Author Topic: Курилы  (Read 15335 times)

0 Members and 1 Guest are viewing this topic.

Offline Цитатель

  • Posts: 988
« Reply #50on: June 12, 2017, 16:26 »
лучшим кандидатом на роль охотского языка всегда считался нивхский

пикачу

  • Guest
« Reply #51on: September 11, 2017, 23:44 »
Айны на Камчатке и на Курилах относительно недавние выходцы с Хоккайдо. Айны вытеснили своих предшественников на Курилах - Охотскую культуру к 1500 или 1600 году.

Предполагается, что айнский натиск на север был вызван давлением на них японцев княжества Мацумаэ.

Вряд ли за такой короткий срок их диалект успел далеко отойти от хоккайдского

откуда тогда на Курилах вещи датируемые средним Дзёмоном? освоение айнами Курил началось задолго до складывания японского этноса, то есть, еще в период Дзёмон. что же касается так называемой Охотской культуры, то ее никогда и нигде не было, это фэйк, это просто одна из форм перехода от Дзёмона к историческим айнам.

Айны стали осваивать Курильские острова еще в середине периода Дзёмон.
(Тут надо отметить, что существующая распространенная рубрикация периода Дзёмон, на мой взгляд, отличается особенной бестолковостью:  хотя период Дзёмон начинается  около 14 тысячелетия до н.э. и заканчивается около середине первого тысячелетия до н.э., но период с 14-го до 4-го тысячелетия почему-то рассматривается как «начальный Дзёмон»; «средним Дзёмоном» называется вовсе не тот временной отрезок, который было бы логично обозначить как средний Дзёмон, то есть, не время с 10-го по 5-е тысячелетия до н.э, а время с 2500 до 1500 до н.э, которое куда логичнее относить уже к позднему Дзёмону. Такая кривая рубрикация временных отрезков не может не вносить путаницы. Поэтому я не следую этой классификации и поэтому в данном тексте средний Дзёмон – это промежуток времени с 10-го по 5-е тысячелетия до н.э. И, ответственно, период с 14-го по 10 тысячелетия до н.э. – это начальный Дзёмон, а с 5-го тысячелетия до н.э. по середину первого тысячелетия до н.э. – это поздний Дзёмон.)     

Так, например, стоянка Янкито-1 на Итурупе, датируется примерно 6980±50, 7030±130 до н.э. (Кнорозов Ю. В. Селения айнов на Итурупе (по материалам экспедиции 1989 г.) // Материалы полевых исследований. 1988 – 1989. СПб., 1992. С. 175 – 178.) или чуть более ранним временем: 7790 – 5840 гг. до н.э. (Прокофьев М. М. Керамика раннего дземона с Южных Курил // Краеведческий бюллетень. Южно-Сахалинск, 2003. № 1. С. 89 – 95).

Надо полагать, что Камчатки айны достигли, скорее всего, не позднее начала первого тысячелетия до нашей эры. Однако следует отметить, что в исторической науке распространено некое своеобразное поветрие считать, что айны пришли на Камчатку очень поздно, чуть ли не в 12 веке н.э.
Это не очень хорошо согласуется с фактами обнаружения на средних и северных Курильских островах керамики относящейся финальной стадии периода Дзёмон  (Gjesfjeld E. Hunter-gatherer pottery production, use and exchange in the remote Kuril Islands //  2013 SAA Annual Meetings – Honolulu, HI).  В данном тексте финальный Дзёмон – это период примерно 1500 – 300 до н.э. (датировки для основной Японии), на Хоккайдо и Курильских островах финальный Дзёмон продолжался знчаительно дольше, практически до исторического времени. Айны Северных Курильских островов еще в последней четверти 19 века на расспросы на вопросы о происхождении  каменных наконечников и керамики с уверенностью отвечали, что эти вещи производили их предки, и что совсем недавно они сами пользовались такими же (Акулов А.Ю. Закрытие вопроса о цорпок-куру, или еще раз о связях культуры айну с культурой Дзёмон // ИНБП № 12, 2008. С. 223 – 231).

