Post reply

Note: this post will not display until it's been approved by a moderator.

Name:
Email:
Subject:
Message icon:

Verification:
Type the letters shown in the picture
Listen to the letters / Request another image

Type the letters shown in the picture:
√49 Напишите ответ строчными буквами:
«Сто одёжек, все без застёжек» — что это?:

shortcuts: hit alt+s to submit/post or alt+p to preview


Topic Summary

Posted by: Krasimir
« on: October 7, 2018, 09:26 »

Quote
information fallacieuse
сократить до infa /эӈфа́/
Posted by: Awwal12
« on: October 7, 2018, 08:54 »

В смысле, грамотных на староанглийском (ну или как там донорманнский английский правильно называется?) тупо не было?
Судя по тому, что памятников собственно английского соответствующего периода - кот наплакал, то да, что-то типа того.
Английский далеко не на ровном месте упростил словоизменение в ноль и набрал тонну норманизмов в базовую лексику.
Posted by: zwh
« on: October 7, 2018, 08:33 »

Подозреваю, что средневековые пуристы (ну, летописцы там какие-нибудь) тоже дико стонали от норманнского лингвистического засилия.
Средневековые пуристы соответствующего периода скорее сами писали тупо на нормандском...
В смысле, грамотных на староанглийском (ну или как там донорманнский английский правильно называется?) тупо не было?
Posted by: Awwal12
« on: October 7, 2018, 08:29 »

По-моему этот пуризм бред. У англофонов вообще две трети слов из французского пришли, и ничего, им норм, а эти как хомяки перепуганные.
Подозреваю, что средневековые пуристы (ну, летописцы там какие-нибудь) тоже дико стонали от норманнского лингвистического засилия.
Средневековые пуристы соответствующего периода скорее сами писали тупо на нормандском...
Posted by: zwh
« on: October 7, 2018, 08:22 »

По-моему этот пуризм бред. У англофонов вообще две трети слов из французского пришли, и ничего, им норм, а эти как хомяки перепуганные.
Подозреваю, что средневековые пуристы (ну, летописцы там какие-нибудь) тоже дико стонали от норманнского лингвистического засилия.
Posted by: Easyskanker
« on: October 7, 2018, 01:31 »

По-моему этот пуризм бред. У англофонов вообще две трети слов из французского пришли, и ничего, им норм, а эти как хомяки перепуганные.
Posted by: zwh
« on: October 6, 2018, 19:12 »

Мне тоже показалось, что "infox" -- это как-то уж чересчур всё обрезано. Слепили бы че-нить типа "infomensonge".
Posted by: KW
« on: October 6, 2018, 17:58 »

В русском с этим проще: можно - ложные вести, можно - инфоложь. И всё вроде понятно без дополнительных пояснений.

Квебекские власти нашли выход: сложили courrier électronique в одно слово и получилось courriel. Русский эквивалент мог бы звучать как «эчта».
Скорее как "почтэл".
Posted by: zwh
« on: October 6, 2018, 15:54 »

Взято тут:
Quote
Во Франции борются с английским выражением «фейковые новости»
06.10.2018 - 12:03

Комиссия по обогащению французского языка (Commission d’enrichissement de la Langue Française, CELF) призывает всех франкофонов всего мира забыть про fake news и называть это явление information fallacieuse — то есть «ложной информацией».

Специалисты уверены: использование английской фразы — это покушение на французский язык, сообщает Русская служба Би-Би-Си.

Члены комиссии при этом понимают, что предпочитаемый ими вариант перевода английского выражения не очень удобно произносить, и предлагают более короткий, но при этом совершенно непонятный вариант: infox. Это слово, произведенное из слов information (информация) и intoxication (опьянение).

Члены комиссии тут не заметили одной проблемы — слово «информация» на французском часто сокращается до info. А по правилам французского произношения слово infox произносится точно также, и тем самым граница между реальными и фейковыми новостями полностью размывается чисто фонетически.

Тут ничего нового нет. Окопная война франкоязычных стран против натиска английских слов и выражений идет десятилетиями.

Еще живы те, кто помнят, что именно французский был международным языком — языком, который знали все приличные люди.

Но ко второй половине XX века, в особенности после Второй мировой войны, английский стал не только вытеснять французский с международной арены, но и проникать в саму Францию в виде большого количества слов и выражений.

В принципе, защитой французского языка от англосаксонских поползновений занимается не столько и не только CELF, сколько Французская академия, которая долго и обстоятельно обсуждает, как бы назвать на родном языке очередной гаджет или идею, приехавшую в страну из Америки.

Америка на новые слова плодовита, в то время как Академия работает не спеша. В результате она иногда просто сдается и признает используемые в народе слова английского происхождения — le weekend или le shopping, например.

Но монополии на зачистку французского языка от влияния английского у Французской академии нет. С ней напрямую конкурирует департамент по защите французского языка провинции Квебек (Office québécois de la langue française, OQLF).

Квебек окружен англоязычными провинциями, территориями, странами и штатами, и влияние английского здесь ощутимо. OQLF занимается многими вопросами, связанными с защитой французского языка, и, в том числе, изобретением новых слов.

Никаких le weekend или le parking в этой канадской провинции нет. Есть fin de semaine и stationennement.

Кроме того, OQLF, будучи организацией североамериканской, работает в разы быстрее Французской академии. Если Парижу нужно несколько лет, чтобы прийти к консенсусу, как лучше перевести неожиданно появившееся на горизонте английское слово, квебекцы делают это максимум за несколько месяцев, если не недель.

Иногда квебекские изобретения проникают и во Францию. Например, в 90-е годы появилось нововведение, изобретенное в США — электронная почта.

Как и по-русски, на французском это называлось «электронной почтой» — courrier électronique. Но ведь это не словосочетание, а какое-то безобразие, и все стали говорить «имейл».

Квебекские власти нашли выход: сложили courrier électronique в одно слово и получилось courriel. Русский эквивалент мог бы звучать как «эчта». И красиво, и похоже на оригинал, и легко произносится. Через несколько лет Франция одобрила это лингвистическое новшество.