Главное меню
Мы солидарны с Украиной. Узнайте здесь, как можно поддержать Украину.

Попытка перевода Гейне

Автор zwh, марта 18, 2020, 08:20

0 Пользователи и 1 гость просматривают эту тему.

zwh

Кстати, может, вы и правее -- в том плане, что далее по тексту именно эта тетка его и зацеловала вусмерть, и мозги все выпила из него. Тогда надо "Влюбилась в меня она сильно".

zwh

Die Tendenz

Deutscher Sänger! sing und preise
Deutsche Freiheit, daß dein Lied
Unserer Seelen sich bemeistre,
Und zu Taten uns begeistre,
In Marseillerhymnenweise.

Girre nicht mehr wie ein Werther,
Welcher nur für Lotten glüht –
Was die Glocke hat geschlagen,
Sollst du deinem Volke sagen,
Rede Dolche, rede Schwerter!

Sei nicht mehr die weiche Flöte,
Das idyllische Gemüt –
Sei des Vaterlands Posaune,
Sei Kanone, sei Kartaune,
Blase, schmettre, donnre töte!

Blase, schmettre, donnre täglich,
Bis der letzte Dränger flieht –
Singe nur in dieser Richtung,
Aber halte deine Dichtung
Nur so allgemein als möglich.

1842 г
Тенденция

Пой, хвали, певец немецкий,
Здесь свободу, чтобы песнь
Душами овладевала,
На деянья увлекала,
Как тот гимн марсельский светский.

Не воркуй как Вертер снова,
Что горел любовью к Лотте* –
Что бьет колокол, об этом
Должен ты народу ведать,
Меч с кинжалом, ваше слово!

И не будь ты флейтой нежной
Идиллического нрава,
Будь Отечества трубою,
Грозной пушкою большою,
Бей, труби, реви мятежно!

Дуй, труби ты ежедённо,
Притеснитель чтоб бежал, –
Пой лишь в этом направленьи,
Но поэзии стремленья
Будь всеобщи неуклонно.

30.09, 02-03.10.2023

* Лотта – дочь чиновника, которую полюбил Вертер, познакомившись с ней на загородном увеселительном балу. Она живет не только чувствами, в ней развито понятие долга, она наивна и женственна, добра и трудолюбива. Она сдержанна и спокойна,  поэтому очевидно, что уравновешенный, рассудительный Альберт подходит ей больше, чем мятежный и пылкий Вертер. Выйдя замуж за Альберта, она со всей решительностью объявляет Вертеру о прекращении встреч, вероятно до конца не сознавая, что наносит ему смертельный удар и толкает к гибели. Гете назвал героиню именем своей потерянной возлюбленной Лотты Буфф (в замужестве Кестнер), но намеренно изменил ее внешность, что было отмечено всеми исследователями и иронически подчеркнуто в романе Томаса Манна «Лотта в Веймаре».

zwh

An Georg Herwegh

Herwegh, du eiserne Lerche,
Mit klirrendem Jubel steigst du empor
Zum heilgen Sonnenlichte!
Ward wirklich der Winter zu nichte?
Steht wirklich Deutschland im Frühlingsflor?

Herwegh, du eiserne Lerche,
Weil du so himmelhoch dich schwingst,
Hast du die Erde aus dem Gesichte
Verloren – Nur in deinem Gedichte
Lebt jener Lenz den du besingst.
К Георгу Гервегу*

Железный жаворонок Гервег,
Ты с ликованьем вверх идешь
К святому солнечному свету!
Неужто всё – зимы уж нету?
Германия в цвету – не ложь?

Железный жаворонок Гервег,
Ты столь высóко улетел,
Что потерял из виду землю,
И лишь в стихах твоих не дремлет,
Живет весна, что ты воспел.

05-06.10.2023

* Георг Гервег (нем. Georg Friedrich Rudolph Theodor Herwegh, 1817–1875) — немецкий революционно-демократический поэт и публицист.

zwh

An Hoffmann von Fallersleben

O Hoffmann, deutscher Brutus,
Wie bist du mutig und kühn,
Du setzest Läuse den Fürsten
In den Pelz, in den Hermelin.

Und wen es juckt, der kratzt sich,
Sie kratzen sich endlich tot,
Die sechsunddreißig Tyrannen,
Und es endigt sich unsere Not.

O Hoffmann, deutscher Brutus,
Von Fallersleben genannt,
Mit deinem Ungeziefer
Befreist du uns das Land.
К Гофману фон Фаллерслебену¹

О, Гофман, ты – немецкий Брут,
Как смел ты и отважен!
Ты фюрстам² нашим садишь вшей
В их горностаи даже.

Когда же подступает зуд,
То чешутся до смерти
Все тридцать шесть тиранов тут,
Нужде ж конец, поверьте!

О, Гофман, ты – немецкий Брут,
«Фон Фаллерслебен» прозван!
Освободил нам всю страну
Ты теми вшами просто.

06-07.10.2023

¹ Август Генрих Гофман фон Фаллерслебен (нем. August Heinrich Hoffmann von Fallersleben, 1798–1874) — немецкий германист и автор песен. Более всего известен тем, что 26 августа 1841 года, находясь на острове Гельголанд (тогда часть Великобритании), написал текст к «Песне немцев» («Deutschland, Deutschland über alles»). Он не был дворянского происхождения. Его настоящее имя было Август Генрих Гофман, приставку «фон» с именем Фаллерслебен (по месту рождения) он использовал, чтобы его не путали с другими литераторами, которые тоже носили распространённую немецкую фамилию Гофман.
² Фюрсты – правители немецких княжеств, коих во времена Гейне было 36.

zwh

Der tugendhafte Hund

Ein Pudel, der mit gutem Fug
Den schönen Namen Brutus trug,
War vielberühmt im ganzen Land
Ob seiner Tugend und seinem Verstand.
Er war ein Muster der Sittlichkeit,
Der Langmut und Bescheidenheit.
Man hörte ihn loben, man hörte ihn preisen
Als einen vierfüßigen Nathan den Weisen.
Er war ein wahres Hundejuwel!
So ehrlich und treu! eine schöne Seel!
Auch schenkte sein Herr in allen Stücken
Ihm volles Vertrauen, er konnte ihn schicken
Sogar zum Fleischer. Der edle Hund
Trug dann einen Hängekorb im Mund,
Worin der Metzger das schöngehackte
Rindfleisch, Schaffleisch, auch Schweinefleisch packte. –
Wie lieblich und lockend das Fett gerochen,
Der Brutus berührte keinen Knochen,
Und ruhig und sicher, mit stoischer Würde,
Trug er nach Hause die kostbare Bürde.

Doch unter den Hunden wird gefunden
Auch eine Menge von Lumpenhunden
– Wie unter uns –, gemeine Köter,
Tagdiebe, Neidharde, Schwerenöter,
Die ohne Sinn für sittliche Freuden
Im Sinnenrausch ihr Leben vergeuden!
Verschworen hatten sich solche Racker
Gegen den Brutus, der treu und wacker,
Mit seinem Korb im Maule, nicht
Gewichen von dem Pfad der Pflicht. –

Und eines Tages, als er kam
Vom Fleischer und seinen Rückweg nahm
Nach Hause, da ward er plötzlich von allen
Verschwornen Bestien überfallen;
Da ward ihm der Korb mit dem Fleisch entrissen
Da fielen zu Boden die leckersten Bissen,
Und fraßbegierig über die Beute
Warf sich die ganze hungrige Meute –
Brutus sah anfangs dem Schauspiel zu,
Mit philosophischer Seelenruh;
Doch als er sah, daß solchermaßen
Sämtliche Hunde schmausten und fraßen,
Da nahm auch er an der Mahlzeit teil
Und speiste selbst eine Schöpsenkeul.

Moral

Auch du, mein Brutus, auch du, du frißt?
So ruft wehmütig der Moralist.
Ja, böses Beispiel kann verführen;
Und, ach! gleich allen Säugetieren,
Nicht ganz und gar vollkommen ist
Der tugendhafte Hund – er frißt!
Добродетельный пес

Был пудель один, что законно – не врут! –
Носил красивое имя Брут.
Известен в округе за кротость был дум,
И за добродетель и острый свой ум.
Терпенья и скромности был образец,
А также высокой морали венец.
Его звали люди, хваля беспрестанно,
Все четвероногим Премудрым Натаном*.
Не пес, а сокровище был он с большой
Прекрасною честной и верной душой.
Хозяин, конечно, ему доверял
И в лавку за мясом не раз посылал.
С корзинкой в зубах благородный наш пес
Мог просто зайти к мяснику – не вопрос,
Тот мясо ему клал кусками туда –
Свинину, говядину – в чем есть нужда.
Шел запах от сала вкуснейший... Но бросьте –
Наш пес ни одной не касался там кости!
Спокойно, с достоинством, словно святоша,
Домой он носил драгоценную ношу.

Увы, средь собак вам встречается тоже
Негодников масса большая, похоже, –
Всё как среди нас – есть и подлые шавки,
Лентяи, завистники, просто мерзавки –
Те, что безо всякого светлого чувства
Свою расточают жизнь глупо и гнустно!
Составили заговор грязный все вместе
Они против Брута – пса долга и чести,
С корзинкой что мирно путем шел своим,
Ведомый лишь долгом собачьим одним...

Однажды с корзинкой наш Брут по прямой
Шел от мясника, возврящаясь домой.
Внезапно напали, как стая ворон,
Зверье-заговорщики с разных сторон,
Корзинку отняли, и масса
На землю вся выпала мяса.
И бросилась жадно голодная свора
Добычу зубами хватать без разбора.
Наш Брут философски сначала взирал
На этот спектакль, но потом увидал,
Что просто собаки те жрут и пируют –
Что без исключенья все мясо воруют,
И принял участие сам, как ни странно,
Зубами схвативши бедро от барана.

Мораль

«Ах, ты, Брут, тóже жрешь – лишь свист!» –
Вскричит печально моралист.
Дурной пример – он бьет под дых
Млекопитающих любых.
И пёс несовершенен тот –
Он добродетелен, но жрет!

09-11.10.2023 (+12.10.2023)

* «Натан Мудрый» (нем. Nathan der Weise) — пьеса немецкого драматурга Готхольда Эфраима Лессинга, написанная и опубликованная в 1779 году.

zwh

Хоть бы кто-нибудь заметил, что уменя там написано "гнустно"! Чему, кстати, объяснение постое -- исходно это было слово "грустно".

zwh

Heut Nacht, im Traum, unglücklicherweis,
Tät ich an der schmutzigsten Magd mich laben,
Und ich konnte doch für denselben Preis
Die allerschönste Prinzessin haben.
Сегодня ночью в ненастном сне
Грязнейшая девка меня ублажала,
А можно ведь, чтобы по той же цене
Принцесса-красавица там возлежала.

13.10.2023

zwh

Ich will mich im grünen Wald ergehn,
Wo Blumen sprießen und Vögel singen;
Denn wenn ich im Grabe einst liegen werde,
Ist Aug und Ohr bedeckt mit Erde,
Die Blumen kann ich nicht sprießen sehn,
Und Vögelgesänge hör ich nicht klingen.
Хочу в зеленом лесу гулять,
Цветы где всходят, щебечут птицы;
Когда же меня в могиле зароют,
Глаза мне и уши земля закроет,
Цветов не смогу больше я наблюдать,
Не будет и пение птиц доноситься.

15.10.2023

zwh

Можно добавить по одному слогу в первые две строки, тогда будет звучать чуть плавнее, но количество слогов будет больше, чем в оригинале. Но ведь в двух последних я количество слогов уже превысил. В общем, как говаривала моя мать, Буриданов тире осёл...

Хочу в зеленом лесу я гулять,
Где всходят цветы и щебечут птицы;

zwh

Als ich ging nach Ottensen hin
Auf Klopstocks Grab gewesen ich bin.
Viel schmucke und stattliche Menschen dort standen,
Und den Leichenstein mit Blumen umwanden,
Die lächelten sich einander an
Und glaubten Wunders was sie getan. –
Ich aber stand beim heiligen Ort,
Und stand so still und sprach kein Wort,
Meine Seele war da unten tief
Wo der heilige deutsche Sänger schlief: – –
Я отправиться в Óттензен¹ раз пожалал,
На могиле у Клóпштока² там побывал.
Много статных нарядных людей было там,
Вкруг могильной плиты там раздолье цветам.
Улыбались те люди друг другу покуда,
Они верили: что они сделали – чудо...
Я ж у места священного молча стоял,
Никому и ни слова я там не сказал,
А мой дух глубоко-глубоко пребывал,
Где великий немецкий поэт тихо спал...

16.10.2023

¹ Óттензен расположен в Гамбурге, Германия, в районе Альтона на правом берегу реки Эльба, является бывшим городом. В настоящее время это один из 104 кварталов Гамбурга.
² Фридрих Гóтлиб Клóпшток (нем. Friedrich Gottlieb Klopstock; 1724–1803) — один из важнейших немецких поэтов. Наиболее известен как автор эпической поэмы «Мессиада». Эмоциональный, возвышенный стиль Клопштока оказал влияние на поэзию Германии XIX–XX веков.

zwh

O, mein genädiges Fräulein, erlaubt
Mir kranken Sohn der Musen,
Daß schlummernd ruhe mein Sängerhaupt
Auf Eurem Schwanenbusen!

»Mein Herr! wie können Sie es wagen,
Mir so was in Gesellschaft zu sagen?«
Девица милая, позволь же
Ты мне, больному сыну муз,
Раз на груди твоей лебяжей
Вздремнуить, главы сложивши груз!

«Герр, как посмели Вы? Вы не дерзнете    
Мне говорить такое при народе!»

16.10.2023

zwh

Der Wanzerich 1

Es saß ein brauner Wanzerich
Auf einem Pfennig und spreizte sich
Wie ein Rentier, und sprach: »Wer Geld hat,
Auch Ehr und Ansehn in der Welt hat.

Wer Geld hat, ist auch lieblich und schön
Es kann kein Weib ihm widerstehn;
Die Weiber erbleichen schon und zittern,
Sobald sie meinen Odem wittern.

Ich habe manche Sommernacht
Im Bett der Königin zugebracht;
Sie wälzte sich auf ihren Matratzen,
Und mußte sich beständig kratzen.«

Ein lustiger Zeisig, welcher gehört
Die prahlenden Worte, war drob empört;
Im heiteren Unmut sein Schnäbelein schliff er,
Und auf das Insekt ein Spottlied pfiff er.

Gemein und schmutzig, der Wanzerich,
Wie Wanzen pflegen, rächte er sich:
Er sagte, daß ihm der Zeisig grollte,
Weil er kein Geld ihm borgen wollte.

*

Und die Moral? Der Fabulist
Verschweigt sie heute mit klugem Zagen,
Denn mächtig verbündet in unseren Tagen
Das reiche Ungeziefer ist.
Es sitzt mit dem Geldsack unter dem Arsch
Und trommelt siegreich den Dessauer Marsch.
Клоп 1

Раз Клоп на пфенинге сидел
И важно – как рантье – глядел,
Всё вторя: «Деньги у кого,
Тем в мире честь и торжество.

С деньгами если – всё на «пять»,
Не в силах баба устоять;
Уже дрожат, трепещут бабы,
Мой дух почувствовав хотя бы.

Ночь не одну провел, друзья,
В постели с королевой я –
Она в перине той каталась
И беспрестанно вся чесалась».

Ту похвальбу услышав, Чиж
Веселый возмущен был лишь –
С негодованьем клюв воздел,
В насмешку на Клопа свистел.

Как подобает, мерзок был
Наш Клоп – Чижу он отомстил.
«Чиж просто зол, – Клоп всем сказал, –
Что я взаймы ему не дал».

*

И где мораль? Сам сочинитель
Вдруг умолкает и робеет,
Ведь паразит-то здоровеет
И богатеет, видит зритель.
Под жопой денег куль, лишь знает
Свой марш победный напевает.

19-20.10.2023

zwh

Worte! Worte! Keine Taten!
Niemals Fleisch, geliebte Puppe,
Immer Geist und keinen Braten,
Keine Knödel in der Suppe!

Doch vielleicht ist dir zuträglich
Nicht die wilde Lendenkraft,
Welche galoppieret täglich
Auf dem Roß der Leidenschaft.

Ja, ich fürchte fast, es riebe,
Zartes Kind, dich endlich auf
Jene wilde Jagd der Liebe,
Amors Steeple-chase-Wettlauf.

Viel gesünder, glaub ich schier,
Ist für dich ein kranker Mann
Als Liebhaber, der gleich mir
Kaum ein Glied bewegen kann.

Deshalb unsrem Herzensbund,
Liebste, widme deine Triebe;
Solches ist dir sehr gesund,
Eine Art Gesundheitsliebe.
Слово, слово – как основа!
Нету дел и мяса вкупе,
Только дух и нет жаркого,
Нет и фрикаделек в супе!

́́́Можеть быть, тебе душевна
Не мужская власть идей –
Та, что скачет ежедневно
На коне своих страстей.

Детка нежная, ужасно,
Что смотреть ты будешь хмуро
На сумбур любви тот страстный,
Эти скáчки для амуров.

Здоровей намного, право,
Спутник для тебя, что болен,
Как возлюбленный – как я вот,
Что и двигаться не волен.

Посвяти же все порывы
Наших Ты сердец союзу –
Для здоровья это диво –
Здраволюбие и муза.

25, 27.10.2023

Сразу признáюсь, что в последних двух строчках меня занесло меленько далеко от оригинала, но, может, все-таки сойдет?

zwh

Die Ilse

Ich bin die Prinzessin Ilse,
Und wohne im Ilsenstein;
Komm mit nach meinem Schlosse,
Wir wollen selig seyn.

Dein Haupt will ich benetzen
Mit meiner klaren Well',
Du sollst deine Schmerzen vergessen,
Du sorgenkranker Gesell!

In meinen weißen Armen,
An meiner weißen Brust,
Da sollst du liegen und träumen
Von alter Mährchenlust.

Ich will dich küssen und herzen
Wie ich geherzt und geküßt
Den lieben Kaiser Heinrich,
Der nun gestorben ist.

Es bleiben todt die Todten,
Und nur der Lebendige liebt;
Und ich bin schön und blühend,
Mein lachendes Herze bebt.

Und bebt mein Herz dort unten,
So klingt mein kristallenes Schloß,
Es tanzen die Fräulein und Ritter,
Es jubelt der Knappentroß.

Es rauschen die seidenen Schleppen,
Es klirren die Eisenspor'n,
Die Zwerge trompeten und pauken,
Und fiedeln und blasen das Horn.

Doch dich soll mein Arm umschlingen
Wie er Kaiser Heinrich umschlang;
Ich hielt ihm zu die Ohren,
Wenn die Trompet' erklang.
Ильза

А вот я, принцесса я Ильза,
И я в Ильзенштейне живу,
Приди же ко мне ты в мой замок,
Нас счастье там ждет наяву!

И голову там орошу я
Тебе моей чистой волной,
Ты сразу все беды забудешь,
Ты, юноша с болью земной!

В руках моих нежных и белых,
На белой груди на моей
Лежать будешь мирно и грезить,
Как в сказке всех сказок милей.

Тебя я, обняв, расцелую,
Как был расцелованным мной
Возлюбленный мой кайзер Генрих –
Ушел он из жизни земной.

Для умерших есть Царство мертвых,
И только живые живут;
Прекрасна я, сердце трепещет,
Смеется, не ведает пут.

И так мое сердце трепещет,
И зáмок хрустальный звучит,
И рыцари в танце, и дамы,
И свита, ликуя, кричит.

Звук шелеста шелковых платьев
И шпор переливчатый звон...
А карликов трубы, литавры
И скрипки звучат в унисон.

Как кайзера Генриха, стиснет
Моя тебя нежно рука
И уши прикроет, как только
Труба звук возвысит слегка.

01.11.2023

Честно говоря, не понимаю, зачем Гене часто ставит определенные артикли перед именами людей. Добро бы это били какие-то библейские персонажи, а то...

zwh

   Deutschland
Ein Wintermährchen

Geschrieben im Januar 1844.

Caput II

Während die Kleine von Himmelslust
Getrillert und musiciret,
Ward von den preußischen Douanièrs
Mein Koffer visitiret.

Beschnüffelten Alles, kramten herum
In Hemden, Hosen, Schnupftüchern;
Sie suchten nach Spitzen, nach Bijouterien,
Auch nach verbotenen Büchern.

Ihr Thoren, die Ihr im Koffer sucht!
Hier werdet Ihr nichts entdecken!
Die Contrebande, die mit mir reist,
Die hab' ich im Kopfe stecken.

Hier hab' ich Spitzen, die feiner sind
Als die von Brüssel und Mecheln,
Und pack' ich einst meine Spitzen aus,
Sie werden Euch sticheln und hecheln.

Im Kopfe trage ich Bijouterien,
Der Zukunft Krondiamanten,
Die Tempelkleinodien des neuen Gotts,
Des großen Unbekannten.

Und viele Bücher trag' ich im Kopf!
Ich darf es Euch versichern,
Mein Kopf ist ein zwitscherndes Vogelnest
Von konfiszirlichen Büchern.

Glaubt mir, in Satans Bibliothek
Kann es nicht schlimmere geben;
Sie sind gefährlicher noch als die
Von Hoffmann von Fallersleben! –

Ein Passagier, der neben mir stand,
Bemerkte mir, ich hätte
Jetzt vor mir den preußischen Zollverein,
Die große Douanenkette.

,,Der Zollverein" – bemerkte er –
,,Wird unser Volksthum begründen,
Er wird das zersplitterte Vaterland
Zu einem Ganzen verbinden.

,,Er giebt die äußere Einheit uns,
Die sogenannt materielle;
Die geistige Einheit giebt uns die Censur,
Die wahrhaft ideelle –

,,Sie giebt die innere Einheit uns,
Die Einheit im Denken und Sinnen;
Ein einiges Deutschland thut uns Noth,
Einig nach Außen und Innen."
  Германия
Зимняя сказка

Написано в январе 1844 г.

Глава II

Покуда небесные ангелы все
На арфах играли и пели,
На прусской таможне весь мой чемодан
Детально вполне осмотрели.

Обнюхали всё, перебрали они
Рубашки, носки и штаны;
Искали оружие, золото и
Те книги, что запрещены.

Они не найдут ничего – не понять
Таможенному дурачью,
Что всю контрабанду вожу я с собой
И в голову втиснул свою.

Оружие острое вытащу я –
Брюссельское будто б – сейчас
И буду колоть вас, и буду язвить,
И стану вычесывать вас.

Всё злато ношу я в своей голове
Алмазы в корону с ним вместе,
Для храма для нового Бога они –
Того, что пока неизвестен.

И много я книжек ношу в голове,
В ней – смею заверить – всё лише
Пищит и чирикает птичье гнездо
Из всех конфискованных книжек.

На полке, вы знаете, у Сатаны
Иной набор книг не потребен;
Опасней они, чем всё, что написал
Сам Гофман фон Фаллерслебен¹!

Один пассажир, что за мною стоял,
Заметил: «Нам всем поможет
Сегодня Таможенный Прусский союз² –
Единая цепь таможен.

Союз тот, – добавил он, – сможет наш дух
Немецкий не уронить,
Поможет радробленную страну
В единое объединить.

Единство он внешнее нам принес,
А это первостатейно;
Единство же духа цензуру дает,
Она же теперь идейна.

Она же дает нам единство внутри,
И чувств всех и мыслей к тому же;
Единство Германии нужно нам всем,
Единство внутри и снаружи».

02-04.11.2023

¹ Август Генрих Гофман фон Фаллерслебен (нем. August Heinrich Hoffmann von Fallersleben, 1798–1874) — немецкий германист и автор песен. Более всего известен тем, что 26 августа 1841 года, находясь на острове Гельголанд (тогда часть Великобритании), написал текст к «Песне немцев» («Deutschland, Deutschland über alles»).
² Пруссия в период 1819—1830 годов заключила ряд договоров с мелкими немецкими государствами, в силу которых внутренние торговые сношения между этими странами и Пруссией были освобождены от всяких пошлин. Позже был образован Германский таможенный союз (нем. Deutscher Zollverein).

Rachtyrgin

Цитата: zwh от ноября  1, 2023, 14:42Честно говоря, не понимаю, зачем Гене часто ставит определенные артикли перед именами людей. Добро бы это били какие-то библейские персонажи, а то...

Здесь артикль свидетельствует о том, что речь идет не просто о какой-то принцессе Ильзе, а о всем известной принцессе Ильзе из всем известной древнегерманской легенды.
Всякому остановленному фашисту для захвата его в плен можешь еще крикнуть:
«Хэндэ хох!» (Руки вверх!)
«Вафи хинлеги!» (Бросай оружие!)
«Абгезэсен!» (Слезай! — С машины, с лошади, с повозки.)
Если фашист не сразу исполняет твое приказание, крикни грознее и добавь:
«Бай флухтфэрзух вирт гэшози!» (Побежишь — буду стрелять!)
А. Афанасьев. В помощь партизану. Москва, 1942 г.

Rusiok

Цитата: zwh от октября 12, 2023, 17:40«Ах, ты, Брут, тóже жрешь – лишь свист!» –
Вскричит печально моралист.
Дурной пример – он бьет под дых
Млекопитающих любых.
И пёс несовершенен тот –
Он добродетелен, но жрет!
Отмечаю с похвалой, что ваш, zwh, стиль переводов, последний год улучшился так, что стихи стали похожи на песни. Это качество хороших стихов.

Но совершенствуйтесь дальше!
"проект предлагал сократить разговорную речь путем сведения многосложных слов к односложным и упразднения глаголов" - Джонатан Свифт. Путешествие в Бальнибири

zwh

Цитата: Rusiok от ноября  4, 2023, 18:29
Цитата: zwh от октября 12, 2023, 17:40«Ах, ты, Брут, тóже жрешь – лишь свист!» –
Вскричит печально моралист.
Дурной пример – он бьет под дых
Млекопитающих любых.
И пёс несовершенен тот –
Он добродетелен, но жрет!
Отмечаю с похвалой, что ваш, zwh, стиль переводов, последний год улучшился так, что стихи стали похожи на песни. Это качество хороших стихов.

Но совершенствуйтесь дальше!

А я вот тревожусь уже, что по окончании "Зимней сказки" как бы не пришлось половину переведенного ранее наново переперевести.

zwh

Цитата: Rachtyrgin от ноября  4, 2023, 16:30
Цитата: zwh от ноября  1, 2023, 14:42Честно говоря, не понимаю, зачем Гене часто ставит определенные артикли перед именами людей. Добро бы это били какие-то библейские персонажи, а то...

Здесь артикль свидетельствует о том, что речь идет не просто о какой-то принцессе Ильзе, а о всем известной принцессе Ильзе из всем известной древнегерманской легенды.
Danke. А в подобных вот случаях "zu" равнозначно "in"? --
ЦитироватьZu Aachen, im alten Dome, liegt
Carolus Magnus begraben.
(Man muß ihn nicht verwechseln mit Karl
Mayer, der lebt in Schwaben.)

Ich möchte nicht tot und begraben sein
Als Kaiser zu Aachen im Dome;
Weit lieber lebt' ich als kleinster Poet
Zu Stukkert am Neckarstrome.

Zu Aachen langweilen sich auf der Straß'
Die Hunde, sie flehn untertänig:

zwh


  Deutschland
Ein Wintermährchen

Geschrieben im Januar 1844.

    Caput III

Zu Aachen, im alten Dome, liegt
Carolus Magnus begraben.
(Man muß ihn nicht verwechseln mit Carl
Mayer, der lebt in Schwaben.)

Ich möchte nicht todt und begraben seyn
Als Kaiser zu Aachen im Dome;
Weit lieber lebt' ich als kleinster Poet
Zu Stukkert am Neckarstrome.

Zu Aachen langweilen sich auf der Straß'
Die Hunde, sie flehn unterthänig:
Gieb uns einen Fußtritt, o Fremdling, das wird
Vielleicht uns zerstreuen ein wenig.

Ich bin in diesem langweilgen Nest
Ein Stündchen herumgeschlendert.
Sah wieder preußisches Militär,
Hat sich nicht sehr verändert.

Es sind die grauen Mäntel noch,
Mit dem hohen, rothen Kragen –
(Das Roth bedeutet Franzosenblut,
Sang Körner in früheren Tagen.)

Noch immer das hölzern pedantische Volk,
Noch immer ein rechter Winkel
In jeder Bewegung, und im Gesicht
Der eingefrorene Dünkel.

Sie stelzen noch immer so steif herum,
So kerzengrade geschniegelt,
Als hätten sie verschluckt den Stock
Womit man sie einst geprügelt.

Ja, ganz verschwand die Fuchtel nie,
Sie tragen sie jetzt im Innern;
Das trauliche Du wird immer noch
An das alte Er erinnern.

Der lange Schnurbart ist eigentlich nur
Des Zopfthums neuere Phase:
Der Zopf, der ehmals hinten hing,
Der hängt jetzt unter der Nase.

Nicht übel gefiel mir das neue Costum
Der Reuter, das muß ich loben,
Besonders die Pikkelhaube, den Helm,
Mit der stählernen Spitze nach oben.

Das ist so ritterthümlich und mahnt
An der Vorzeit holde Romantik,
An die Burgfrau Johanna von Montfaucon,
An den Freyherrn Fouquè, Uhland, Tieck.

Das mahnt an das Mittelalter so schön,
An Edelknechte und Knappen,
Die in dem Herzen getragen die Treu
Und auf dem Hintern ein Wappen.

Das mahnt an Kreuzzug und Turney,
An Minne und frommes Dienen,
An die ungedruckte Glaubenszeit,
Wo noch keine Zeitung erschienen.

Ja, ja, der Helm gefällt mir, er zeugt
Vom allerhöchsten Witze!
Ein königlicher Einfall war's!
Es fehlt nicht die Pointe, die Spitze!

Nur fürcht' ich, wenn ein Gewitter entsteht,
Zieht leicht so eine Spitze
Herab auf Euer romantisches Haupt
Des Himmels modernste Blitze! – –

Zu Aachen, auf dem Posthausschild,
Sah ich den Vogel wieder,
Der mir so tief verhaßt! Voll Gift
Schaute er auf mich nieder.

Du häßlicher Vogel, wirst du einst
Mir in die Hände fallen,
So rupfe ich dir die Federn aus
Und hacke dir ab die Krallen.

Du sollst mir dann, in luft'ger Höh,
Auf einer Stange sitzen,
Und ich rufe zum lustigen Schießen herbei
Die Rheinischen Vogelschützen.

Wer mir den Vogel herunterschießt,
Mit Zepter und Krone belehn' ich
Den wackern Mann! Wir blasen Tusch
Und rufen: es lebe der König!
  Германия
Зимняя сказка

Написано в январе 1844 г.

    Глава III

Есть в городе Ахене¹ древний собор,
Там сам Карл Великий лежит.
(Не путайте в Карлом Майером² лишь,
Он в Швабии жил и зарыт.)

Желания нет похороненным быть
Мне в Ахене в этом соборе,
А буду я жить как мельчайший поэт,
Не знающий в Штуккерте³ горя.

На улицах скучно здесь в Ахене псам,
Покорно они умоляют:
Дай нам, незнакомец, скорее пинка –
Лишь это нас тут развлекает.

С часок побродил я по этой дыре,
Где псы двинуть лапой ленились,
Увидел – военные прусские не
Намного совсем изменились.

Шинели всё так же серы, и красны
Их воротники уставные.
(Цвет красный здесь значит французскую кровь,
Как Кёрнер4 писал в дни былые.)

Всё тот педантичный неловкий народ,
Всё делает он угловато,
И тень самомненья на этом лице
Как будто застыла когда-то.

Негнущесе, чопорно ходят они,
Разряжены очень обильно,
Прямы, словно трость проглотили они,
Которой их били так сильно.

Да-да, никуда не исчез тот палаш,
Который внутри тут все носят;
Ты, ставши душевным, останешься тем,
Кем был, даже если попросят.

Усы подлиней – это костность сама
В той фазе, что с новым заносом:
Коса, что всегда на затылке была,
Недавно повисла под носом.

У конников выглядит новый костюм
Недурно, я должен признаться, –
Особенно шлем со стальным остриём,
Что будет еще возвышаться.

Так рыцарски это, ушедших времен
Романтика словно дохнула –
Встают Иоганна пред мной Монфокон5,
Бароны Фукé6, Тик7 и Уланд8.

И средневековье напомнило мне
Всё это и оруженоцев,
Что верность синьору носили в груди
И герб на заду – всё так просто!

Походы крестовые, песни любви,
Служение, смерть на турнире...
И вера была непечатной тогда –
Газет еще не было в мире.

Да-да, этот шлем мне так нравится, есть
В сей шутке великое что-то!
То просто затея была короля9,
Того острия в том острóта!

Боюсь лишь, что чуть непогода придет,
Так та романтичная пика,
Что на голове, будет молнии все
С небес привлекать к себе дико.

Есть в Ахене дома почтового знак,
Там птица – когда ее вижу,
С презреньем гладящую вниз на меня,
Я просто ее ненавижу.

Ты, мерзкая птица, хоть раз попадись
Мне в руки – я не прозеваю
И с радостью выщиплю перья твои
И когти все поотрубаю.

А после такого в своей вышине
На жердочку можешь садиться,
И тут призову я к веселой стрельбе
Охотников рейнских на птицу10.

Тому, кто подстрелит мне птицу сию,
Корону и скипетр вручу я –
Он храбрый мужик! Мы играем все туш:
«Король мой, да здравствуй!» – кричу я.

04-08.11.2023

¹ Ахен (нем. Aachen) — город в Германии, земля Северный Рейн-Вестфалия. Карл Великий умер и был похоронен в Ахене в 814 году.
² Карл Фридрих Майер (нем. Karl Friedrich Hartmann Mayer; 1786-1870) — немецкий поэт. Примыкал к так называемой «Швабской школе».
³ Штуккерт (нем. Stuckert или Stukkert) местное швабское название Штуттгарта (нем. Stuttgart).
4 Карл Теодор Кёрнер (нем. Carl Theodor Körner; 1791—1813) — немецкий писатель, драматург и поэт-патриот.
5 «Иоганна фон Монфокон" (1800) — пьеса популярного тогда немецкого драматурга Августа фон Коцебý (1761–1819), имеющая подзаголовок «Романтическая картина из четырнадцатого столетия»
6 Барон Фридрих Генрих Карл де ля Мотт Фукé (фр. Friedrich de La Motte-Fouqué; 1777–1843) — немецкий писатель и поэт эпохи романтизма, известный главным образом благодаря сказочной повести «Ундина» (1811); участник Наполеоновских войн, кавалер Железного креста
7 Людвиг Иоганн Тик (нем. Johann Ludwig Tieck; 1773–1853) — немецкий поэт, драматург, переводчик, один из ключевых представителей литературы «золотого века» немецкого романтизма.
8 Иоганн Людвиг У́́ланд (нем. Johann Ludwig Uhland; 1787–1862) — немецкий поэт, драматург, филолог и политик. Основоположник швабской школы романтизма.
9 Пикельхельм (шлем с пикой) был введён в прусской армии в 1842 году по приказу короля Фридриха Вильгельма IV. Долгое время считалось, что пикельхельм — чисто прусское изобретение. Но мало кто знает, что в 1837 г. во время дружественного визита принца Карла Прусского (младшего брата Фридриха Вильгельма IV) в Россию Николай I подарил гостю первый вариант будущей «каски обр. 1844 года», и та настолько понравилась Карлу, что по возвращении на родину он начал просить у своего отца Фридриха Вильгельма III провести реформу и одеть в «русские каски» прусскую армию. Однако практичный король Пруссии наотрез отказался проводить ненужную и дорогостоящую, по его мнению, реформу, да и «каски русского образца» не произвели на монарха никакого впечатления. Но через три года старый Вильгельм III умирает и к власти в 1840 году приходит его старший сын Фридрих Вильгельм IV, который послушался своего младшего брата и в 1842 году всё-таки вводит после некоторых конструктивных доработок (пылающая гренада была заменена на остроконечный конус «пику») в прусской армии «каску русского образца», раньше, чем в русской армии. Отсюда берёт своё происхождение известное заблуждение о прусских корнях данного вида каски.
10 Комментарий из немецкого издания 2008 года:
«К завершению прогулок Гейне по Ахену его взгляд упал на знак почтового дома с изображением орла, как символа господствующего класса, напоминающего орла из герба Пруссии:

Ты, мерзкая птица, хоть раз попадись
Мне в руки – я не прозеваю
И с радостью выщиплю перья твои
И когти все поотрубаю.

Апогея своей насмешки Гейне достиг в призыве:

И тут призову я к веселой стрельбе
Охотников рейнских на птицу

в котором он косвенно формулирует призыв к революции».

Оригинал:

Zum Abschluss seines Rundgangs durch Aachen fällt sein Blick auf ein Posthausschild mit einem Vogel, dem Symbol der herrschenden Klasse, der Bezeichnung für den Preußischen Adler:

,,Du häßlicher Vogel, wirst du einst
Mir in die Hände fallen,
So rupfe ich dir die Federn aus
Und hacke dir ab die Krallen."

Den Höhepunkt seines Spottens erreicht Heine durch den Aufruf:

,,Und ich rufe zum lustigen Schießen herbei
die rheinischen Vogelschützen"

mit dem er indirekt den Aufruf zur Revolution formuliert.

(Pascu, Christina-Andreea
Georg Grosz und Heinrich Heine - zwei Künstler, ein Volk, ein Gedanke
Neue Didaktik (2008) 1, S. 87-100)

Бенни

Почему Майер "жил и зарыт"? В оригинале настоящее время, и биографическая ссылка подтверждает, что он пережил Гейне.

zwh

Цитата: Бенни от ноября  8, 2023, 21:30Почему Майер "жил и зарыт"? В оригинале настоящее время, и биографическая ссылка подтверждает, что он пережил Гейне.
Да, я про него смотрел, но про годы жизни как-то не подумал. Польстился тут на легкую рифму. Хорошо, подумаю над этим.

zwh


zwh

Что-то плохо понимаю , что тут за Geselle:

Doch siehe! dort im Mondenschein
Den kolossalen Gesellen!
Er ragt verteufelt schwarz empor,
Das ist der Dom von Cöllen.

Andrey Lukyanov

Цитата: zwh от ноября 10, 2023, 15:27Что-то плохо понимаю, что тут за Geselle:
Можно перевести как «фигура». Или даже как «туша».

Быстрый ответ

Обратите внимание: данное сообщение не будет отображаться, пока модератор не одобрит его.

Имя:
Имейл:
Проверка:
Оставьте это поле пустым:
Наберите символы, которые изображены на картинке
Прослушать / Запросить другое изображение

Наберите символы, которые изображены на картинке:

√36:
ALT+S — отправить
ALT+P — предварительный просмотр