Совершенно неверно считать, что айны появляются только в начале второго тысячелетия нашей эры, потому что айнами являлись еще дзёмонские люди (подробнее см. Акулов 2008).
Нужно отметить, что одним из факторов, которые препятствуют продвижению должного понимания в данном вопросе, является чрезмерная археологизация истории. В данном контексте археологизация означает, что данным археологии придается больший вес, чем они имеют на самом деле, в то время как данные других наук учитываются совершенно не достаточно или не учитываются вовсе. Следует очень хорошенько понимать, что археология на самом деле не является никакой «машиной времени», что она всего лишь одна из вспомогательных исторических дисциплин. Археологи не должны измышлять гипотезы, они должны быть как криминалисты, которые просто сообщают достоверно установленные  факты, а интерпретации – это уже прерогатива культурной антропологии.
Как следствие археологического перекоса наблюдается  тенденция «превращать» культуры археологические в культуры реальные (то есть, в те культуры, которые составляют основной предмет культурной антропологии ): предполагается что за каждой отдельной археологической культурой стоит отдельная этническая составляющая, мало связанная с предыдущей и последующей. И, таким образом, мы имеем совершенно фэйковые, сфабрикованные, не имеющие никакого реального наполнения культуры: Сацумон и Охотская.
На самом деле, археологические культуры грамотнее называть не культурами, а технокомплексами  (чтобы не было желания ассоциировать их с тем, что понимается под словом культура в бытовом смысле и в культурной антропологии). Далеко не каждый технокомплекс является культурой, или, иначе говоря, далеко не каждый технокомплекс предполагает  наличие своего отдельного этнического компонента. Так называемые Сацумонский и Охотский технокомплексы (традиционно рассматриваеыме как отдельные культуры) на самом деле не являются отдельными культурами и не имеют своего собственного этнического наполнения. В охотское время (600 – 1000 н.э.) продолжаются практики культуры Дзёмон: продолжают появляться раковинные кучи, более того, в раковинных кучах, как и эпоху Дзёмон, осуществляются захоронения, и антропологический материал зачастую оказывается ближе к дзёмонскому, чем к тунгусо-маньчжурскому (Спеваковский А.Б. Раковинная куча Охотской культуры на острове Шикотан (к проблеме этнической истории Курильских островов) // Отару сё:ка дайгаку дзинбун кэнкю: 『小樽商科大学人文研究』(Гуманитарные исследования Университета Бизнеса в Отару). № 87, 1994. С. 142 – 165), хотя принято считать, что носителями, так называемой Охотской культуры, были древние тунгусо-маньчжуры или нивхи, то есть, монголоиды. Охотский, а равно и предшествующий ему Сацумонский технокомплексы, не являются никакими самостоятельными культурами, а есть не что иное, как продолжение и локальные варианты финальной стадии культуры Дзёмон. Безусловно, некоторое присутствие не айнского элемента имело место быть, но такое случалось и ранее. Примерно в 3 – 2 тысячелетии до н.э. на Японских островах появляются носители Y гаплогруппы O (Hammer M., Karafet T.M., Park H. Omoto K. Harihara S., Stoneking M., Horai S. Dual origins of the Japanese: common ground for hunter-gatherer and farmer Y chromosomes // Journal of Human Genetics. 2006 (51). С. 47 – 58)  предположительно говорившие на каких-то австронезийских или аустроазиатских языках, и от их появления культура Дзёмон не прекращается, сходный сценарий имеет место и в случае с так называемыими культурами Охотской и Сацумон. 
Вышеописанные досадные тенденции коренятся, главным образом, в отсутствии концептуального осмысления фактов и в совершенно японском узколобом классификационизме, когда за деревьями не видят и не желают видеть леса, и когда каждый отдельный локальный вариант рассматривается как нечто совершенно самостоятельное. Понятно, что уровень развития японская археологии и японской исторической науки в техническом плане зачастую поражает воображение, но российская историческая наука не должна некритически копировать японский опыт, потому что получится карго культ, если уже не получился.
Наивно думать, что если японцы все так красиво раскопали и задокументировали, то они и лучше всех сумеют все раскопанное интерпретировать.  Для того чтобы раскопать и задокументировать нужно всего лишь быть хорошим усидчивым исполнителем.  Для того чтобы осмысливать раскопанное в концептуальном плане, не просто описывать отдельные события, а уметь видеть тренды/тенденции, нужны несколько иные умения, которые в японском обществе не то чтобы не приветствуются, но не являются сильно распространенными: анализ и концептуальное осмысление исторических явлений не является сильной стороной японцев.
Кроме того, есть и другая причина – политическая: если признать, что айны и дзёмонские люди одно и то же, то тогда придется признать, что айны населяли некогда все Японские острова и оказали существенное влияние на формировавшийся японский этнос и японскую кульуру. А это входит в резкое противоречие с официальной японской государственнической мифологией, в соответствии с которой айны были только «диким северным племенем», но, кончено же, никак не могли влиять на японский этнос. Любые самые невероятные, самые нелепые гипотезы о происхождении каких-то элементов японской культуры будут поддержаны с большей охотой, если они не говорят о происхождении чего-то от айнов/от культуры Дзёмон.  Именно желанием отделить исторических айнов от дзёмонских людей можно объяснить создание и поддержание в исторической науке дискурса «культур» Сацумон и Охотской, которые на деле являются искусственно созданными «прокладками»/«буферными культурами».
Хотя рассмотренные выше методологические вопросы на первый взгляд как будто не имеют непосредственного отношения к теме настоящей статьи, но рассмотрение их важно для понимания исторических корней айнов, и Курильско-Камчатских айнов в частности, а также для прогресса в исторической науке, потому что если вопросы методологии не обсуждать, то прогресс в понимании едва ли будет возможен.

На Северных Курилах имеются топонимы образованные точно также как и на Южных.
Так, например, Кунашир – по-айнски оригинально Куннэ сир (в практической орфографии: Kunne sir) – «Черный остров»: kunne – «быть черным»  (Batchelor Jh. An Ainu-English-Japanese dictionary: (including A grammar of the Ainu language). Tokyo: Methodist publishing house; London, K. Paul, Trench, Trübner, co, 1905: 250), sir – «остров», «земля» (там же: 415). С моря остров Кунашир обычно выглядит черным из-за того, что покрыт хвойными лесами. Точно такой же формант sir с наращением mo «маленький» виден в топониме Парамушир, который оригинально выглядел как Пара мосир (в практической орфографии Para mo-sir) «Широкий остров», где para – «быть широким» (там же: 336).
Шикотан – оригинально  Си котан  (в практической орфографии Si kotan) – «Большой острво»: si – «истинный», «настоящий», «великий» (там же: 397), kotan – «поселение» «место» (там же: 245), вообще «населенное место». В малой Курильской гряде остров Шикотан действительно самый большой и самый удобный для того, чтобы основать на нем поселение. Точно такой же формант kotan виден в топониме Онекотан, который оригинально выглядел как Onne kotan «Старое обжитое место», где onne означает « старый» (там же: 316).
Все это говорит о том, что не было разницы между айнами Южных и Северных Курильских островов.
Интересно отметить, что топонимика айнского происхождения имеется также и на юге Камчатки. Так, например, Паратунка (в практической орфографии Paratunka) – название реки и поселка известного своими горячими ключами – композиция из следующих элементов: уже упомянутого выше элемента para – «быть широким», tun/tum – «пространство» (там же: 457), «внутри»/ «между» (Каяно 2005: 331), ka – «поверхность» (Batchelor 1905: 202). Долина реки представляет собой достаточно широкое ровное место, что, несомненно, привлекало внимание айнов, потому что широкие равнины достаточно редки в тех местностях, где жили/живут айны.
Другой пример – Лопатка – название самого южного мыса Камчатки – композиция следующих элементов:  ru  “путь” (там же: 380), o «направлять»/«управлять» (там же: 303), pa/pake «голова» (там же: 334), ka «поверхность» (там же: 202). Таким образом, можно предположить, что изначально называние звучало как Труопакка (в практической орфографии Truopakka) что можно перевести как «мыс показывающий путь».
Само название Камчатка также, похоже, является словом айнского происхождения, поскольку в нем в финальной позиции виден тот же компонент ka, что и в слове Лопатка. Топоним Камчатка состоит из следующих элементов: kam «простираться» (Каяно Сигэру 萱野茂 Айну го дзитэн 『アイヌ語辞典』(Словарь айнского языка). Токио: Сансэйдō, 2005: 198), cak «взрываться» (там же: 313) и уже знакомое ka. Таким образом Это говорит о том, что на Северных Курилах жили точно такие же айны, как и на Южных, то есть, Курильские и Камчатские айны составляют одну группу внутри айнской народности. При этом айны Южных Курил больше общались с айнами Хоккайдо, а айны Северных и Центральных Курил с айнами Камчатки.
Основным занятием их была охота на морского зверя: это следует, например, из того, что в курильско-камчатском диалекте кит называется рика (в практической орфографии rika), что означет буквально «жир», «жирное мясо», в то время как в диалектах Хоккайдо кит, в основном, называется хумпэ (в орфографии hum-pe), что означет «шумное существо» (hum – «шум», «звук», pe – «существо»/«вещь»); по этим названиям явственно видно практическо-утилитарное восприятие кита на Курильских островах и Камчатке, и, с другой стороны, по большей части, созерцательно-отстраненное восприятие кита айнами Хоккайдо.
На Камчатке айны оказали заметное влияние на ительменов. Так, например, духи гор и горячих ключей назывались гамулы/камулы (Володин А. П. Ительмены. СПб.: Дрофа, 2003: 56), это слово очень напоминает айнское слово камуй , и очень вероятно, что оно ительменское слово происходит от айнского (Акулов А.Ю. История языка айну // Краеведческий Бюллетень. № 3, 2005. С. 102 – 113).

После того как все Курильские острова по Петербургскому договору 1875 года были переданы Японии часть курильских айнов переселилась на Камчатку, а большая часть осталась на японской территории. Те айны, которые остались на Курильских островах, были переселены в резервацию на острове Шикотан, а затем вывезены на Хоккайдо, где они растворились среди собственно хоккайдоских айнов и японцев. О дальнейшей судьбе курильских айнов уехавших на Камчатку и собственно камчатских айнов ничего не известно, традиционно всегда считалось, что они растворились в массе местного населения, ассимилировались с так называемыми камчадалами.   

Offline Bhudh

  • Posts: 47767
  • aka 蝎
    • Сайты по языкознанию
« Reply #52on: September 12, 2017, 14:09 »
Кэп?‥
Пиши, что думаешь, но думай, что пишешь.
MONEŌ ERGŌ MANEŌ.
Waheeba dokin ʔebi naha.
«каждый пост в интернете имеет коэффициент бреда» © Невский чукчо

 

With Quick-Reply you can write a post when viewing a topic without loading a new page. You can still use bulletin board code and smileys as you would in a normal post.

Note: this post will not display until it's been approved by a moderator.
Name: Email:
Verification:
Type the letters shown in the picture
Listen to the letters / Request another image
Type the letters shown in the picture:
√49 Напишите ответ строчными буквами:
«Сто одёжек, все без застёжек» — что это?: