Author Topic: Колымские байки. Как пускали Колымскую ГЭС  (Read 453 times)

0 Members and 1 Guest are viewing this topic.

Offline antic

  • Blogger
  • *
  • Posts: 7421
    • antic

Глава из книги Л. А. Гордона "Золотая Колыма...", рассказывает А. А. Серов, работавший, одно время, главным инженером строящейся Колымской ГЭС






Первый агрегат


В директивах XXV съезда КПСС была поставлена задача пустить первые агрегаты Колымской ГЭС в X пятилетке. То есть не позже декабря 1980 года. Уже в 1979 году стало ясно, что задача это невыполнимая. Причина была стандартная — недофинансирование. В 1978 году финансирование стройки составило 65% по сравнению с запланированным, но сроки пуска агрегатов ни Минэнерго, ни Правительство не скорректировали. В пусковом 1980 году стройке необходимо было выполнить строительно-монтажных работ на сумму 120 млн. рублей, а было выделено всего 60 млн. Стройка отставала от плана примерно на год-полтора.


По проекту пускать надо было в июле месяце, когда имелась возможность за весну и лето накопить в водохранилище достаточное для пуска количество воды. О пуске в июле нельзя было и мечтать. Все силы были направлены на пуск в декабре. При пуске в декабре воды в водохранилище удавалось накопить только на 8 дней работы. Мы это прекрасно понимали, но рассчитывали на спасительные 72 часа. При сдаче агрегата в эксплуатацию достаточно было, чтобы агрегат проработал трое суток. После чего он считался принятым в эксплуатацию. Потом можно было его останавливать и продолжать работы. Словом, пуск агрегата в декабре с позиций экономики и здравого смысла был не нужен.
— Пустишь в декабре, дам тебе героя, — сказал тогда министр П. С. Непорожний начальнику строительства Ю. И. Фриштеру.


Помню, где-то за полгода до ожидаемого пуска вызвали меня в обком. Первым секретарем тогда был Мальков, бывший чекист: «Пустите в декабре или нет»,— пытал он. Я честно сказал: «Вряд ли». Он ответил: «Если пустите к 24 февраля 1981 года, к открытию очередного съезда КПСС, то простим. Но ни днем позже».


Технических возможностей подготовить к пуску водоприемник, здание ГЭС, водоотводящий тракт не было. Для начала урезали пусковой комплекс. Чтобы не углубляться в специальные детали, поясним, что это такое на простом примере. Предположим, что строители не успевают вовремя построить дом. Тогда решается сдавать пусковой комплекс: дом без лифтов, без мусоропровода и без горячего водоснабжения.


Начальство знало, что пустить в срок надежды нет, но коллектив Колымагэсстроя продолжал работать на пределе возможностей. Особенно трудно было на подземных работах. В подземном здании Колымской ГЭС на маленьком пятачке, занимавшем примерно пятую часть машзала, вели, совмещая работу, и строители, и монтажники нескольких подразделений. Краны, которые нужны всем, были расписаны по минутам. Крановщики по многу часов не спускались вниз, обед им подавали на веревке, для отправления нужды в кабинах стояли ведра. Время от времени работы приходилось прерывать для проведения взрывных работ. Чтобы ускорить проходку подземных выработок, был увеличен вес зарядов. В июне 1980 г. после двух взрывов общим весом ВВ 4,6 тонн и 6 тонн в железобетонном своде машзала образовалась трещина длиной более 80 м. Началось сближение пят свода, которое за первые три месяца составило 30 мм. Это вызвало немалую панику, но работы не останавливались Конвергенция (сближение) стен машзала продолжалась добрых 15 лет и составила более 100мм. Было немало и других драматических ситуаций. Несколько раз стройка была в шаге от аварии.


Наконец, 18 февраля 1981 года первый агрегат был опробован на холостых оборотах, а 24 февраля был поставлен под промышленную нагрузку. Второго марта агрегат был остановлен, в течение недели был опорожнен бесполезный объем водохранилища, и Колымагэсстрой, вздохнув с облегчением (поспели-таки к съезду), продолжил прерванные работы.


Не тут-то было. Кто-то «капнул» наверх, что пуск был «туфтовый». Вопросом занялась Комиссия Народного Контроля, возглавлял ее тогда уже не Пельше, а Шапошников. В результате работы Комиссии был отстранен от должности заместитель министра Иванцов, получил строгий выговор начальник строительства Фриштер. Коллектив был лишен правительственных наград — двухсот орденов и медалей. В чем была вина тех двухсот людей, работавших и за страх, и за совесть, — не очень ясно.


История типичная для тех лет. Такими были правила игры: партия и правительство приняли решение — кровь из носа, выполняй. Недофинансирование начатых строек было нормой. А потом начиналось недовыполнение. Но никто не хотел брать на себя ответственность за невыполнение плана пятилетки.


----------------------
Гордон Л. А.  «Золотая» Колыма: Герои не нашего времени — СПб.: Алетейя, 2010

— Боже мой, боже мой, чем вы вынуждены заниматься! Но я спрашиваю вас, кто-то все-таки летит ведь к звёздам! Где-то строят мезонные реакторы! Где-то создают новую педагогику! Боже мой, совсем недавно я понял, что мы даже не захолустье, мы — заповедник! В глазах всего мира мы — заповедник глупости, невежества и порнократии.
АБС «Хищные вещи века»

Если найдёте какую-нибудь "байку" о Колымской ГЭС, было бы интересно прочитать.
Идя навстречу пожеланиям трудящихся...
— Боже мой, боже мой, чем вы вынуждены заниматься! Но я спрашиваю вас, кто-то все-таки летит ведь к звёздам! Где-то строят мезонные реакторы! Где-то создают новую педагогику! Боже мой, совсем недавно я понял, что мы даже не захолустье, мы — заповедник! В глазах всего мира мы — заповедник глупости, невежества и порнократии.
АБС «Хищные вещи века»

 

With Quick-Reply you can write a post when viewing a topic without loading a new page. You can still use bulletin board code and smileys as you would in a normal post.

Note: this post will not display until it's been approved by a moderator.
Name: Email:
Verification:
Type the letters shown in the picture
Listen to the letters / Request another image
Type the letters shown in the picture:
√49 Напишите ответ строчными буквами:
«Сто одёжек, все без застёжек» — что это?: