Author Topic: Dakhóta / Lakȟóta / Nakhóda - Дакотские языки  (Read 107711 times)

0 Members and 1 Guest are viewing this topic.

Offline Nevik Xukxo

  • Posts: 43504
« Reply #100on: June 16, 2011, 08:46 »
Offtop
а когда же Вы считаете происходило заселение Америк, чтоб ближе к вашей теме - сиу оказались в С. Америке?
Offtop
это же уже стопяццот раз мелькало в разных темах. нашли вот, например, какие-то артефакты в Техасе на 2500 лет древнее Кловиса - http://www.sciencedaily.com/releases/2011/03/110324153013.htm хз насколько это подтверждёно. в общем индейцы настолько давно там, что думаю, лучше искать связи индейских языков между собой, чем с Евразией, но и то очень сложно.
Да и потом, даже если глоттохронология хоть как-то в чём-то права, то праязык сиу распался, по идее, сильно-сильно после проникновения индейцев в Америку, концы в воду практически.

Offline Iyeska

  • Moderator
  • *
  • Posts: 7237
« Reply #101on: June 16, 2011, 09:41 »
Да все это и в индоевропейских есть :)
Что-то не припоминаю в индоевропейских  префиксов лица.... Да и инкорпорация глагольная как-то тётто...
Впрочем, мы переувлеклись ;)
Wenn ich "Lingvoforum" höre ... entsichere ich meinen Browning!

Offline smith371

  • Posts: 7974
« Reply #102on: June 16, 2011, 10:11 »
раскуражили насчет лакота :) такой еще вопрос: как там инфинитивные группы (могу писать, начинаю учить и т.п.) оформляются и какие модальные глаголы существуют?
Этак на каждое имя нужно по два значения писать, вроде: 1. собака. 2. быть собакой. Ведь одна из особенностей лакота (как и прочих языков сиу) - способность имён выступать в функции предиката, обрастая при этом показателями лица и числа.
Offtop
в абхазском тоже самое.
Alii! Ke ua ngerang? Ak outkeu er kau el me er a bliongel el kirel a tekoi er a Belau! Sulang.

Заткнуть за пояс Миклухо-Маклая!

Подвергал, подвергаю и буду подвергать сомнению классификацию любых языков, описания которых нет в свободном доступе!

Offline Iyeska

  • Moderator
  • *
  • Posts: 7237
« Reply #103on: June 16, 2011, 11:01 »
как там инфинитивные группы (могу писать, начинаю учить и т.п.) оформляются и какие модальные глаголы существуют?
С инфинитивными группами там довольно логично поступают, за неимением инфинитива:
blá wačhíŋ - хочу пойти ("иду хочу")
lá yačhíŋ - хочешь пойти ("идёшь хочешь")
yá čhíŋ - хочет пойти ("идёт хочет"), и т.д.

А с модальными глаголами совсем плохо... Нет их там. Батюшки особенно страдали от их отсутствия при переводе церковных текстов :D Представьте себе ужас отцов просветителей, особенно батюшки Бюхеля, родным языком которого являлся немецкий, обнаруживших, что даже отдельного глагола для выражения долженствования нет в этом диком наречии!
Не развита эта категория в языках сиу, что сделать... При большой нужде выразить, к примеру, необходимость, пользуются глаголом čhíŋ (хотеть) с показателем будущего времени ktA, например: Míla waŋ wačhíŋ kte. Мне нужен нож. Для выражения физической необходимости (типа "я должен, ибо хочется") используют глагол kiníča "стараться, стремиться, страстно желать. Он оформляется показателями лица, но основной глагол остаётся неизменным, в отличие от конструкций с čhíŋ: Líla akhé ektá yé kiníča. Ему очень нужно снова пойти туда. Léža wakíniča! Мне нужно помочиться!
Wenn ich "Lingvoforum" höre ... entsichere ich meinen Browning!

Offline smith371

  • Posts: 7974
« Reply #104on: June 16, 2011, 11:06 »
Для выражения физической необходимости (типа "я должен, ибо хочется") используют глагол kiníča "стараться, стремиться, страстно желать. Он оформляется показателями лица, но основной глагол остаётся неизменным, в отличие от конструкций с čhíŋ: Líla akhé ektá yé kiníča. Ему очень нужно снова пойти туда. Léža wakíniča! Мне нужно помочиться!
и в какой же форме, позвольте спросить, употребляется остающийся неизменным глагол? :)

Alii! Ke ua ngerang? Ak outkeu er kau el me er a bliongel el kirel a tekoi er a Belau! Sulang.

Заткнуть за пояс Миклухо-Маклая!

Подвергал, подвергаю и буду подвергать сомнению классификацию любых языков, описания которых нет в свободном доступе!

Offline Iyeska

  • Moderator
  • *
  • Posts: 7237
« Reply #105on: June 16, 2011, 11:14 »
и в какой же форме, позвольте спросить, употребляется остающийся неизменным глагол? :)
В "словарной форме", в третьем лице единственного числа, то бишь :yes:

прямо балканизм какой-то ::)
Нужно же как-то обходиться в суровых условиях отсутствия инфинитива :)
Wenn ich "Lingvoforum" höre ... entsichere ich meinen Browning!

« Reply #106on: June 16, 2011, 11:24 »
Для тех, кто хочет услышать язык лакота, даю ссылку на краткое интервью с Биллом Железным Мокассином. В ролике он просто рассказывает немного о себе, о своём происхождении, о том, что родители прививали ему традиционные ценности. Прекрасная возможность послушать правильную, неспешную речь лакота из уст достойнейшего человека!

<a href="http://www.youtube.com/watch?v=Vo4XvmjssFI" target="_blank">http://www.youtube.com/watch?v=Vo4XvmjssFI</a>
Транскрипт и перевод ролика:

Hó, mitákuyepi! Hiŋháŋ Kipáŋpi emákiyapi. Thíthuŋwaŋ Lakhóta hemáčha. Okášpe mitháwa he Oóhenuŋpa, etáŋhaŋ wahí. Na lé Sisíthuŋwaŋ makhóčhe waníyetu wikčémna sáŋm napčíuŋka sáŋm šákpe, opáwiŋǧe sáŋm šákpe eháŋ héčhiya wahí. Na heháŋtaŋ waŋná waníyetu wikčémna yámni él wičhópheya waúŋ. Owóglag mašípi. Eháŋni Lakhóta kiŋ tókhel úŋpi hená oóyag mašípi, tókhel owákaȟniǧa héčhe. Imáčhaǧe eháŋ waŋná waníyetu wikčémna šaglóǧaŋ sáŋm záptaŋ. Hé waŋná, imáčhaǧe eháŋ atéwaye húŋku atkúku hená naháŋȟči niúŋpi. Na hená íŋš eháŋni wičháša héčhapi. Eháŋni úŋpi hél otháphapi nakúŋ wičhóȟ’aŋ hená héčhena gluhá mánipi. Čha hená éčha uŋspémakhiyapi, héčhel imáčhaǧe. Čha hená wičhóiye hená héčhel úŋpi kiŋ hená nakúŋ owákaȟniǧa čhaŋkhé oyág mašípi čháŋ šna hé owákiyake. Eháŋni imáčhaǧe eháŋ, homákšila mačík’ala eháŋ takúŋl ipáweȟ ečhámuŋ, takúŋl wašté šni ečhámuŋ eháŋtaŋ iyóphemayapi: “Thakóža, tóhiŋni héčhuŋpi šni!” eyápi. Na takúŋl wašté ečhámuŋ eháŋtaŋ, líla mayáwaštepi: “Waŋ, hokšíla wašté!” eyápi. Čha hená héčhel makhúwapi, čhaŋkhé nakúŋ hená taŋyáŋ slolwáye. Na hé nakúŋ táku waŋží táku uŋspémakiyapi hé waóholapi. Tháŋka hená ohówičhala. Tóhiŋni hená šikšíča él ówapha kte šni, eyápi. Ótakuye thewíčhaȟila kte. Čha hená nakúŋ imáčhaǧe.
О, мои родственники! Меня зовут Кричащие Совы. Я – тетон-лакота. Мой народ – оохенунпа, оттуда я родом. А в эти земли сиссетонов я приехал в шестидесятых годах. С тех пор я живу с ними, вот уж тридцать лет. Меня попросили рассказать. Попросили рассказать о том, как лакота жили раньше, что я знаю об этом. Мне теперь уже восемьдесят пять лет. Так вот, когда я рос, родители моего отца были ещё живы. Они были людьми традиционных воззрений. Придерживались старинного образа жизни, тщательно соблюдали обычаи. Они-то меня и воспитали, так я и вырос. Я теперь понимаю их слова, и когда меня просят рассказать об этом, я рассказываю. Когда я рос, когда был маленьким мальчиком, если я делал что-то нарочно, что-то плохое, что меня поучали: «Внук, так никогда не поступают!» А если я делал что-то хорошее, меня всегда хвалили: «Ох, хороший мальчик!» Так со мной обращались, и я теперь хорошо знаю это. И ещё одно из того, чему меня научили – уважение. Уважай старших. Никогда не участвуй в плохих делах, так говорили. Родственников следует любить. Вот так я вырос.


Жаль, что только начало монолога на ютуб выложили...



А в следующем ролике можно услышать образец быстрой речи, официального обращения вождя Арвола Смотрящего Коня (известнейшая личность, хранитель священной трубки Белого Телёнка):

<a href="http://www.youtube.com/watch?v=JyTX4lbqXt4" target="_blank">http://www.youtube.com/watch?v=JyTX4lbqXt4</a>
Wenn ich "Lingvoforum" höre ... entsichere ich meinen Browning!

Offline Leo

  • Posts: 26866
« Reply #107on: June 18, 2011, 16:06 »
Внимательно просмотрел весь раздел "Прочие языки", но не обнаружил никаких следов языковой семьи сиу. Спешу исправить это досадное упущение  :)
Вот тут немножко :) Язык в песне Nightwish

Offline Iyeska

  • Moderator
  • *
  • Posts: 7237
« Reply #108on: June 18, 2011, 19:24 »
Язык в песне Найтвиш - безграмотнейшая галиматья! Кто-то пытался перевести текст с английского на лакота со словариком в руках, без какого-либо знания грамматики. В результате - полная бессмыслица, "моя твоя не понимай"...
Wenn ich "Lingvoforum" höre ... entsichere ich meinen Browning!

« Reply #109on: June 20, 2011, 04:25 »
Дабы не быть уличённым в лакотоцентризме, выкладываю сказку на языке накота (ассинибойн)  :yes:
Материал редкий, даже уникальный. Записей фольклора ассинибойнов на их языке не так уж много, а на русский переведено и того меньше. Данный чудный образчик содран мною из гуглекниги, находящейся вот здесь:
http://books.google.ru/books?id=xrTEToBnIWwC&pg=PA185&lpg=PA185&dq=ceyaka&source=web&ots=I1Yu1hED-z&sig=8tERvpZ2Jnl-YlifiOgRRGe29Wc&hl=ru&sa=X&oi=book_result&resnum=7&ct=result#v=onepage&q=ceyaka&f=false
Там дедушка долго рассказывает эту сказочку. Прилагается видео и аудио диск. Ну, такие заморочки, как язык жестов мне не особо интересны, а вот сказочку я перевёл в современную орфографию, проставив все ударения и придыхания, и перевёл с ассинибойна.
Они там настолько долго живут с алгонкинами, что сюжет один в один заимствован из фольклора чиппева или кри. Там тоже Висахкечахк лягушке месяцы подарил. У меня даже песенка попсовая на диалекте солто имеется об этом :yes: А ассинибойнский Инктоми - местный вариант широко известного у лакота и дакота Иктоми, героя мифов и сказок, паука-обманщика. Словом, сказку в студию:

Iŋktómi, thabéȟ’ana mnogédu káǧabi
Инктоми и лягушка создают лето

Maŋkhóčhe Hokšína wóknaga
Рассказал Манкоче Хокшина (Парень Страны, James Earthboy)

Waŋná-á-á-gaš wiŋčhášta dáguni maŋkhá agán úŋbi šiŋ. Iŋktóm iŋšnána nén úŋga. Maštá mnogédu né dóhaŋni inážiŋ šiŋ. Wá íŋš dáguni šiŋga. Eéčh wókčaŋ yaŋgága: “Né wašté šiŋčh!” eyága. “Éyaš nína kháta! Haŋgé íŋš osní úŋkš wašté ktačh!” eyága.
Давны-ы-ы-м давно не было на земле людей. Инктоми здесь жил в одиночестве. Летнее тепло никогда не прекращалось. А снега не было вовсе. И вот он сидел, задумавшись: «Это ведь нехорошо!», сказал он. «Ведь очень жарко! Было бы хорошо, если бы половина была холодная!»

Žéčhen páŋga: “Dágu wamákhaškaŋ théhaŋn yaúŋpi né ú po!” eyága. “Naŋgúŋ dágu giŋyáŋ yaúŋbi né íŋš iyúhana ú po!” eyága. “Néna wóuŋknagabi ktačh,” eyága. “Dágu waŋží uŋknúštaŋbi wačhíŋgačh,” eyága.
И тогда он закричал: «Вы, животные, что живёте далеко, придите сюда!», сказал он. «И вы, что летаете, тоже все приходите!», сказал. «Здесь мы поговорим,» сказал он. «Нам необходимо остановиться на чём-то одном,» сказал.

Žé’eč awíŋčhagiphe yaŋgága. Žé-é-é’eč dagún owá waŋžíkžina híbi, gán yaŋgá. Dágu íŋš giŋyáŋ úŋbi iyúha íŋš iyáhaŋbiga. Tháŋ-áŋ-áŋ-ga miméya gákhita yaŋgábiga. Žé íŋš Iŋktómi nážiŋga: “Suŋgábina!” wíŋčhagiyaga, “né áŋba né dágu waŋží uŋknúštaŋbi wačhíŋgačh,” eyága. “Áŋba osní maŋkhóčhe úŋbi én waštéyaginabičh,” eyága. “Áŋba íŋš maštá maŋkhóčhe én yaúŋbi én waštéyaginabičh. Dukhá žéčhen dukté šiŋčh,” eyága. “Čhogáŋngaŋn tukháš,” eyága, “čhogám osní-osníŋ ktačh. Haŋgé íŋš akhé khátiŋ ktačh,” eyága. “Né haŋwí né akhénuŋbačh,” eyága. “Žé dóna osníŋ kte omíyečinagabi kta,” ečíyaga. “Dóna íŋš haŋwí khátiŋ kta omíyečinagabi ktačh,” eyága.
И вот он сидел в ожидании их. И во-о-о-т все стали подходить по одному туда, где он сидел. Все, кто летает, также спустились туда. Больши-и-и-м кругом они там расселись. И тут встал Инктоми: «Братишки!», сказал он им, «сегодня нам нужно остановиться на чём-то одном,» сказал он. «Те, что живут в землях холодного дня, вы счастливы там,» сказал он. «И те, что живут в землях тёплого дня, вы счастливы там. Но так нигде не бывает,» сказал он. «А будет пополам,» сказал он, «половина будет холодная-холодная. А другая половина будет всё же жаркая,» сказал он. «Этих месяцев двенадцать,» сказал он. «А сколько будет холодных, вы мне скажете,» сказал он. «И сколько жарких будет, вы мне скажете,» сказал.

É-é-’éč dágu wamáŋkhaškaŋ gán, giŋyáŋ úŋbi né íŋš. “Misúŋga, haŋwí ženáŋge štén maštáčh, haŋwí dóna íŋš osníŋ ktačh,” eyága. Áŋba osní maŋkhóčhe éčhi úŋbi éčhi waníyetu é thé-é-éhaŋ čhíŋgabiga, eyága. Žeháŋ áŋba maštá maŋkhóčhe én úŋbi žé ‛Hiyá’ iyábiga. “Žéčhedu štén, dóna maštá maŋkhóčhe ektá uŋk’úŋbi én nodíŋuŋt’abi ktačh!” eyábiga. Žéčhen akhíniŋǰabiga.
Так во-о-от, все животные, и те, что летают, там тоже были. «Братишки мои, сколько будет тёплых месяцев, столько будет и холодных месяцев,» сказал он. Те, что живут в землях холодного дня, хотели, чтобы зима была до-о-о-лгой. А те, что жили в землях тёплого дня, говорили ‘Нет’. «Если будет так, то мы, что живём в тёплых землях, умрём от голода!» сказали они. И так они спорили.

Né Iŋktómi yaŋgé gakná, néna thabéȟ’ana waŋží yaŋgá thokhám.  “Mičína, dóna haŋwí iyúšna, nówa miyé mitháwa ktačh,” eyága. “Haŋwí iŋǰíiyúšna háŋda, wahóthuŋ háŋda, žén mnogédu ktačh.” Iŋktóm akhídaga: “Ó, dágeye šiŋ wo!” eyá. “Né nidáguni šiŋ, né abábi né anáwiŋčhaȟ’uŋ kta.”
Так Инктоми сидел среди них, а перед ним сидела одна лягушка. «Брат мой, когда будет семь месяцев, все они будут моими,» сказала она. «Когда наступит седьмой месяц, когда я заквакаю, тогда и будет лето.» Инктоми посмотрел на неё: «О, помолчи!» сказал он. «Ты ничтожество, я послушаю всех остальных.»

Žé’eč wamáŋkhaškaŋ na dágu giŋyáŋ úŋbi akhíniǰabiga. “Néčhedu štén,” eyága Iŋktómi, “dá-á-águniȟ uŋknúštaŋbi kte šiŋčh!” eyága. Šiná waŋžíȟ yuhá, thatháŋga há žéčhačh. Owá dókhiya nówa skuskúga. “Híŋ žé’eč ǰónaŋga, ǰónaŋgaȟ há iŋkhóyaga,” Iŋktómi žeyága. “Né šiná mitháwa né híŋ žé óda šiŋčh,” eyága, “haŋwí žé žénaŋga háŋda, mnogédu ktačh,” eyága.
И так животные и те, что летают, спорили. «Если так будет (продолжаться),» сказал Инктоми, «то ничего-о-о мы не решим!» У него было одеяло из бизоньей шкуры. Повсюду на ней были проплешины. «Волос на ней так мало, мало осталось от шкуры,» сказал он, «когда будет столько же месяцев, наступит лето,» сказал.

Naŋgá abá wamáŋkhaškaŋ čhéyaga: “Hiyá!” eyága. “Mičhína, žé híŋ žé há ódačh!” eyága. “Žeháŋga osní háŋda, abábi nówa nodíŋuŋt’abi ktačh!” eyága. “Mnogédu né’e háŋska, híŋk waníyedu né ptéčhena, uŋgíš wašté ktačh,” eyága. Žeyábi žéčhen. Osní maŋkhóčhe ektá dágu úŋbi, ‛Hiyá,’ eyága. “Žéčhe dukté šiŋ,” čhéyaga. “Osní haŋwí žé’e háŋska štéȟ daŋyáŋ ktačh,” eyága.
Тут некоторые животные стали плакать: «Нет!», говорили они. «Брат наш, ведь этих волос так много на шкуре!» говорили они. «Если столько времени будет холодно, все мы умрём от голода!» говорили. «А вот если лето будет длинным, а зима короткой, то нам будет хорошо,» говорили они. Так они говорили. Те, что живут в холодных землях, сказали ‛Нет’. «Так не пойдёт,» плакали они. «Вот если бы холодные месяцы были длинными, было бы хорошо,» сказали они.

Žéčhen akhé thabéȟ’ana né ‛Hiyá,’ eyá gayáčh. “Haŋwí iyúšna štén, mitháwa ktačh,” eyága. Žé’eč Iŋktómi žeyá gayá: “Dág-eyé šiŋ yaŋgá wo!” eyága. É-é-é-čhen akhé wamáŋkhaškaŋ na dágu giŋyáŋ úŋbi akhíniǰabiga.
И снова та лягушка сказала ‛Нет’, мол. «Когда наступит седьмой месяц, он будет моим,» сказала она. Тут уж Инктоми сказал: «Сиди молча!» сказал он. И та-а-ак снова животные и те, что летают, заспорили.

Iŋknúhaŋnaȟ akhé thabéȟ’ana né žeyága: “Haŋwí iyúšna háŋda, miyé mitháwa ktačh!” eyága. Iŋktóm akhídaga phaénaphaga gasúda iŋȟpáya. Thabéȟ’ana naŋbé né iyúšna bazó. (Смех) Iŋktóm akhídaga: “E-e-e, úŋnišige no, mayáktenačh!” eyága. “Haŋwí iyúšna čhič’ú ktačh,” eyága.
И вдруг снова эта лягушка сказала так: «Когда наступит седьмой месяц, он будет лично моим!» сказала она. Инктоми взглянул на неё, и отопнул, ударив ногой по голове. Лягушка же показала семь пальцев. (Смех) Инктоми посмотрел на неё: «Э-э-э, ты жалкая, а победила меня!» сказал он. «Отдам семь месяцев тебе,» сказал он.

Žéčhen naŋgá. Waȟpé dáguni šiŋ žedáŋhaŋ yawábi háŋda, haŋwí žé iyúšna háŋda, né thabéȟ’ana né hothúŋ háŋda, mnogédučh, žéčhedu húŋštačh.  (Смех)
Так и установилось. Если вы будете считать с того времени, как опали листья, то в седьмом месяце, когда заквакает лягушка, наступает лето, так-то вот говорят. (Смех)


P.S. Я так понял, что дедушка когда показывал растопыренную лягушачью лапку, все зрители смеялись. И в конце тоже :D С удовольствием отвечу на любые вопросы по грамматике текста!
Wenn ich "Lingvoforum" höre ... entsichere ich meinen Browning!

Offline rlode

  • Posts: 1438
« Reply #110on: June 20, 2011, 13:31 »
у меня еще вот такой вопрос. Насколько язык лакота богат лексически. Существует статистика, которая показывает сколько необходимо знать различных слов чтобы понимать к примеру 99% слов из текста. Для разных языков это число варьируется достаточно заметно. По вашей оценке сколько нужно знать слов (основ) чтобы понимать бОльшую часть фольклорных текстов? 5 000, 15 000, 30 000?

Offline Iyeska

  • Moderator
  • *
  • Posts: 7237
« Reply #111on: June 20, 2011, 15:12 »
Точно сказать не могу, статистикой никогда не интересовался специально :donno:
Единственное, что приходит на память, - высказывание H.W. Paige из работы Songs of the Teton Sioux:
"The Lakota language has a vocabulary of approximately 30,000 words, about the same number as in Old English. Over five hundred syllables are used to form words, some syllables appearing as separate words, such as wa (snow) and wi (sun)."
Оценок своих, подсчитывающих количество необходимых для понимания фольклора слов, я никогда не делал, и едва ли этим займусь. Просто неинтересно :no: Когда я начинал изучать язык лакота, у меня не возникало вопросов вроде "сколько слов нужно поскорее выучить". Просто двигался планомерно вперёд, осваивал грамматику за грамматикой (их три у меня было). Лексику интересную в отдельную тетрадь выписывал, вместе с примерами употребления. Потом сразу стал тексты читать. Так и набралась она как-то сама собой.
Wenn ich "Lingvoforum" höre ... entsichere ich meinen Browning!

Offline lehoslav

  • Posts: 8874
« Reply #112on: June 20, 2011, 15:21 »
Offtop
Дабы не быть уличённым в лакотоцентризме, выкладываю сказку на языке накота (ассинибойн)  :yes:
Не боитесь что вас обвинят в накотском уклонизме? :uzhos:
Wenn mit mir und denn noch drey Personen es vorbey ist in unserem Dorf, alsdann wird wohl niemand recht wissen, wie ein Hund auf Wendisch genannt wirdt.

Offline Iyeska

  • Moderator
  • *
  • Posts: 7237
« Reply #113on: June 20, 2011, 15:24 »
Не учёл!  :-\ На свой страх и риск выкладываю! :D
Wenn ich "Lingvoforum" höre ... entsichere ich meinen Browning!

Offline rlode

  • Posts: 1438
« Reply #114on: June 20, 2011, 15:37 »
Понятно! А еще хотел спросить: еще кроме вас в России кто-нибудь знает язык лакота?

Offline Iyeska

  • Moderator
  • *
  • Posts: 7237
« Reply #115on: June 20, 2011, 16:16 »
Я, вроде, уже упоминал Константина Хмельницкого. Он очень хорошо знает лакота. Только мы не встречались никогда даже. Он в Москве живёт, я в Питере. Как-то всё оказии не было... Кроме Кости ещё несколько человек занимаются самостоятельно, но без особых успехов, насколько я успел убедиться. Тексты, во всяком случае, никто точно не читает, кроме меня и Константина. Так что два человека на Россию получается, на каждую из двух столиц по специалисту :yes:
Wenn ich "Lingvoforum" höre ... entsichere ich meinen Browning!

« Reply #116on: June 20, 2011, 17:10 »
Рискуя быть окончательно уличённым в накотском уклонизме, выложу ещё один редкостный образчик фольклора ассинибойнов :yes:

Престранную сказку обнаружил у Лоуи (Robert H. Lowie. The Assiniboine. 265 – 266)! Представляю её вашему вниманию. Я её перетранскрибировал новым алфавитом (Улльриховским) и перевёл как можно более буквально, как и всегда, впрочем.
Так вот, Роберт Лоуи, как известно, занимался всё больше кроу, и ассинибойнов описал просто "заодно". Поэтому в его записях фольклора накота множество неточностей, случаев неправильного актуального членения. и пр. Так что текст буквально "возрождать" пришлось... Он весьма ценен хотя бы потому, что текстов на ассинибойн (накона) весьма и весьма мало, на что я уже сетовал. Жалкий текстик про красную лису, приведённый Эллой Делория в Dakota Grammar уже настолько всеми затаскан, что я лично без слёз на него смотреть больше не могу!  :'( Его даже Улльрих не удержался поместить на своём сайте в рубрике Assiniboine Texts...
В общем, выкладываю текстег:


Makhóčhe agán khoškábi iyúšna, waŋží pahá šáčh. Atkúgu húŋgu khó duwé snokkíyabi šiŋ huŋštá. Iyódiyegiya yaŋgábi. “Žéčhen dágu žeúŋčhabi kta he?” eyábi huŋštá. Žéčhen waŋží: “Makhóčhe žeúŋčhabi síčh!” eyá huŋštá. Ksábe eǰíyabi žéčhe eyá huŋštá: “Hiyá, makhóčhe ne t’é nakáeš, óksahe no!” heyá huŋštá. Akhé waŋží: “Íŋyaŋ žeúŋčhabi síčh!” “Hiyá, t’é nakáeš, iyúha mnéǰahe no!” Akhéš waŋží žeyá huŋštá: “Čháŋ tháŋga, nína tháŋga žeúŋčhabi síčh!” eyá huŋštá. “Hiyá, t’é nakáeš, ganúza háŋda gawáŋga no!” eyá huŋštá. Akhé waŋží žeyá huŋštá: “Miní žeúŋčhabi síčh!” eyá huŋštá. “Hiyá!” eyá huŋštá, “t’é naháeš, iyúhana oyáȟe no!” Akhé waŋží žeyá huŋštá: “Haŋhébi žeúŋčhabi síčh!” eyá huŋštá. “Hiyá!” eyá huŋštá, “haŋhébi ne t’é nakáeš, éstena ožáŋžaŋ no!” eyá huŋštá. Akhé waŋží eyá huŋštá: “Áŋba žeúŋčhabi síčh!” eyá huŋštá. “Hiyá, t’é nakáeš, haŋwí ne iŋsáŋye iyáya háŋda, a’ókpaza no!” Ksába žé žeyá huŋštá: “Hiyá, waŋgám ne thoyá yaŋgé ne t’é šiŋ nakáeš, ečhágen ní no. Ektá dágu yeȟyá yaŋgé ne waní no. Žeúŋčhabi kte no!” eyá huŋštá. “Okó žén uŋyáŋgabi kte no.” eyá huŋštá. Hó, žéčhen žéčhabi huŋštá. Žéčhen waŋží, ǰúsina žé, awíŋčhaya huŋštá. Ȟeȟágagana thoȟmíso tháwa ne okná waŋžíkšina awíŋčhaiŋ hiŋkná, iyúha wiŋčháyusoda. Híŋkna agí yámni éwiŋčhaknáŋga hiŋkná, čhogán iyé iyódaŋga huŋštá. Eháŋgeȟ iyéǰehaŋ. Ȟeȟágagana thoȟmíso čhogán íǰehaŋ yuksáksa, khún hiyúya huŋštá. Ȟeȟágagana ne k’ú huŋštá.

(Жили) на земле семь юношей, у одного была красная голова. Они не знали, кто были их мать и отец. Трудно им было жить. «Так кем же нам стать?», сказали они. Один сказал так: «Давайте станем землёй!» Тот, которого называли мудрым, сказал так: «Нет, ведь земля смертна, её топчут!» Тогда ещё один сказал: «Давайте станем камнями!» «Нет, ведь они смертны, все они разбиваются!» И снова один сказал так: «Давайте станем большими, очень большими деревьями!», так он сказал. «Нет, ведь они смертны, когда дует ветер, они падают!» И снова один сказал так: «Давайте станем водой!» «Нет!», сказал тот, «ведь она смертна, вся она высохнет!» Снова один сказал так: «Давайте станем ночью!» «Нет!», сказал тот, «ведь ночь смертна, вскоре светает!» Снова один сказал: «Давайте станем днём!» «Нет, ведь он смертен, когда солнце уходит, наступает тьма!» Тут мудрый сказал так: «Нет, ведь то синее (небо), что находится там, наверху, бессмертно, оно живёт вечно. То, что сияет там, будет жить. Давайте станем им!», сказал он. «Мы будем жить в том пространстве». Вот, такими они и стали. А затем один, маленький такой, забрал их. Паучьими верёвками он их по одному поймал, всех собрал. Затем тринадцать из них разложил, посередине сел сам. Потом ушёл. Паучьи верёвки он посередине все порвал, вниз сбросил. Пауку их отдал.


Вот так. Почему голова красная?  :o Кто маленький их связал? Зачем потом верёвки пауку отдал?  :donno: Почему такая странная арифметика: семь + семь = тринадцать??? В общем, престранная сказочка...
Wenn ich "Lingvoforum" höre ... entsichere ich meinen Browning!

Offline Nevik Xukxo

  • Posts: 43504
« Reply #117on: June 20, 2011, 17:46 »
лакота, накота... как у господ сиусов со взаимопониманием?

Offline Iyeska

  • Moderator
  • *
  • Posts: 7237
« Reply #118on: June 20, 2011, 17:59 »
Нормально, в целом. Лакота и дакота практически полностью взаимопонимаемы. Ассинибойнов (накота, накона) понимают уже с затруднениями, если не было опыта общения, примерно как русские украинцев. А стоуни (накода) уже совершенно не понимают практически, примерно как русский и чешский они разошлись.
Wenn ich "Lingvoforum" höre ... entsichere ich meinen Browning!

Offline rlode

  • Posts: 1438
« Reply #119on: June 20, 2011, 18:08 »
Я, вроде, уже упоминал Константина Хмельницкого. Он очень хорошо знает лакота. Только мы не встречались никогда даже. Он в Москве живёт, я в Питере. Как-то всё оказии не было... Кроме Кости ещё несколько человек занимаются самостоятельно, но без особых успехов, насколько я успел убедиться. Тексты, во всяком случае, никто точно не читает, кроме меня и Константина. Так что два человека на Россию получается, на каждую из двух столиц по специалисту :yes:
Я кажется встречал какие-то русскоязычные материалы по лакота в интернете за авторством некого Константина. (фамилию не помню). Это видимо, он как раз и есть.
Судя по сайту http://lakotadictionary.org наших соотечественников среди интересующихся этим языком немало. Но вообще среди пользователей там, как мне показалось, выходцы из Западной Европы. Любят там редкие языки ;)

Offline Nevik Xukxo

  • Posts: 43504
« Reply #120on: June 20, 2011, 18:14 »
А стоуни (накода) уже совершенно не понимают практически, примерно как русский и чешский они разошлись.
А остальные языки, не "лакотоидные", в этой семье ещё дальше? ::)

Offline Iyeska

  • Moderator
  • *
  • Posts: 7237
« Reply #121on: June 20, 2011, 18:16 »
Я кажется встречал какие-то русскоязычные материалы по лакота в интернете за авторством некого Константина. (фамилию не помню). Это видимо, он как раз и есть.
Судя по сайту http://lakotadictionary.org наших соотечественников среди интересующихся этим языком немало. Но вообще среди пользователей там, как мне показалось, выходцы из Западной Европы. Любят там редкие языки ;)
Да, это он и есть! Константин раньше выкладывал некоторые свои наработки.
А на сайте словаря крайне разношёрстная публика собралась, в основном западноевропейские "искатели смысла жизни путём приобщения к индейской духовности"... Из наших соотечественников активность там проявляет лишь Константин, состоящий, кстати, в администрации сайта. Остальные просто "на огонёк" заскочили, такое впечатление сложилось. Я почти не бываю там уже, как-то чё-то...

А остальные языки, не "лакотоидные", в этой семье ещё дальше? ::)
Разумеется! Весьма даже далеко. Взаимонепонимаемы они все. Я вообще имел в виду лишь конгломерат "лакота-дакота-накота", когда создавал эту тему. Дабы избежать всяческого рода двусмысленности, недопонимания, привожу схему:

Сиуанские языки (сиу-катавба):
1. катавба: †воккон, †катавба (катоба)
2. собственно сиу:
2.1. центральные:
2.1.1. мандан (нуэтаре)
2.1.2. языки долины Миссиссипи:
2.1.2.1. дакотские: дакота (санти, сиссетон, янктон-янктонаи), лакота (тетон), ассинибойн (накота, накона), стоуни (накода, исга иаби)
2.1.2.2. дегиха: †квапо (куапо, арканзас), оседж (важажа), канза, омаха-понка
2.1.2.3. чивере-виннебаго: чивере (айова-ото-миссури), виннебаго (хочанк)
2.2. языки долины Миссури: кроу (апсароке), хидаца (хидатса, минитари)
2.3. юго-восточные (Огайо):
2.3.1. †тутело, †сапони, †монитон (монакан), †окканичи
2.3.2. билокси-офо: †билокси, †офо (офогула)

Wenn ich "Lingvoforum" höre ... entsichere ich meinen Browning!

Offline Damaskin

  • Posts: 11720
« Reply #122on: June 20, 2011, 18:43 »
Кроме Кости ещё несколько человек занимаются самостоятельно, но без особых успехов, насколько я успел убедиться. Тексты, во всяком случае, никто точно не читает, кроме меня и Константина.
А в чем сложность с чтением текстов? Вот понимать лакота на слух - да, этому научиться, ИМХО, проблематично.
La memoria no acuña su moneda

Offline Iyeska

  • Moderator
  • *
  • Posts: 7237
« Reply #123on: June 20, 2011, 19:13 »
В чём? Да во всём! Чтобы читать фольклорные тексты лакота, как и любого другого индейского народа, нужно изучить совершенно чуждый "культурный контекст", помимо хорошего знания грамматики. Мифологическое сознание, понимаете ли. Это индоевропейские языки можно, худо-бедно, со словариком и грамматикой на коленях читать. Тут такое не прокатит :no: Я уж не говорю о том, что сама структура языка, да и вся лексика настолько отличаются от всего привычного, что приходится осваивать всё с нуля. Тут мне люди на финский жаловались, что все слова незнакомые, интернационализмов практически нет, что уж говорить о лакота... В общем, вникнуть реально, конечно, но времени уходит значительно больше, чем на большинство привычных языков близких нам в культурном отношении народов.
Wenn ich "Lingvoforum" höre ... entsichere ich meinen Browning!

« Reply #124on: June 20, 2011, 19:32 »
В качестве иллюстрации "мифологического сознания" лакота приведу сказочку про детишек и злую старуху! У меня лично подобные сказки лакота вызывали поначалу отвал башки :D Сейчас как-то попривык чутка, поначитался.
Итак, выкладываю сказку лакота из коллекции Бушоттера в своём буквальном переводе. Перевод выполнен как можно более близко к тексту, прошу не пенять на некоторую "странночитаемость" ;)

Wanákaš héčheš wakháŋyeža tóna išnála thípi škhe, yuŋkháŋ winúȟčala waŋ él ikhíyela thí, yuŋkháŋ hé toháŋl hokšíla naíŋš wičhíŋčala kiŋ waŋží tháŋka čháŋnašna heyá, kéyapi: “Thakóža, waná akhé waŋžíȟčiŋ čhupé nitháŋkapi he?” eyá, čhaŋ waŋží: “Tó, uŋčí”, eyá čhaŋ winúȟčala kiŋ heyá škhe: “Hinúŋ, hinúŋ, úŋšika mithákoža, waná akhé waŋží waglútela kta huŋšé,” eyíŋ na wáŋčag ektá hí na thípi kiŋ itháŋkal inážiŋ na heyá škhe: “Hó, thakóža, hináphapi! Na ziŋtkála lúta kiŋ héčha waŋží gloúpi. Na nitháwapi kiŋ iyótaŋ lúta háŋtaŋhaŋš čhaŋȟpí uŋ mayákat’api kte,” eyáya nážiŋ škhe.
Yuŋkháŋ hokšíla na wičhíŋčala khó oyás’iŋ ziŋtkála lúta waŋ él ahíglepi, tkhá winúȟčala tháwa kiŋ iyótaŋ wašté, čhaŋkhé hokšíla thokápha kiŋ čhéya úŋ k’éyaš, winúȟčala phasú-tháŋka kiŋ leyá škhe: “Hiyú, thakóža, waná čhupé nitháŋka čha čhiglútiŋ kte,” eyíŋ na wáŋčag kté na thebyá škhe. Hečhúŋhiŋ na waná eháke toblála ihéwičhaya.
Yuŋkháŋ Iktó él wičhahí na heyá škhe: “Huŋhé, huŋhé, misúŋ thaŋkší khó iyéwičhawakiye lo!” eyáya thíl hiyú škhe. Na wíwičhayuŋǧa yuŋkháŋ waŋží heyá škhe: “Čhiyé, winúȟčala waŋ táku očháže oyás’iŋ lél ahí naŋšná tháwa kiŋ iyótaŋ wašté čhaŋ úŋ ktépila kéyiŋ naŋšná tukté waŋží uŋtháŋkapi čháŋ theb’úŋyaŋpe lo,” eyá khe. Yuŋkháŋ Iktómi heyé: “Híŋyaŋka po, misúŋ, toháŋl akhé ú kiŋháŋ, míš eyá wakté kte lo!” eyíŋ na: “Ečhíŋ akhé hóuye čiŋhaŋ tókhel eyéčhišípi kiŋ ečhél eyá po,” ewíčhakhiya. Yuŋkháŋ íthehaŋȟče č’uŋhaŋ akhé tuwá théhaŋtaŋhaŋ páŋ hóuyiŋ na heyé: “Thakóža, waná akhé waŋžíȟčiŋ čhupé nitháŋkapi he?” eyá, yuŋkháŋ Iktó: “Hiyá, eyá po!” eyá, čhaŋkhé waŋží ináphiŋ na: “Hiyá! Uŋčí, naháŋȟčiŋ waŋžíni uŋtháŋkapi šni yeló,” eyá, yuŋkháŋ winúȟčala kiŋ heyé: “Hinúŋ, hinúŋ, úŋšika, ečhíŋ waú kiŋháŋ, čhápa híŋ okáǧe záptaŋ awíčhawau kte,” eyé. “Šá, na thó, zí, sápa, ská, lenákeča awíčhawau kte,” eyá, yuŋkháŋ hokšíla kiŋ heyápi: “Hówo, uŋčí, tókša uŋkíš eyá etáŋ owíčhuŋlepi na wičhúŋgloupi kte lo.”
Ho héčheš waná Iktómi kiŋ wakpálata í, na čhabóthi waŋ akáŋl inážiŋ na nabúbu na heyé: “Hû! Hû! Hû! Hû!” eyáya, yuŋkháŋ čhápa okáȟ-thókeča oyás’iŋ naúŋk’uŋk iyáyapi. Čhaŋkhé okáȟ-záptaŋ iyótaŋ waštéštepiȟče čiŋ hená iyúha iwíčhaču na awíčhagli na heyé: “Hó, akhé ečhíŋ winúȟčala kiŋ páŋ eháŋtaŋhaŋš ‘Tó, waná, uŋčí, ú wo, waná waŋží čhupé uŋtháŋkape lo,’ eyá yo,” eyé. Yuŋkháŋ waná akhé winúȟčala kiŋ páŋ hóuyiŋ na heyé: “Thakóža, waná akhé waŋžíȟčiŋ oyúl-niwáštepi he?” eyá, yuŋkháŋ heyápi, iyúha: “Tó!” eyápi, čhaŋkhé wáŋčag čhápa záptaŋ wičhák’iŋ, na úhiŋ na waná hihúŋni na heyé: “Hó, thakóža, čhápa kiŋ iyúha ničhíwaštéštepi eháŋtaŋhaŋš, mayáktepi kte,” eyé. Na waná čhápa híŋtho waŋ mánikhiya, tkháš hokšíla kiŋ íš eyá waŋží ikhápheya wašté čha él hiyúyapi. Yuŋkháŋ winúȟčala kiŋ: “Hinúŋ, hinúŋ,” eyé. Akhé waŋží šašá čha hiyúya, tkháš íš eyá waŋží iyótaŋ lúteȟče čiŋ héčha waŋ él hiyúyapi. Na akhé ská waŋ él hiyúya, tkháš íš wá iyéčhel ská waŋ úŋ kaphápi. Na akhéš sápa waŋ él hiyúya, tkháš íš akhé iyótaŋ sápa waŋ, mní akáštaŋpi s’e uŋ ktépila k’uŋhaŋ, waná winúȟčala kiŋ líla čhaŋtíyapha na: “Waŋná maktépi kte lé!” ečhíŋ, na ehákeȟčiŋ zí waŋ hiyúya, tkháš íš eyá akhé iyótaŋ šá-s’e-zí waŋ él hiyúyapi, na héčheš wáŋčag íyakiš’api. Na winúȟčala kiŋ pakíŋkiŋ s’e iȟát’a íŋyaŋka, tkháš ečhél kabú íŋyaŋkapi, na siyéte khó kič’úŋpi k’éyaš, héhaŋ nat’ápi šni. Héčhena winúȟčala kiŋ iȟát’a íŋyaŋke. Ȟčeháŋl Iktómi wak’íŋ él égna ináȟma yuŋkáhe č’uŋ nážiŋ hiyáyiŋ na “Hówo, hówo, hówo! Uŋčí waná niyáyapi kiló! Kté po! Kté po!” eyá anátaŋ, na líla waŋkál yeíč’iyiŋ na thahú akáŋl naȟtág wačhíŋ k’éyaš, nagnáyaŋ yeyíŋ na ithókab kanás’iŋyela gliȟpáya, čha iyúha iȟát’api. Na kaábeya paǧé glús kačhékčhek hiyáyapi, na ečhél waná khúŋšitkupi k’uŋ thíkhihúŋni kta háŋl Iktó eháŋ í na nat’íŋ na ečhél thí kiŋ átaya iháŋgyapi, na táku yuhá kiŋ khó. Lél ohúŋkakaŋ kiŋ lé iháŋke.


Итак, жили одиноко несколько ребятишек, а рядом с ними жила старуха, и когда какой-нибудь  мальчик или девочка становился большим, тогда она, как рассказывают, говорила: «Внуки мои, теперь снова хоть у одного из вас много костного мозга?», говорила она, и тогда один говорил: «Да, бабушка», говорил он, а старуха говорила: «Хинун, хинун¹, бедные мои внучата, теперь-то я снова одного своего скушаю!», говорила она, и сразу же шла туда и, встав около типи, говорила так: Ну, внучата, выходите! И принесите одну из ваших алых птичек. И если ваша окажется самой алой, то вы убьëте меня дубинкой,» так говоря, она стояла.
И тогда все мальчики и девочки выносили туда по алой птичке, но старухина была самая красивая, и тогда, хотя старший мальчик плакал, эта большеносая старуха говорила так: «Иди, внучок, сейчас я съем тебя, ведь у тебя много костного мозга!», говорила она, и сразу убивала его и съедала. Так она поступала, и вот, в конце-концов она оставила лишь четверых.
И тогда к ним пришëл Иктоми и так сказал: «Хунхэ, хунхэ, я нашëл моих братцев и сестрëнок!» Говоря так, он вошëл в типи. И он расспросил их, и один сказал: «Чие², одна старуха приносит сюда разнообразные вещи, и поскольку то, чем она обладает, самое лучшее, она говорит, что с помощью этого выиграла у нас, и тогда того из нас, кто побольше, она съедает», сказал он. А Иктоми сказал: «Подождите, братишки, если она снова придëт, тогда я тоже еë убью!» сказал он, и ещë он им сказал: «Когда она снова позовëт, скажите ей так, как я вам велю». И вот, когда прошло много времени, снова кто-то закричал издалека, говоря так: «Внучата, сейчас опять хоть у одного из вас много костного мозга?», сказала она, а Икто сказал: «Нет, скажите ей», и один (из детей) вышел и сказал: «Нет! Бабушка, ещë ни один из нас не вырос», а старуха сказала так: «Хинун, хинун, бедняжки, потом, когда я приду, я принесу им пять видов бобров», сказала она. «Красного и синего, жëлтого, чëрного, белого, вот сколько я им принесу», сказала она, а мальчики сказали так: «Ладно, бабушка, тогда мы тоже немного поищем их и принесëм своих».
Ну вот, теперь Иктоми пошëл к ручью, и встал на бобровую хатку, и забарабанил по ней ногами, и сказал так: «Хууу! Хууу! Хууу! Хууу!», говорил он, и все бобры различных видов стремглав выскочили. Тогда все пять видов, которые были наиболее красивы, он взял и принëс их домой, и так сказал: «Ну, если старуха снова закричит, скажите ей: Да, теперь, бабушка, иди сюда, теперь у одного из нас много костного мозга», сказал он. И вот, теперь старуха снова закричала и сказала так: «Внучата, теперь снова хоть один из вас вкусен?», сказала она, а они все сказали так: «Да!» сказали они, и тогда сразу она взяла на спину пять бобров, пошла туда, теперь пришла и сказала так: «Ну, внучата, если все бобры у вас хороши, то вы меня убьëте», сказала она. И теперь она выпустила бобра с синим мехом, но мальчики тоже пустили туда одного, более красивого. И старуха сказала: «Хинун, хинун!». Снова она пустила одного, красного-красного, но они тоже пустили туда одного, самого ярко-алого. И снова она выпустила туда одного белого, но они победили еë с помощью белого, как снег. И снова она выпустила туда чëрного, но опять они побили еë самым чëрным, будто облитым водой, и теперь сердце у старухи сильно заколотилось, и она подумала: «Сейчас они меня убьют!», и наконец она выпустила жëлтого, но они тоже снова выпустили туда самого желто-красноватого, и тогда сразу же закричали на неë. И старуха побежала, сгибаясь от ужасного смеха, но они бежали за ней, колотя еë, и даже пятки они пускали в ход, но и так не могли еë запинать. Итак, старуха с хохотом бежала. Тогда-то Иктоми, лежавший в укрытии с ношей на спине³, сказал, вставая на ноги: «Ну же, ну же! Не дайте же теперь бабке уйти! Убейте еë! Убейте еë!». Он побежал за ней, подпрыгнул очень высоко, и хотел пнуть еë по шее, но промахнулся и упал перед ней, растянувшись, а все хохотали. И они разошлись во все стороны, держась за свои бока, раскачиваясь⁴, а их бабушка теперь уже почти добежала до дома, и тогда Иктоми подбежал и забил еë ногами, и тогда весь еë дом они уничтожили, и всë, что у неë было также. Здесь эта сказка кончается.

Примечания переводчика:
¹ Междометие женской речи, выражающее удивление.
² Старший брат.
³ Рассказчик в данном случае не объяснил, что за ноша была на спине у Иктоми, но обычно он носит за плечами короб, в котором лежит его собственный свёрнутый половой член, который слишком длинен, и мешает при ходьбе.
⁴ От смеха. Столь неуместный смех вполне обычен для мифов об Иктоми, где все участники часто ведут себя неадекватно.

Вот такая сказка-добряшка! :D
Wenn ich "Lingvoforum" höre ... entsichere ich meinen Browning!

 

With Quick-Reply you can write a post when viewing a topic without loading a new page. You can still use bulletin board code and smileys as you would in a normal post.

Note: this post will not display until it's been approved by a moderator.
Name: Email:
Verification:
Type the letters shown in the picture
Listen to the letters / Request another image
Type the letters shown in the picture:
√49 Напишите ответ строчными буквами:
«Сто одёжек, все без застёжек» — что это?: