Ответ

Обратите внимание: данное сообщение не будет отображаться, пока модератор не одобрит его.
Ограничения: максимум вложений в сообщении — 3 (3 осталось), максимальный размер всех файлов — 300 КБ, максимальный размер одного файла — 100 КБ
Снимите пометку с вложений, которые необходимо удалить
Перетащите файлы сюда или используйте кнопку для добавления файлов
Вложения и другие параметры
Проверка:
Оставьте это поле пустым:
Наберите символы, которые изображены на картинке
Прослушать / Запросить другое изображение

Наберите символы, которые изображены на картинке:

√36:
ALT+S — отправить
ALT+P — предварительный просмотр

Сообщения в этой теме

Автор Анонимный Глоссопоэт
 - октября 17, 2023, 22:38
Меня довольно долго терзает вопрос развития систем нефинитных форм глагола. К примеру, известно что под финно-угорским влиянием для индоевропейских языков характерно усложнение системы падежа - так, старолитовский развил несколько новых форм местного падежа, позднее утраченных, а русский развил из остатков разрушающегося 4 типа склонения несколько дополнительных падежей. Однако мне неизвестны подобные примеры в отношении нефинитных форм глагола - так, на русский язык в этом вопросе, очевидно, влияние оказано не было - как в случае прочих восточнославянских языков, для него было характерно скорее упрощение системы нефинитных форм.
Однако, возможен ли обратный вариант, когда, к примеру, отмирающий Супин оказался усилен постпозиционным местоимением в соответствующем падеже, что предотвратило его слияние с Инфинитивом, или, к примеру, расширение системы нефинитных форм за счет отглагольных существительных?