопределенного агенса интерпретируются как четвертое лицо. Такая практика не представляется мне удачной, поскольку, все-таки, лиц в глаголе может быть всего лишь три, и введение новых лиц – это разрушение универсальной устоявшейся системы. Всевозможные формы неопределенного лица, на мой взгляд, должны рассматриваться вне системы собственно лиц.   
le mot "Chardonnay" est originaire de mot "Shardanes"

Субстантиватор

В примере 14 была показана форма с субстантиватором -p: an-e-p. Субстантиватор -p буквально означает «вещь»/«существо». Этот субстантиватор является общеайнской чертой; обычно представлены два варианта субстантиватора: -pe/-p (-pe используется, если основа глагола оканчивается на согласный, а -p если основа оканчивается на гласный). В Курильско-Камчатском диалекте вариант -p используется и после согласных, т.е., похоже, что в  Курильско-Камчатском представлена, по большей части, только форма -p

(16) ajkarp (айкарп) (Radlńiski 1891: 67) «приспособление [для] литья пуль»; в современной орфографии: ay-kar-p
le mot "Chardonnay" est originaire de mot "Shardanes"

Отрицание

Точно также как и в других айнских диалектах отрицание выражается при помощи частицы предшествующей  глаголу.
(В ряде современных японских грамматик айнского языка пропагандируется способ выражения отрицания при помощи сочетания ka somo ki букв.: «не делать», которое ставится после смыслового глагола. Данный способ  является калькированием способов выражения отрицания существующих в японском языке и не является оригинально айнским.)
Частица, используемая в Камчатско-Северокурильском диалекте очень сильно отличается от частицы, используемой в других айнских диалектах:

(17) кмукуруа «я сплю» (Крашенинников 1994: 187); в современной орфографии: k=mokor wa;

(18) ейн-кмукаруа «я не сплю» (там же); в современной практической орфографии: eyn k=mokor wa.

И для контраста пример из диалекта Сару:

(19) somo ku=mokor «я не сплю».

На данный момент этимология частицы eyn не понятна, возможно, она является результатом влияния какого-то другого языка: ительменского или русского.
le mot "Chardonnay" est originaire de mot "Shardanes"

Спряжение

Точно также как во всех других айнских диалектах имеется спряжение,  и основы глаголов выражают грамматическую категорию числа.

(20) “Ты стоишь”: еа сиана (Крашенинников 1994: 186); скорее всего, перед нами искаженная запись следующего выражения: e=as an wa «ты стоишь».

Компонент an, скорее всего, служит для выражения длительного вида.
Это достаточно необычная форма выражения длительного вида, потому что в других диалектах для этого обычно используются постпозитивные сочетания kor an и sir ne

(21) «Они стоят»: окая роски чуа (там же); этот пример изначально явно был следующей фразой:

okay(1) roski(2) wa(3)   
они(1) стоят(2) частица маркирующая конец предложения(3).

Похоже, что [tʃua] – это позиционная ассимиляция [wa]/[ua] после [ki].

На первый взгляд спряжение не отличается от спряжения в других айнских диалектах, но поскольку формы спряжения были записаны в очень импрессионистской манере и не были отделены от видо-временных показателей, то реконструкция спряжения является достаточно непростой задачей. 
le mot "Chardonnay" est originaire de mot "Shardanes"

Желательное наклонение (дезидератив)

Похоже, что существует, по крайней мере, две различные формы для выражения желательного наклонения в Курильско-Камчатском диалекте:

(22) ипекрейке (Крашенинников 1994: 186), у Крашенниникова переведено как «жажду», на самом деле это означает «я хочу есть»;  в современной орфографии: ipe k=rey-ke; rey-ke вероятно, можно интерпретировать как «иметь намерение сделать что-то», «склоняться к чему-то»;

(23) кмоконросива (там же) переведено Крашенинниковым как «спать», но эта форма явно очень похожа на следующее:
k=mokor(1) rusuy(2) wa(3)
я спать(1) хочу(2) частица маркирующая конец предложения(3).

Желательное наклонение, выражаемое при помощи rey-ke, видимо, является более мягкой формой, чем желательное наклонение выраженное при помощи rusuy.
Также следует отметить необычность формы дезидератива образованного при помощи rey-ke: личный показатель прикрепляется не к смысловому глаголу (как в случае образования дезидератива при помощи rusuy), а к вспомогательному.
Однако, имеются некоторые сомнения в реальности существования такого дезидератива, потому что  на настоящий момент имеется только один пример такой формы.
le mot "Chardonnay" est originaire de mot "Shardanes"

Притяжательные формы существительных

Притяжательные формы выражаются главным образом посредством присоединения личных показателей:

(24) «мой старший брат» киупи (Крашенинников 1994: 185); в современной орфографии: k=yupi

(25) «мой младший брат» каки (там же); в современной орфографии: k=aki.
Также притяжательная форма представлена в примере (8).

Курильско-Камчатский диалект использует самый простой способ выражения притяжательности. В то время как другие диалекты также используют еще два способа выражения притяжательности:

(25) ku=kor yupi «мой старший брат» – притяжательность выражается при помощи глагола kor «иметь» (пример из диалекта Сару);

(26) ku=yupihi «мой старший брат» – притяжательность выражается при помощи суффикса hV/VhV (пример из диалекта Сару).   
le mot "Chardonnay" est originaire de mot "Shardanes"

Библиография

Акулов А. 2017. Курильско-Камчатский диалект айнского языка. Вводный курс https://ridero.ru/books/kurilsko-kamchatskii_dialekt_ainskogo_yazyka/

Крашенинников С. П. 1994. Описание земли Камчатки. Т II. СПб: Наука

Каяно Сигэру 2005 萱野茂 Айну го дзитэн 『アイヌ語辞典』 (Словарь айнского языка). Токио: Сансэйдō

Ōта Мицуру 太田満 2005. Асахикава айну го дзитэн 『旭川アイヌ語辞典』 (Словарь айнского диалекта Асахигава). Асахикава: Айну го кэнкю:дзё

Тамура Масаси 田村雅史 2007. Айну го Сиранука хōгэн но бунпō кидзюцу 『アイヌ語白糠方言の文法記述』(Описание грамматики айнского диалекта Сиранука), диссертация на соискание степени PhD, университет Тиба http://ci.nii.ac.jp/naid/500000542366?l=en

Akulov A. 2016. Krasheninnikov’s and Dybowski’s materials as sources on grammar of Kamchatka – Northern Kuril Ainu dialect. Cultural Anthropology and Ethnosemiotics, Vol. 2, № 1; pp.: 34 - 40

Akulov A. 2017. The verb of Kuril-Kamchatka Ainu: a general overview. Cultural Anthropology and Ethnosemiotics, Vol 3, № 1; pp.: 2 - 21

Radlńiski I. 1891. Słowniki narzeca Ludów Kamczackich. I. Slownik narzecza Ainów, zamieszkujących wyspę Szumszu w łancuchu Kurylskim przy Kamczatce. ze zbiorów Prof. B. Dybowskiego (Словари языков камчатских народов. I. Словарь языка айнов живущих на острове Шумшу на Курильской гряде при Камчатке) // Rozprawy Akademii umiejętności, Wydział Fylologiczny, Serya II, Tom I. Krakow: Nakł. Akademii umiejętności, C. 53 – 119

Tamura S. 2000. The Ainu language. Tokyo: Sanseidō
le mot "Chardonnay" est originaire de mot "Shardanes"

 

With Quick-Reply you can write a post when viewing a topic without loading a new page. You can still use bulletin board code and smileys as you would in a normal post.

Note: this post will not display until it's been approved by a moderator.
Name: Email:
Verification:
Type the letters shown in the picture
Listen to the letters / Request another image
Type the letters shown in the picture:
√49 Напишите ответ строчными буквами:
«Сто одёжек, все без застёжек» — что это?: